ТОП:
Заместитель гендиректора ВГТРК, директор канала «Вести» Дмитрий Медников – главный в своей компании по цифровым технологиям и веб-проектам (формально к такому определению придраться, наверное, можно, но по существу это так). Корреспондент iToday.ru с г-ном Медниковым о цифровых технологиях и старался говорить. Началась беседа с обсуждения решения суда по делу о нарушении авторских прав ВГТРК владельцами социальной сети В Контакте. - Почему та же история с Mail.Ru разрешилась моментально, а тяжба с «В Контакте» длится уже год? - С Mail.Ru мы мгновенно и очень прозрачно пришли к адекватной договоренности. С некоторыми извинениями даже с моей стороны, потому что мы просто вынуждены одновременно были подать иск с несколькими крупными компаниями, хотя с Mail.Ru можно было договариваться, не подавая иск. Они сразу продемонстрировали, за что им большое спасибо, себя абсолютно адекватным, внятным, прозрачным, белым партнером. «ВКонтакте» - прямо противоположная история: с очень хорошими юристами, с достаточно хитрыми ходами по части стратегии и тактики судебных разбирательств. Они пытаются вообще вывести обсуждение того, что наш контент находится на их площадке, за рамки взаимодействия компаний. - Хотят свалить ответственность на своих пользователей? - Не знаю. Первоначально была попытка доказать, что нет доказательств, что чужой контент размещен ими в открытом доступе. Суду ведь невозможно предъявить ноутбук, с помощью которого можно просмотреть наш контент, размещенный на площадке «ВКонтакте». Нужны доказательства этого, которые в данном случае должны быть еще и нотариально заверены. Подобные процедуры не так часто проходили в России. Первым делом коллеги из «ВКонтакте» попытались просто опротестовать доказательства, т.е. нотариальные свидетельства, нами представленные. Суды подтвердили, что нотариус был вправе эти доказательства удостоверить. Поэтому «В Контакте» и Mail.Ru – это абсолютно разные истории. Насколько Mail.Ru достигла определенного уровня капитализации и понимания того, что бизнес можно делать только в правовом поле, настолько, с нашей точки зрения как правообладателей, «В Контакте» находится, возможно, даже не в серой, а в черной зоне. Для нас как правообладателей «Горбушка» с нелицензионными дисками на лотках и «В Контакте» - это абсолютно один и тот же порядок. - Как вы вообще относитесь к своему контенту на черному рынке? Вы же ведь не Microsoft, для которой пираты – прямая угроза бизнесу. Вы готовите материал и даете его в эфир – процесс развивается в реальном времени, и тут вам никакой пират не страшен. - Мы не только телевизионная компания. Мы – медиакомпания. Мы – производитель и агрегатор контента. Мы применяем этот контент в разных средах: в мобильных сетях связи, в кабельных сетях. В системах телевещания за границей и в самой России. Если тот или иной сервис хочет использовать наш контент, то он, безусловно, должен взять у нас разрешение. Договориться с нами об условиях, на которых контент используется. »ВКонтакте» на данный момент как зарабатывающий бизнес - крошечный. По сути, доходов он не имеет, а если имеет, то они не сильно выше, чем расходы. Можно предположить, что такая же ситуация у многих интернет-ресурсов. Мы можем предложить уникальные, выгодные условия для интернет-ресурсов. Однако для нас является принципиально важным признание того, что этот контент принадлежит нам. И это – вопрос, если хотите, и принципа тоже. Контент нами произведен, либо произведен для нас. Он нам принадлежит. Среда, ресурс, собственник компании говорят: мы признаем, что этот ресурс, этот контент ваш, давайте обсуждать условия. Тогда мы готовы предлагать абсолютно выгодные условия для взаимодействия. Более того, возможность использовать наш контент повышает, безусловно, и капитализацию компании, которая с нами сотрудничает. - Мой вопрос вовсе не имел целью защиту интернет-пиратов. - Да даже если бы и имел. Мы понимаем значимость онлайн-сервисов. Вопрос в том, чтобы не завести ситуацию в тот эндшпиль, в который ее завели наши американские коллеги. Когда иски правообладателей к YouTube достигли миллиарда долларов, это сделало достижение договоренностей по сути невозможным. Мы бы не хотели ни в коем случае, чтобы у нас ситуация навсегда или на очень длительное время стала такой же. Мы понимаем, что есть интернет-среда, что аудитория имеет право получать необходимый ей контент через эту среду. И мы готовы этот контент предоставить ей через свои или через чужие площадки. Мы понимаем необходимость этого. Единственное, о чем идет речь – что контент этот наш, и что никто не стремится его присвоить. Постепенно, впоследствии, мы будем готовы обсуждать совместное извлечение прибыли из нашего контента. Но для этого должна быть правовая база. Не желая сегодня ее признавать, компании начинают тормозить процессы зарабатывания денег. - Mail.Ru много ли заработала, договорившись с вами о легализации вашего контента? - Нет, не много: они просто ничего не теряют и зарабатывают немного для капитализации. У нас рынок еще не развит. Но есть американские ресурсы, легально использующие контент, и они много зарабатывают. Даже больше, по-моему, чем YouTube. У нас на данный момент рынок развит не сильно, это понятно. Он развивается. По всей видимости, правовая процедура будет способствовать этому развитию. Думаю, что основные деньги там появятся через три-пять лет. Но, слава богу, правовая процедура существует уже сейчас, пока рынок видео в России еще не сверхразвит. Если бы эта проблема возникла через три-пять лет, то упущенная выгода тех, кто делает контент, заставила бы их подавать иски не на сумму несколько десятков тысяч, а на сотни миллионов долларов. Так, как делают американские коллеги. Сейчас выигрыш нами – потенциальный – иска к той или иной компании станет прецедентом, который заставит обсуждать ситуацию в этой сфере, думать о ней. Выигрыш же такого иска через пять лет означал бы уничтожение того или иного сервиса. В том-то и дело, что у нас, в отличие от США, есть уникальная возможность формировать рынок сейчас. Он неизбежно сформируется. Посмотрите: бесконечное преследование торрентов, пользователей, которые нелегально загружают видео, и т.д. По всей видимости, мировая правовая практика будет ужесточаться. А у нас есть возможность «договориться на берегу». - Да, но в нашей стране столько апологетов нового отношения к копирайту... Причем вполне себе интеллектуалов. - Есть большое количество людей, которые за то, чтобы можно было открыто носить оружие. Но это противоречит действующему законодательству. Допустим, например, что принят закон, по которому контент, попадая в Интернет, становится ничьим. Мы готовы спокойно сыграть по этим правилам. Сделать UGC-видеохостинг, «раскрутить» его с помощью ресурсов ВГТРК, и через два-три года получить не 40, а 140 миллионов регистраций. Проблем, скорее всего, не возникнет. Но, наверное, компания Universal подаст иск. И мы не сможем объяснить, что, основываясь на правовых нормах нашего государства, можно в Интернет выкладывать любой контент, и что в Интернете контент становится бесплатным и общим. - В точности эта история уже имела место – вспомните AllOfMP3. - Но сегодня развивается уже другая история. Деятельность «ВКонтакте», как мы уверены, не соответствует даже действующему российскому законодательству. - Вы боретесь с пиратами в одиночку или в альянсе с другими правообладателями? Таких альянсов немало. - Нам особо никто не нужен. Более того, на данный момент координация друг с другом была бы более тяжелой, чем действия в одностороннем порядке. Хотя договорились бы и с российскими компаниями, и с западными о том, что мы представляем их интересы. Это имело бы смысл, если бы у нас была задача развязать правовую войну против ООО «ВКонтакте», обеспечить им максимальные убытки. У нас нет такой задачи. Мы не хотим никак обижать «В Контакте». Для нас это просто один из крупных ресурсов, достижение договоренности с которым – любым способом – позволит нам обозначить свои права на этом рынке. У нас нет стремления вести медиавойну, боже упаси. - Четвертая часть Гражданского кодекса вас устраивает? - В целом – да. Как и законодательство вообще. В нем есть все необходимое для Рунета. Вопрос в том, чтобы определить правоприменительную практику. Для начала, надо проделать огромную работу, чтобы сделать дефиниции, что такое Интернет. Является Интернетом, например, любой способ передачи данных между двумя или более лицами по протоколу IP или не является? В какой момент интранет переходит в Интернет? Что является субъектом национального законодательства с точки зрения Интернета? Почему эту среду нужно выделять в отдельную, с точки зрения законодательства? - Не нужно. - Может, и нужно – но сначала надо разобраться с этими вопросами. - А телевидение в отдельную среду разве выделяют? - Телевидение – это не среда. Это медиа. СМИ. А вот Интернет – это не просто медиа, а еще и средство коммуникации, это средство купли-продажи, поиска информации и, безусловно, медиа и СМИ. Само понятие «телевидение» в разы меньше, чем «Интернет». Телевизор – это медиа, одна из частей привычной нам жизни. А вот Интернет – среда. В нем есть магазины, газеты и телевизор тоже, между прочим. - И Интернет, и телевидение – это технологии, которые перевернули мир. От того, есть в квартирах телевидение и Интернет или нет, зависит душевное спокойствие миллионов людей. В этом отношении Интернет и ТВ равны. Но никому не приходит в голову принимать закон о телевидении, а вот закон об Интернете постоянно пытаются сделать. - Совершенно согласен. Но вопрос в том, чтобы понять, существуют ли у Интернета особенности. Не выдуманные, а настоящие, которые требуют отдельной кодификации. Пока это не определено. Но не исключено, что в определенный момент появятся международные соглашения – скажем, о трансграничном доступе к аудиовизуальным материалам в Интернете. Конвенции какие-нибудь. - О присвоении пользователям постоянных IP-адресов... - ...постоянных регистрационных учетных записей на основе электронного паспорта. Тогда потребуются уточнения к законам или, тем не менее, закон об Интернете. - Это будет разумный документ. А не то, о чем сейчас так любят говорить. - Любое обсуждение – это неплохо. Лишь бы впопыхах не приняли что-нибудь бессмысленное. Но то, что это уже обсуждается, что пытаются сформулировать идеи – это очень правильная история. Законодатели в рамках этого обсуждения открывают для себя кучу интересных вещей. Они, например, с удивлением – там все-таки люди определенной возрастной категории, и довольно занятые – узнали, что если ребенку 12 лет необходимо купить порножурнал, его ждет ряд барьеров, а в Интернете все это находится в двухкликовой доступности. Они были поражены, пришли в ужас. Они были уверены, что это запрещено. В том же «ВКонтакте» обнаружилось множество порно и педофилических, и порнографических материалов, лежащих практически в открытом доступе – достаточно попасть в состав группы. То, что изучают эту среду – очень правильно. Необходимо описать ее, представив логику, в том числе, морально-нравственной безопасности граждан России. Будет это закон или подзаконный акт, или еще что-то – другой вопрос. - Наверное, китайцы - не такие дураки, какими кажутся. Политика фильтрации контента поддерживается там большинством населения. - Мы не знаем, решена ли эта задача в Китае. Мне кажется, не до конца решена. Я бы признал право каждой страны на определенный суверенитет взглядов относительно Интернета. И на этом прекратил бы на эту тему дискутировать. Другой вопрос, что каждая страна должна определить, в чем эта специфика заключается. Как и в отношении любого другого явления. Где-то за мелкое воровство отрубают руку, где-то сажают в тюрьму, а где-то наказывают административно. Где-то женщин за проституцию побивают камнями, а где-то проституция легализована. В Голландии наркотики продавать можно, в России – нет. Непонятно, почему в Российской Федерации обязаны предоставлять доступ ко всем голландским сайтам, где продают наркотики. Вот это странно. Каждая страна имеет право определиться со своей точкой зрения и вести себя, если захочет, более или менее жестко. Может вести себя максимально либерально или максимально жестко. Мне кажется, об этом надо договориться, и перестать комплексовать и переживать на этот счет, и спокойно описать эту среду с точки зрения публичных взглядов, характерных для данной страны. Это абсолютно нормальная конструкция. А между элементами этой конструкции должны быть адекватные стыки, обеспечивающие циркуляцию информации в Интернете, гарантию прав людей на получение информации. - Стихийное развитие Интернета зашло далеко. Раз не «договорились на берегу», вводить правила в сложившуюся среду сложно. - Знать бы, о чем надо договариваться... Те 5-10% людей, кто регулярно пользуется Интернетом, и так имели доступ к информации. Счастье, что у них есть теперь Интернет, и что у других есть или будет Интернет. Между прочим. Первый и единственный институт, который не содержит в себе информационного неравенства между регионами России, – это канал «Вести». Телевизор с каналом «Вести» одинаково доступен в Москве, Кемерове, Красноярске, Тюмени, Новосибирске, на Сахалине. Этот канал транслирует одинаковую информацию всем гражданам страны, и делает это одновременно, без региональных различий в выпусках новостей. Благодаря каналу «Вести», в Красноярске прямую трансляцию заседания Совбеза ООН будут видеть одновременно с москвичами. «Вести» впервые демонстрируют единый, сквозной информационный стандарт. Интернет дает такие же возможности – если ликвидировано неравенство в техническом к нему доступе. Мне кажется, что к Интернету в России относятся слишком технократично – на фоне того, что уделяется слишком мало внимания созданию специализированного контента, который был бы важен, нужен и полезен, в том числе для тех, кто впервые пришел в Интернет. Считается, что достаточно повести линию к каждому дому, и Интернетом станут пользоваться. Многие люди, придя в Интернет, нужного для себя не находят. Самое время заняться производством своих, российских сервисов, которые позволили бы людям вливаться в информационный мэйнстрим. - Это требует огромных ресурсов. - Требует, безусловно. Но там и деньги будут, и зарабатывать будут. Необходимо, в первую очередь, поощрение этой деятельности, внимание к ней. Важнейшая функция телевидения, радио, газет – дать людям возможность узнавать. Другое дело, надо объяснить, как узнавать, и создать инструменты. Книжный магазин, напичканный порно – это уже не книжный магазин. Сейчас российский Интернет это и напоминает. Очень много пустых полок. На них приходится ставить иностранные книжки, не на родном языке, с заимствованным, иногда некачественным, а иногда и вредным контентом. Фантастические молодцы наши западные коллеги, которые научились производить важный, качественный, полезный контент. Википедия, инструменты Google. Другой вопрос, что нужно создавать тот контент, который будет принципиально интересен и важен гражданам конкретной страны. Хорошо бы нарушить оптимистичность схемы «будет связь – будет Интернет». Интернет, помимо связи, – это еще и сверхкачественный контент. Я имею в виду сервисы, IT, программирование и непосредственно объекты интеллектуальной собственности. Все вместе это создает Интернет. Необходимо работать над созданием национального интернет-контента, конкурентоспособного с западными ресурсами. Именно в этом есть интерес. В этом есть, если хотите, и спортивный интерес. - Перед кем ставить эту задачу? Перед кем, например, ставить задачу, чтобы в Википедии статей на русском языке было не меньше, чем хотя бы на польском? - Государство должно создать предпосылки для того, чтобы такая задача решалась. Грантовая система, например. Кто должен влиять на содержание международных энциклопедий по космосу? Роскосмос, несомненно. Так всегда было. Университеты всегда были заинтересованы в том, чтобы их профессора публиковались в журнале «Science». И здесь то же самое – деятельность по созданию контента должна быть почетна, поощряема. У нас все для того, чтобы такую деятельность вести, имеется. Никто никого не должен заставлять. Надо дать компетентным людям – ученым, программистам – такую возможность. Воспользуются они ей или нет – их дело. Проблема создания контента – решаемая. То, что президент так много говорит об Интернете, говорит о развитии – это знак для общества. Эти тезисы, будучи сформулированными, достаточно многими будут восприняты с интересом. Надо сказать людям: это неплохо, давайте попробуем! - Почему же я в телевизоре этого не вижу? Где герои нашего времени – программисты и IT-бизнесмены? Почему в сериалах – милиция, какой-то офисный планктон, кто угодно – только не люди из IT-индустрии, развитием которой все мы так озабочены? - Мы пытаемся. Есть программа «Вести.NET». Будет передача о национальной интернет-премии – в прямом эфире. Что касается программистов... Пытались провести конкурс с условным названием «Лучший программист России», но не получилось – возникли проблемы с объективными критериями оценки. Нельзя, оказывается, доказать, что вот этот программист – лучше прочих. Если, конечно, это не чемпионат по программированию. Который, впрочем, конкурсом на лучшего профессионала служить не может.

Тэги:

Комментарии

На крупной взятке погорел чиновник Минэнерго
На крупной взятке погорел чиновник Минэнерго
На крупной взятке погорел чиновник Минэнерго
На крупной взятке погорел чиновник Минэнерго
В Запорожье марокканец два года жил на крыше после отчисления из вуза
В Запорожье марокканец два года жил на крыше после отчисления из вуза
Китайцы создали альтернативу GPS
Китайцы создали альтернативу GPS
В США с 95-го этажа сорвался лифт с людьми. Они чудом выжили
В США с 95-го этажа сорвался лифт с людьми. Они чудом выжили
В Киеве и Одессе люди перекрывают дороги из-за отсутствия тепла
В Киеве и Одессе люди перекрывают дороги из-за отсутствия тепла
Пожар в Калифорнии: число жертв растет, а Трамп приехал лично посмотреть на огненную стихию
Пожар в Калифорнии: число жертв растет, а Трамп приехал лично посмотреть на огненную стихию
В Киеве отморозок пытался зарезать соседку по хостелу
В Киеве отморозок пытался зарезать соседку по хостелу
В Киеве троллейбус раздавил коммунальщика
В Киеве троллейбус раздавил коммунальщика
Националисты сорвали марш за права трансгендеров в центре Киева
Националисты сорвали марш за права трансгендеров в центре Киева
В Житомире собрались безграмотные (типа православные) сторонники некоего «Томаса»
В Житомире собрались безграмотные (типа православные) сторонники некоего «Томаса»
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?