ТОП:
Запорожцы в Московии. Часть 3

А уже 10 октября начался общий штурм Москвы.

Начало статьи читайте здесь

Вторую часть читайте здесь

В Разрядной книге так драматически описаны те события: «...Того же месяца Сентября в 30 день, в ночи Октября против перваго числа, на Покров пресвятыя Богородицы, королевич Владислав с Полскими, и с Литовскими, и с Немецкими людми, с Черкасы приходил к Москве с нарядом и с пинардами, и приступали к Белому к Цареву каменному городу к Арбатским и к Тверским воротам; и Божиею милостию, пречистыя Богородицы помощию, и заступлением Московских чюдотворцов, и всех святых молитвами, и Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всеа Русии счастьем, у приступу Полских и Литовских людей, и Немец, и Черкас побили многих, и пинарды и всякие приступные умыслы поймали; а убито у приступа Полских и Литовских людей с 3000 человек. И после приступу королевич отшел от города, сталь на прежних станех, от Москвы 15 верст; а Черкасы стали в селе Хорошеве».

Итак, решающий штурм Москвы провалился. Позже, когда Украина входила в состав Российской империи, малороссийскими историками была запущена легенда, что идущие на штурм запорожцы, услышав звон церковных колоколов, вспомнили о своем святом празднике (Покрове), перекрестились и... прекратили кровопролитие своих братьев по крови и вере.

Впрочем, это только красивая легенда. В действительности штурм был отбит благодаря мужеству защитников Арбатских (командовали защитниками «столник и воевода князь Василей Семенович Куракин и князь Иван княж Петров сын Засекин») и Тверских (командовали — «боярин князь Данило Иванович Мезецкой да дьяк») ворот. Надо сказать еще, что перед самим штурмом к московитам перешли два перебежчика (подрывники Жорж Бессон и Жак Безе («спитардные мастера Юрий Бессонов и Яков Без»)), и потому штурм польско-литовско-запорожского войска не был для защитников Москвы неожиданным. Участие запорожцев в штурме заключалось в отвлекающем ударе по острогам в Замоскворечье, а в основном штурме они участие практически не принимали. Возможно, в этом и был просчет великого гетмана литовского Яна Ходкевича, который планировал захват Москвы.

После отбитого штурма королевич Владислав приступил к осаде города, но, как пишет историк Д. Яворницкий «...вследствие наступивших сильных холодов королевич снял осаду и отступил сперва к Троицко-Сергиевскому монастырю, а потом к селу Рогачеву в 12 верстах от монастыря». Противоборствующие стороны приступили к переговорам.

Четыре раза стороны «съезжались», но компромисс все не был достигнут. Возможно, царское правительство надеялось, что поляки не выдержат русских морозов и уберутся восвояси. Тем временем Сагайдачный отступил от Москвы и начал рейд по московской территории: 3 ноября запорожцами был взят посад г. Серпухова, а 4 декабря и Калужский посад (но каменные крепости этих городов были запорожцам не по зубам). В Калужский посад запорожцы пробрались благодаря некоему Меркушке Соколовскому, который подвел казаков ночью берегом реки Оки к глухой башне, через которую запорожцы и вошли в город (очевидно, через подземный ход), «побив при этом множество народа».

Масла в огонь подливали и поляки, которые на переговорах не ручались, что запорожцы и после объявления мирного договора захотят оставить московскую землю (?!).

Видя, как Сагайдачный разоряет их земли, московские бояре стали уступчивей.

Д. Яворницкий пишет, что Сагайдачный, узнав о переговорах, послал к королевичу Владиславу казака Путивльца (запомним это имя!) и советовал королевичу не выходить из пределов московского царства. Т.е., он чувствовал свою силу, и морозов, надо думать, не боялся. «...Но перемирие состоялось и заключено было на 14 лет и 6 месяцев».

По условиям Деулинского перемирия, заключенного 11 декабря 1618 г., Польше отошли Смоленская и Черниговско-Северская земли (всего 29 городов). Предусматривался обмен военнопленными; также поляки согласились освободить отца царя Михаила, митрополита Филарета. Однако королевич Владислав не отказался от своих притязаний на московский престол, а польский король Сигизмунд не признал Михаила Романова царём.

ПОСЛЕ БОЯ

Запорожские казаки возвращались из Московского похода двумя путями: большая часть запорожского войска во главе с Сагайдачным шла левым берегом Оки по направлению Перемышль (Калужский)-Белев-Болхов-Киев. По правому берегу шел полк Ф. Пирского по направлению Одоев-Курск-Киев. Московские власти старались побыстрее выпроводить незваных гостей, а потому без промедления давали им провиант и подводы.
Петр Сагайдачный со своим войском возвратился в Киев, где, как пишет Д. Яворницкий «...принял титул „гетмана“ Украйны, сделавшись управителем той части Украины, которая признала себя козацкой». Запорожцы получили от польского короля плату за Московский поход — 20 тысяч золотых и 7 тысяч штук сукна, но политическая часть договора польской стороной осталась не выполнена: реестр был определен в три тыс. человек, а права православной церкви грубо попирались.

Что же до героя «Михайловского сидения», воеводы Степана Ушакова, то в том же году ему «велено быть к Москве, а на Михайлове велено быть воеводе князь Ивану княж Петрову сыну Засекину». Т.е., его заслуги были оценены и воеводу призвали к царскому двору. Интересно, что сменил его на посту воеводы г. Михайлова другой герой Московского осадного сидения — Иван Засекин, который защищал Арбатские ворота.

А 31 мая 1625 г., как свидетельствует Разрядная книга, Степан Ушаков даже удостоился особой царской милости — он сопровождал царя Михаила Романова в Троицко-Сергиевский монастырь на богомолье. Правда, царская милость бывает переменчива — и в 1627 г. за какую-то провинность Ушаков был отправлен воеводой в ... Нарым (ныне село в Томской области; местная пословица утверждает: «Бог создал Крым, а чёрт Нарым»).
Российский журналист П. Посохов (А. Бочаров) в своей статье «Кровавый след гетмана Сагайдачного» отозвался о Петре Конашевиче и запорожцах крайне негативно: «Воистину „молодец среди овец...“. Зато женщин и ссущих младенцев убивать мастера» (См. ссылку) Но думается, обзывать московских воевод Никиту Егупова-Черкасского, Петра Данилова, Андрея Полева и вверенные им московские войска «овцами» и «женщинами» — это перебор. И лишь Григорий Волконский, который так толком и не дал бой запорожцам, и его разбежавшееся семитысячное воинство заслуживают почетного звания «ссущие младенцы»...

Интересны военные приемы, используемые Сагайдачным в Московском походе: то он концентрировал все силы в одном месте (как это было при Ельце); то разбивал свою армию на отдельные полки с конкретно поставленными задачами каждому: одним — отвлекать основные силы противника, другим — переправляется через реку (как при переправе на Оке). Он поочередно перемолотил высланные против него московские войска — у Ельца, Коломны и Донского монастыря — при этом, не имея сильной артиллерии, взял ряд крепостей и острогов (Ливны, Елец, Коломна, Серпухов, Калуга). Его маневрирование, переходы с Каширской дороги на Коломенскую, изрядно запутали царских воевод, не дав им применить излюбленную тактику «выжженной земли». А уж его скрытый бросок от литовской границы к Ливнам и Ельцу (по территории нынешних Сумской и Курской областей, что составляет 300 км. по прямой), мимо пограничных Путивля, Рыльска и Курска (воеводы которых его «проспали») — это просто шедевр военного искусства.

Конечно, во время похода запорожцами чинились различные безобразия. Весьма и весьма печально читать о «зверствах черкас» — но такое было время. Сами московиты, как я уже отмечал выше, в захваченных городах творили много чего похуже. Не нужно забывать и того, что московские летописцы преувеличивали масштаб «зверств», часть из которых была, к тому же совершена... самими московитами! Но г-н Посохов пытается вменить в вину запорожцам демографический кризис Московии начала XVII в., как будто не было ни Великого голода 1601-02 гг., ни Смутного времени, ни Лжедмитрия I, ни Лжедмитрия II, ни казаков Заруцкого, ни банд Лисовского, ни даже московских казаков Григория Волконского, которые разбежались от страшных «черкас»... грабить Подмосковье!

POST SCRIPTUM

Подводя итоги Московским походам Сагайдачного, нельзя не упомнить два любопытных момента, с ними связанные.

Первый случился в 1618 г., когда в плен к московитам попало 40 «выезжих запорожских черкас» с «запорожским атаманом» Михаилом Скибой. Как пишет Д. Яворницкий «...они были взяты и поверстаны в томские козаки с изменением их имен и фамилий малороссийских в великороссийские. Так, сам атаман Михаило Скиба переименован был в Михалку Скибина и дал Сибири сына Федора Скибина, в свое время известного сибирского путешественника». Похоже, это были первые украинские ссыльные, и первые жертвы ассимиляторской политики Москвы.

Второй момент еще более любопытен. В марте 1620 г. в Москву заявился гетманский посланник Петр Одинец (тот самый, что от имени Сагайдачного требовал не заключать с московитами мир!), который привез царю в подарок татарских «языков» и гетманскую грамоту.

П. Посохов так объясняет эту ситуацию.

«...Внутриполитическое положение его (гетмана) было очень тяжелым, иначе ничем не объяснишь его попытки замириться с Москвой, посольства, которые он посылал в Москву в последние 2 года жизни с предложениями послужить православному царю. Посланный им Петр Одинец передал царю Михаилу Федоровичу письмо от Гетмана Петра Сагайдачного и от всего войска Запорожского, в котором есть следующие строки: „...памятуючи то, как предки их прежним великим государем, царем и великим князем повинность всякую чинили и им служили и за свои службы царское милостивое жалованье себе имели, так же и они царскому величеству служити готовы против всяких его царского величества неприятелей...“. В Москве не поверили. Да и как можно верить даже не бандитам, а по сути нелюдям, зверям, которых людьми то назвать нельзя».
Оставив выпад о «нелюдях» на совести автора — как и множественное число («посольства, которые он посылал») одного посольства — заметим лишь, что Сагайдачный предлагает не подданство, а службу. Об этом свидетельствует и продолжение (внезапно прерванной г-ном Посоховым) цитаты «...и за порогами будучи службу хотят против всяких неприятелей оказывать». А за порогами у запорожцев был один враг — татары, на которых запорожцы уже ходили походом, не спрашивая благословения царского величества.

Интересен ответ царя Сагайдачному. Кисло отметив, что с Крымом Москва нынче в мире, он выслал запорожцам 300 рублей «легкого жалования» да разных подарков.

Что это, как не вымогательство с его царского величества дани?

Но П. Посохов предпочел этого не заметить. Как не заметил он и истинную причину появления Одинца в Москве.

Незадолго до этого отец царя, Федор Романов, прошел обряд интронизации на патриаршество под именем Филарета. Проводил интронизацию патриарх Иерусалимский Феофан III. На момент прибытия Одинца он был еще в Москве. Похоже, Одинец договаривался с патриархом о прибытии в Киев и о рукоположении им православных епископов. Дело в том, что польский король Сигизмунд III Ваза был ярым католиком и боролся за объединении христианской церкви единственно понятным ему способом — силой. Чтобы принудить православных к унии, им было запрещено высвячивать новых епископов и священников — и тогда православный клир, по мнению короля, просто тихо вымер бы, заменяясь на униатов.

Но Сагайдачный, будучи лояльным гражданином Речи Посполитой, также являлся искренним православным верующим. Для укрепления православия он и весь Кош Запорожский вступили в Киевское православное братство. А в июне 1620 года Сагайдачный лично встречает иерусалимского патриарха у Прилук и сопровождает его в Киев. При этом казаки «аки пчелы матку свою, тако святейшего отца и пастыря овцы словесныя от волков противных стрежаху». 15 августа 1620 г. патриарх Феофан III совершает хиротонию семи епископов, а одного из них — Иова Борецкого, игумена Киево-Михайловского монастыря — высвячивает в митрополиты. После Сагайдачный лично, во главе трехтысячного отряда казаков, сопровождает патриарха до молдавской границы.

Возобновление православной иерархии случилось только благодаря гетману Сагайдачному, при котором Киевское воеводство Речи Посполитой стало настоящим «казацким царством».

Уже после смерти Сагайдачного патриарх Феофан III в 1627 г. писал: «Дело было бы невозможным без поддержки пана и гетмана Петра Сагайдачного, действия которого в данном деле справедливо можно назвать подвигом, равным апостольскому. Этот человек есть искренний исповедник Православной веры, за которую отдал свою жизнь и после успокоения своего почитается на Руси как благоверный».

В 2011 г. Архиерейский собор Украинской Автокефальной Православной Церкви де-юре канонизировал Петра Сагайдачного, как «благоверного гетмана».

Тэги: запорожцы

Комментарии

Жители Жашкова устроили обструкцию судье, подозревая его сына в жестоких преступлениях
Жители Жашкова устроили обструкцию судье, подозревая его сына в жестоких преступлениях
Жители Жашкова устроили обструкцию судье, подозревая его сына в жестоких преступлениях
Жители Жашкова устроили обструкцию судье, подозревая его сына в жестоких преступлениях
Порошенко и его жену «совершенно случайно» встретили в супермаркете
Порошенко и его жену «совершенно случайно» встретили в супермаркете
На одной из станций киевского метро умерла маленькая девочка с тяжелой формой ДЦП
На одной из станций киевского метро умерла маленькая девочка с тяжелой формой ДЦП
В Киеве стреляли в студентов, а против девушки применили газ
В Киеве стреляли в студентов, а против девушки применили газ
Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
«Кремлевский рашизм - вон за Дон!»: проукраинские поляки сорвали концерт ансамбля имени Александрова
«Кремлевский рашизм - вон за Дон!»: проукраинские поляки сорвали концерт ансамбля имени Александрова
В Африке обнаружили упавшую «тарелку» инопланетян
В Африке обнаружили упавшую «тарелку» инопланетян
В центре Днепра внезапно начались массовые беспорядки
В центре Днепра внезапно начались массовые беспорядки
В Харькове люди обезвредили неадеквата, который приставал к детям
В Харькове люди обезвредили неадеквата, который приставал к детям
В Москве довольно опасно чистят крыши от снега
В Москве довольно опасно чистят крыши от снега
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?