Сегодня - 16.12.2017
Архив
ТОП:
Елена Мордовина: Дети читают, и много читают, когда им это интересно, когда автор сумел их увлечь

Молодое киевское издательство «Каяла» порадовало любителей альтернативной литературы рядом новинок отечественного авторства. Редактор издательства, заместитель главного редактора журнала «Крещатик» Елена Мордовина рассказала читателям «Фразы» о состоянии дел в украинском книгоиздании, существующих проблемах и путях выхода на новый уровень.

— Издательству «Каяла» всего два года. Как появилась идея заняться книгоизданием, учитывая не самое благоприятное для этого время, и, главное, для чего всё это?

— Издательству всего два года, но количество выпущенных книг уже приближается к сотне. Согласитесь, для небольшого издательства, которое держится в основном на энтузиазме его основателей, очень приличные результаты. Идея витала в воздухе давно — поэт и переводчик Татьяна Ретивова со студенческих лет мечтала о создании такого издательства, которое публиковало бы интересных авторов: редких, скандальных, провокативных, непонятых, трудных для восприятия. Наряду с этим мы, конечно, издаем и то, что можно назвать массовой литературой, но это всегда нечто особенное.

Время решило все за нас. Когда Татьяна познакомилась с главным редактором журнала «Крещатик» Борисом Марковским, оказалось, что он одержим той же идеей. В итоге мысль об учреждении необычного издательства получила воплощение. Для чего? Для каждого из нас это является своеобразным способом самовыражения: кто-то одержим созданием необычных книг, кто-то — возможностью дать дорогу авторам, которых мало кто понимает и которым вряд ли удалось бы опубликоваться где-нибудь еще, кто-то пытается сохранить в памяти человечества замечательных, не оцененных по достоинству, но уже, к сожалению, пожилых авторов -- таких, как Борис Хазанов, Владимир Порудоминский, Марк Харитонов, пишущих невероятно прекрасную прозу, получавших в свое время престижные премии, но так и не опубликовавших многих своих произведений.

— Как издательство связано с журналом «Крещатик»?

— Связь с «Крещатиком» не заканчивается на истории создания «Каялы». Многие замечательные авторы перекочевали в издательство из нашего журнала. Кроме вышеперечисленных мэтров, это Юрий Холодов, Инна Иохвидович, Залман Шмейлин, Сергей Лазо, Каринэ Арутюнова, Александр Самарцев. Список можно продолжать.

— Некоторые удивились, узнав, что журнал ещё выходит: где его можно купить, какая периодичность, правда ли, что он печатается в РФ?

— Журнал выходит вот уже двадцать лет с периодичностью четыре раза в год. В этот юбилейный год мы даже учредили медаль и награждаем ею авторов и коллег-редакторов за многолетнее сотрудничество с «Крещатиком». Журнал действительно печатается в петербургском издательстве «Алетейя» — так исторически сложилось. Директора «Алетейи» Игоря Савкина мы тоже, кстати говоря, этой весной наградили юбилейной медалью.  Произошло это в Иерусалиме, на презентации, которую организовал главный редактор «Иерусалимского журнала» Игорь Бяльский. Приобрести журнал можно в магазинах «Алетейи» и — поскольку наши читатели живут в разных странах и на разных континентах — в интернет-магазине «Амазон», сотрудничество с которым, конечно же, в значительной мере облегчает ситуацию.

— Насколько сегодня трудно с изданием журнала? Насколько это рентабельно?

— С изданием журнала всегда было непросто, поскольку журнал существует исключительно на деньги его создателей. С одной стороны, это делает нас во всех отношениях независимыми, с другой — мы всегда должны так организовывать свою работу, чтобы была возможность финансировать журнал. Рентабельность и современный литературный журнал — две вещи несовместные. Это было понятно изначально. В доинтернетовскую эпоху журналы читали массово, действительно читали, чтобы ознакомиться с литературными новинками, чтобы иметь в руках роман, который невозможно было приобрести в виде книги.

Я помню то неимоверное количество журналов, которое было в шкафу у моего дедушки — простого школьного учителя: «Октябрь», «Знамя», «Роман-газета»... Все они были разложены по годам выпуска, и, заглянув в последний номер, где публиковали содержание всех номеров, выпущенных за год, ты мог быстро найти нужное произведение. Сейчас все это можно легко проделывать в Интернете. Шкафы с литературными журналами растворились в прошлом. Тогда как многие редакции находятся еще на стадии шока и отрицания, мы эту утрату уже признали и ищем новые пути взаимодействия с читателем.

— У нас в стране вообще появляются новые литературные журналы?

— Да, постоянно кто-то показывает новые издания. Обычно первые несколько номеров выходят довольно активно, потом чаще всего энтузиазм угасает, и журнал как-то незаметно исчезает из поля зрения. Помню, пару лет назад в руки попал пафосный «Литературный журнал» — глянцевый, сияющий, каждая из публикаций обильно проиллюстрирована фотографиями. Чувствовалось, что много сил вложили. Авторы тоже были известные — Фридлянд, Подеревянский. Конечно, это удивило тогда. Хотелось пожелать этому журналу подольше продержаться на плаву. Но увы...

Так что надеемся, что литературный альманах «Новый Гильгамеш», первый номер которого вышел в нашем издательстве в прошлом году, не постигнет эта участь и он продержится как минимум столько, сколько уже существует «Крещатик». У меня есть все основания считать, что у его учредителя и главного редактора Андрея Гущина хватит и сил, и терпения, чтобы продолжать ежегодную работу над этим альманахом.

— Сегодня украинские книгоиздатели общаются с российскими? Сильно ли изменились отношения?

— Мне сложно об этом судить. Общение всегда происходит на личном уровне. Тот факт, что какой-то человек является автором, редактором или издателем — это не более чем естественный расклад. Есть какие-то внутрицеховые орбиты, по которым вращаешься и которые меняются в зависимости от разных обстоятельств, в том числе и политических.

— Российские книги сегодня в Украине «под санкциями» и продаются в 2-3 раза дороже, чем в Москве. Ситуацию можно изменить?

— «Никогда так не было, чтобы никак не было», — говорил в подобных обстоятельствах Швейк. На смену одной ситуации приходит другая. Многие книги издаются и переиздаются теперь здесь. Тот хороший зарубежный нон-фикш, который раньше завозился из России, теперь массово издается здесь в украинских переводах. Где-то ситуация провисает, а где-то появляются новые неожиданные плюсы. Ну а где-то ситуацию надо принимать такой, как есть. Согласитесь, необходимость покупать некоторые книги по завышенной цене — не самое страшное последствие этой адской и безумной во всех отношениях войны.

— Готовы ли сегодня, после запрета российской литературы, украинские издатели покрыть дефицит хотя бы частично, например, в плане переводов иностранных авторов?

— Здесь ответ однозначный: не готовы. Чтобы качественно перевести один серьезный объемный роман, переводчику нужно трудиться как минимум год. Я не представляю, например, сколько по времени нужно было работать над переводом «Благоволительниц» Литтелла. Вряд ли многие наши издательства могут взять на себя финансовое обеспечение труда переводчиков такого плана литературы. Да, есть романы, которые можно перевести гугл-переводчиком, а затем отредактировать поверху — и они от этого нисколько не пострадают. Но мы говорим о большой литературе. И если издательство еще сможет финансировать перевод такой книги на украинский, вряд ли оно будет тратить силы еще и на русский перевод. Да, выходят переводы интересных романов на русский в том же «КСД», но это скорее исключение. С поэзией полегче — тут существует больше грантовых программ. И вообще, многие поэты занимаются переводом в свободное время, даже не требуя гонораров.

— В Украине сегодня издают российских авторов?

— Да, иногда встречается такое. Но это, мне кажется, не является самоцелью — издавать российских авторов. К нам в редакционную почту, например, стучатся многие интересные писатели, и если текст достойный, меньше всего мы интересуемся гражданством и происхождением автора. У каждого свои причины на то, чтобы публиковаться в Украине. Александр Самарцев, пару лет назад переехавший в Киев из Москвы, принципиально не желает издаваться в России. Это его позиция. Оскар Риманец был привлечен возможностью издать свой необычный роман, полный странных историй и театральной мистики, в интересном новом издательстве. Роман «Два Ивана» удивительного Марка Харитонова, уроженца Житомира, всю сознательную жизнь прожившего в Москве, между прочим, первого лауреата «Русского Букера», не печатали в России. Мы издали этот роман в прошлом году и ни на минуту не пожалели об этом.

— Продаются ли украинские книги в РФ, в том числе «Каялы»?

— Насколько я знаю, какие-то маленькие магазинчики в РФ берут украинские книги, но исключительно по частной инициативе. Наше издательство этот вопрос мало интересует. У нас обширная сеть продаж по территории всей Украины, а в любой другой стране наши книги можно приобрести на «Амазоне», или же электронную версию — на «Лулу».

— Какие проекты готовит издательство?

— Мы запланировали выход нескольких интереснейших книг, подготовку которых пока держим в тайне. Предпочитаем все же публиковать украинских авторов. Помимо этого традиционно много эмигрантов, живущих в США и Западной Европе. Иностранных авторов тоже активно привлекаем. В этом году издали сборник стихов «До потопа» известной английской поэтессы, лауреата множества британских и международных премий Фионы Сэмпсон.

Книгу перевела Татьяна Ретивова. Сейчас она занимается переводом текстов кубинского поэта Хозе Козера. Кроме того, сборник современного американского поэта Джона Хая переводит для нас Ольга Брагина. Планируем издание интересной исследовательской литературы. К очередному Львовскому форуму готовим великолепную книгу Леонида Кауфмана об Эптоне Синклере — писателе, которого у нас мало переводили, но который достоин того, чтобы о нем помнили.

— Какова сегодня динамика в украинском книгоиздании? Есть ли намёки на позитив?

— О каких-то экономических и производственных моментах — спадах и подъемах мне сложно судить, это не моя парафия. Заметна, конечно же, политизация литературного процесса и книгоиздания. И это происходит не нарочито, а в силу исторического момента. Например, когда мы издавали книгу Станислава Асеева «Мельхиоровый слон», для нас это был просто литератор, интересный, неординарный автор, лауреат премии журнала «Юность». О его журналистской и политической деятельности мы тогда не знали. Когда он исчез в Донецке в начале лета, для нас это было страшной, опустошающей неожиданностью. Сейчас, слава Богу, место его нахождения известно, он внесен в списки на обмен пленными. Мы, к слову сказать, тоже приложили к его поискам некоторые усилия.

С другой стороны, наблюдается совершенно закономерная тенденция к эскейпизму. Детская литература, фантастика, фэнтези — все это стало сейчас еще более востребовано. Мы тоже учредили новые серии, посвященные этим направлениям. В серии «Городское фэнтези» уже вышла моя книга «Призрак с Лукьяновки», а в ближайшее время мы представим читающей публике книгу удивительно талантливого нового автора Анастасии Вороновой «Последний приют бунтарей». Сейчас книга в процессе верстки. Недавно наш дизайнер Сергей Пионтковский прислал макет обложки,  и я в полном восторге! Любители стим-панка и путешествий по ту сторону реальности найдут в книге бездны всего интересного.

— Когда-то мы были частью самой читающей страны в мире, почему перестали читать сегодня? Как вернуть интерес к чтению?

— С появлением новых технологий нам все сложнее сосредоточиться на книге, даже тем, кто привык к чтению. Тот же Фэйсбук отвлекает с неимоверной силой. Ответ сколь банальный, столь и древний: приучать к чтению детей. И это возможно. Пока мы не ушли далеко от темы фэнтези... Не перестаю восхищаться нашей украинской писательницей Натальей Щербой — дети глотают ее «Часодеев» и «Лунастров» целыми томами, как когда-то Гарри Поттера. Да, дети читают, и много читают, когда им это интересно, когда автор сумел их увлечь. Надеюсь, что и наше издательство со временем откроет подобные имена и мы внесем свой скромный вклад в то, чтобы этот пресловутый интерес к чтению вернуть.

— Сегодня в Украине много издают классику. Почему её не читают?

— Не думаю, что это верно. Классику читают, перечитывают, возвращаются к ней. Другое дело -- не всегда извлекают из нее уроки. Да, собственно, и не всегда можно это сделать. Классика — это какие-то онтологические вещи, которые повторяются из поколения в поколение, независимо от эпохи. Недавно смотрели «Украденное счастье» в постановке Натальи Тимошкиной — художественного руководителя Житомирского театра, и вы знаете, пробирает до костей. Это какие-то церебральные вещи, неумирающие. И наши театральные и кинорежиссеры великолепно справляются с новым воплощением классики. И зрители смотрят. И читатели читают. Так что не все так плохо.

— Ваше издательство печатает, в том числе, альтернативную литературу. Насколько она востребована сегодня?

— Под альтернативной литературой вы, вероятно, имеете в виду наших скандальных одесситов — Стаса Домбровского и Севу Непогодина. Самое интересное, что мы их пытаемся классифицировать как один таксон, а они друг друга на дух не переносят. Причем радикализм Домбровского лежит изначально в его образе жизни — панковском, наркоманском, бунтарском, а Сева существует скорее в политическом поле. Его роман «Выльторъяс» уже вызывает самые полярные реакции критиков, российских и украинских. Он неудобен для всех. Не исключено, что для таких авторов мы создадим специальную серию «Контркультура», но тут акцент будет скорее на бунтарстве, маргинальности, антисоцальности и их истоках, нежели на политике. Хотя эти вещи взаимосвязаны.

Тэги: дети, литература

Комментарии

15.12.17 20:05

Заблокированный навозом магазин Garde принадлежит соратнику киевского судьи, - политолог

15.12.17 19:00

Главные новости за 15 декабря 2017 года

15.12.17 16:54

В Черноморском национальном университете представлена научная работа по истории армян Украины

15.12.17 16:51

На пожаре в городке для переселенцев в Каменском погиб 2-летний ребенок

15.12.17 16:33

Хирурги впервые спасли новорожденного с сердцем вне тела

15.12.17 16:14

Оксфордский университет назвал слово года, по данным своего словаря

15.12.17 15:47

В СБУ заявили о задержании очередного «агента Кремля»

15.12.17 15:47

В Днепре неизвестные подорвали авто прокурора, который обвиняет полицейского в получении взятки

15.12.17 15:12

20 стран-членов Совета Европы выступили против возвращения РФ в ПАСЕ

15.12.17 14:55

Из-за решения Трампа власти Назарета решили ограничить празднование Рождества в этом году

На пожаре в городке для переселенцев в Каменском погиб 2-летний ребенок
На пожаре в городке для переселенцев в Каменском погиб 2-летний ребенок
На пожаре в городке для переселенцев в Каменском погиб 2-летний ребенок
На пожаре в городке для переселенцев в Каменском погиб 2-летний ребенок
В Днепре неизвестные подорвали авто прокурора, который обвиняет полицейского в получении взятки
В Днепре неизвестные подорвали авто прокурора, который обвиняет полицейского в получении взятки
В Запорожье груженная фура снесла мост
В Запорожье груженная фура снесла мост
Бывший российский бизнесмен посещает АПУ и МВД, и обедает с народными депутатами, – СМИ
Бывший российский бизнесмен посещает АПУ и МВД, и обедает с народными депутатами, – СМИ
Исследователи NASA нашли новую экзопланету
Исследователи NASA нашли новую экзопланету
Во Франции школьный автобус столкнулся с поездом
Во Франции школьный автобус столкнулся с поездом
В Харькове мужчины с тряпочками мыли бордюры, встречая президентов Украины и Польши
В Харькове мужчины с тряпочками мыли бордюры, встречая президентов Украины и Польши
В Канаде потерпел крушение самолет с 23 пассажирами на борту
В Канаде потерпел крушение самолет с 23 пассажирами на борту
В Киеве неизвестные устроили разборки со стрельбой прямо около пиццерии
В Киеве неизвестные устроили разборки со стрельбой прямо около пиццерии
Банда лжеполицейских, укравших 30 кг золота, задержана в Запорожье
Банда лжеполицейских, укравших 30 кг золота, задержана в Запорожье
fraza.ua

Опрос

Нужен ли Украине третий Майдан?