ТОП:
Украинские национал-демократы измельчились на такое количество партий, что их вряд ли уже можно собрать в кучу. Хотя если бы это чудо таки свершилось, они гарантировано могли бы взять 25-23% голосов и получить весомое представительство в парламенте. Однако всякие попытки правых объединиться накануне очередных выборов оставались лишь пустыми заявлениями их лидеров. Тем не менее, один из них Анатолий Матвиенко снова инициирует создание большого общественно-политического объединения, но уже в преддверии, как он уверяет, внеочередных выборов в местные советы. А там и до президентской кампании 2009-го недалеко. В новый политический проект могут войти как партии блока «Наша Украина», так и не прошедшие в парламент УНП, ПРП, ПОРА и другие. Но каждый должен быть готов пожертвовать названием партии и своим лидерством. При этом Анатолий Сергеевич списывает все просчеты и поражения постпомаранчевого времени на президентскую партию НСНУ, вместе с которой, кстати, и он попал в Верховную Раду, называя ее бесперспективным проектом. Правда, создание новой партии может быть на руку Президенту Виктору Ющенко. Ведь если она соберет правый электорат под себя, то Юлия Тимошенко на президентских выборах будет отодвинута на левый фланг, лишившись весомой части народной поддержки. Значит, Анатолий Сергеевич вполне может рассчитывать, по меньшей мере, на президентское благословение. А пока проект остается только проектом, «Наша Украина», похоже, готовиться к оппозиции. И, как рассказал «Главреду» народный депутат Анатолий Матвиенко, при этом объединятся с БЮТ вовсе не обязательно. «Я хочу проводить политику украинства, а не насильственной украинизации» Анатолий Сергеевич, в своем обращении к однопартийцам вы выступили с резкой критикой «Нашей Украины»… Это не критика, а правда. Но почему вы разразились критикой ведения НСНУ парламентской кампании лишь полгода спустя? Мы должны объяснить людям, что произошло, и сказать, что делать дальше. Мы идем в новую перспективу, и после случившегося должны определиться с правильностью нашего движения. Да и не критикую я, а просто объясняю партийцам, почему сегодня с «Народным союзом «Наша Украина» не могу объединиться в одну партию. Это выглядит, как желание откреститься от прошлого с тем, чтобы создать новый политический проект – свой собственный… Я отказываюсь от лидерства, и являюсь только одним из инициаторов этого проекта. Поймите, это необходимо Украине, поэтому у меня нет претензий на лидерство. Это вызов времени, и на него надо реагировать не в 2011 году, а сегодня. Я просто хочу спровоцировать это, потому что ближайшие выборы должны быть уже в 2009 году. Если вы отказываетесь от лидерства, Юрий Луценко может возглавить это общественно-политическое объединение? Я не знаю. Вы говорили с ним об этом? Нет. Просто, не случится ли так, что, исходя из перспективы 2009 года, Блок Юлии Тимошенко будет подбирать остатки Майдана, а ваша новая партия составит им в этом конкуренцию? Я ни на какие остатки не претендую. Майдан надо было закончить в 2004 году или в январе 2005-го, приведя Президента к инаугурации, сказать: «Друзья, спасибо, Майдан закончился. Теперь нужно объединять и строить Украину!», а не расшатывать фетиш Майдана, порождая раскол в общественном сознании и углубляя его. Мы – правые и левые - пришли туда за свободой и правом на свою идеологию, а нам сказали: «Вы все одинаковые, вы все «нашеукраинцы». Это неправда. Есть этапы и их завершение, а когда ты выходишь на другую орбиту - не ройся в орбите, из которой ты стартовал, не возвышай ценности уже вчерашнего дня в будущее. И если президенты других государств приходили и делали свои славные дела, то Виктор Ющенко сделал свое дело, еще не став Президентом. Он подарил обществу свободу, которая сегодня шатким столбом стоит в украинской ментальности. Эту свободу нужно укрепить, но она уже построена в 2004 году. А мы сделали какую-то майданную демократию, придумали ценности Майдана, которые распространили каждый на свою матрицу убеждений, а потом они с ними никак не состыкуются. Мы сказали, что все, кто был на Майдане - герои, а кто не был - это «каки». И начали строить пропасть между украинцами. Ведь за Януковича не голосовали, а голосовали за абсурд этой майданной эйфории, которая неадекватно выражала реальные процессы в обществе, и поэтому пошли на петлю такого же блуда как коммунистическая идеология. И этим поплатились, так должны остановиться. Нет, мы дальше говорим: «Юлия Владимировна является наследницей Майдана». А кто ей такие полномочия предоставил? Может, мы голосовали за это? А она на этой волне хочет качаться и дальше. Но ведь эта волна спадает, потому что у нее была другая цель и она ее уже достигла. А теперь на этой новой орбите нужно строить нормальную жизнь, а не убаюкивать людей тем, что они были на Майдане. Тем не менее, Тимошенко ушла в оппозицию, пытаясь привлечь к себе ПРП, УНП и прочие национал-демократические силы. Говоря о создании нового политического проекта, вы называете эти же партии. Не будет ли это антипроект в отношении БЮТ? Я называю те же партии, но главное для меня - внепартийный мощный пласт. Ведь мы не можем сегодня создавать партию нового типа на голом месте, должен пройти процесс объединения. Я говорю о нише национальной демократии, правоцентристской нише. Юлия Владимировна себя задекларировала как левая партия, и пусть идет себе в левую нишу, я же ей не мешаю. Я с ней и разошелся потому, что она является левым политиком, а я - правым. У нее не украинская партия, а космополитическая. Но она хочет быть украинской, собирая и левых и правых... Нет, она хочет в Социнтерн и является левой партией, ей выпало, прежде всего, дружить с Морозом. Я на эту нишу не претендую. Просто Юлия Владимировна топчется по правому электорату, потому что он ностальгически хочет сильной руки. Правый электорат находится на волне протеста, а не перспектив... И сегодня звать людей на баррикадную борьбу, разжигая гражданскую войну, - я такой политики не понимаю. Да, мне не нравится идеология «Регионов», но их поддержали 32%. Эти люди имеют право на такой выбор? Да, имеют. Они обмануты? Да. Они ненавистны мне? Нет. Они украинцы, и если ты хочешь, чтобы они думали иначе, приди к ним не с мечом на коне и в белом, а с уважением к их правде. И не говори «никогда», а «с большой радостью в единстве», потому что в этом необходимость выхода Украины на новую, более высокую, орбиту после получения свободы. Есть три степени украинского космоса, как бы нашего с вами бытия - независимость, свобода и единство. Я отказываюсь от войны, и еще раз говорю, что не лезу в чужую нишу и не хочу лидеров. В конце концов, каждый должен иметь способность и талант выполнить свою миссию в том коллективном ядре, быть авангардом партии. И кто там будет назван, меня сейчас это не волнует. УРП «Собор» я не строю как партию Матвиенко. Я не хочу, чтобы случилось так, что появится лидер, а после его исчезновения не станет и политической силы. Почему вы так упорно отказываетесь от лидерства? Сегодня 30% симпатиков национал-демократической идеи – больше всего. Где они в парламенте? Их разворовали все. И если мы умные, то надо дать адекватный ответ на запрос такой политической силы. А если глупые - тогда не надо этого делать. Надо дальше держать эти партийки в своем спектре, где их больше двадцати штук, и радоваться, что каждая себе имеет по проценту. Я лично в том проекте ничего для себя не ищу. Ни-че-го! Я хочу спровоцировать движение к объединению национальной демократии. И своим примером говорю, что приношу в жертву конфликт лидеров, все должны отказаться от своих амбиций и тогда мы найдем лидера. Каждый приносит в жертву название партии, не держась на свое с тем, что пусть будет объединение, но только я буду лидером и остается мое название. Это вопрос второстепенный, потому что цель - наша с вами жизнь, а партия – лишь инструмент организации этой жизни, инструмент прихода к власти. Каким инструментом является сегодня «Народный союз «Наша Украина» в руках Президента? Это слабенький инструмент. Более того, инструмент, который четко не определился, для чего он создан - это скальпель для операций или для того, чтобы резать говядину на котлеты? Сама технология создания «Нашей Украины» заложила такие проблемы, которые вылились в результат на выборах. Там не преследовались национальные интересы, а было «мое», «собственное»... Почему «Наша Украина» не собрала в одноименные блоки по всей Украине, а пошла в регионы сама? Посмотрите, кто туда пришел. Я не говорю о верхушке партии, но на региональном уровне пришли люди, которые не хотели создавать НСНУ, а только метили дорваться к власти, прикрываясь президентской партией, получить себе преференции. Знаете, что собирается на поверхности? То, что плавает. Вот оно и сплотилось, а имевшее цену упало на дно, и его никто не поднимал. И очищение рядов «Нашей Украины» является большой проблемой, но они сами должны ее решить. Хотелось бы, чтобы НСНУ все-таки стал мощной либеральной силой, он может ею стать. Я не боюсь, что Юлия Владимировна заберет голоса, люди имеют право голосовать за кого хотят, но нужно донести хотя бы истинные убеждения этой политической силы. Я не разделяю идеологию солидаризма, я боюсь ее, боюсь фюрерства, боюсь единоличного лидерства, я боюсь отсутствия всяческого коллективного ума, я боюсь диктатуры. Я этого не хочу не потому, что боюсь Юлию Владимировну, ее лично я не боюсь, но я боюсь такой перспективы развития. И хочу предостеречь общество, в том числе и тот электорат, который не должен быть обманутым. Я хочу проводить политику украинства, а не насильственной украинизации, потому что ценности и история наша разные, но дух предков не исчезает, он просто затаился где-то там далеко в душе, и его надо раскрыть. Я был в Крыму, где четыреста тысяч украинцев, где они? Я спрашиваю: почему украинский Донбасс сегодня оказался на маргинесе украинского интереса? В этом задача новой партии. Это немного другое, чем либеральная философия нашего «Народного союза «Наша Украина». Это не экономические и социальные преобразования, а консервативная политика, связанная и с духовной сферой. Только это нужно нести не как поругание, а как ценность, к которой может быть даже отвращение, но на это не надо обижаться, нужно иметь убежденность, что только тогда Украина может получить третью степень нашего космического с вами полета - единство. Во имя этого я хочу строить этот проект. Хотя он должен быть прагматическим, безусловно. Ему не должны быть чужды ни экономика, ни социальная политика, ни права человека, ни внешняя и внутренняя политика, а также другие составляющие нашей с вами многогранной жизни. А не случится ли так, что полевые командиры Луценко и Томенко будут бороться друг против друга в одной электоральной нише? Скажите, а что Томенко и Луценко в одной идеологической нише? Луценко - левый, или в противном случае неискренний. Он социалист, но если Луценко сегодня хочет возглавить правую силу, тогда я хочу спросить: «Юра, скажи, кто ты? Или ты вчера был чужим среди своих, или ты сегодня свой среди чужих?» В конце концов, так не бывает. Мы боролись с тем, чтобы разрушить кучмизм как ярмо нашей свободы, как кандалы, и мы их сняли. А дальше надо было сказать: «Люди, давайте разберемся, кто кому Рабинович». Левые с левыми, правые с правыми, центристы с центристами, и давайте добывать в борьбе у людей доверие, а не эксплуатировать Майдан как карт-бланш, который закрывает все твои недостатки. Вот вы обвиняете НСНУ в провале парламентской кампании, использовании имени Президента, но ведь и «Собор», и КУН, и ХДС, и НРУ прошли в Верховную Раду тоже используя бренд Виктора Ющенко вместе с «Народным союзом «Наша Украина». Сейчас же оставляете весь негатив на НСНУ, а сами дистанцируетесь от этого… Я не клевещу, а говорю правду. Действительно, мы тогда были ослаблены, УРП была почти на грани уничтожения. И при этом вы прошли в парламент... Секундочку. Действительно, мы здесь как бы убили двух зайцев: спасли «Собор», и, в конце концов, стали парламентской партией, представленной тремя депутатами. Нас вытеснили на маргинес в «Нашей Украине», мы глотнули этого, но у нас нет претензий адекватно нашей силе. А теперь идет речь не о том, что это любовь навсегда. Политика - это правильность принятия решений адекватно вызовам. Я за единство «Нашей Украины», я пишу, что нельзя «Нашу Украину» как блок расшатывать. Более того, это новообразование должно стать мощной составляющей этого блока и сохранить его минимум до 2009 года. Это нужно Украине. Но мы имеем право дальше строить политическую перспективу, у нас этого никто не отбирал. В свое время я честно поступил с Юлией Владимировной: дошел до финиша и сказал, что с ней дальше не пойду. УРП «Собор» выполнил свою миссию - мы держали Юлию Владимировну на орбите с Ющенко с целью не «поженить» их политически, а побороть кучмизм. А потом я сказал: «Юлия Владимировна, я вас в 2009 году на пост президента не поддержу, вы не являетесь президентом Украины в моем представлении. Вы красивая женщина, политически активная, вы имеете на это право, вас может поддержать 90% населения, но я вас не поддержу. Поэтому я не могу идти в блок на выборы 2006 года, чтобы потом вы меня не назвали предателем». И это было честно. Те, кто захотел пойти к ним, чтобы стать народными депутатами, начали в партии делать революцию, но это уже проблема партии, мы ее пережили. Теперь я говорю то же самое «Нашей Украине». Мы сейчас должны защищать честную демократическую перспективу развития, но это не значит, что мы навеки должны обняться и в этих объятиях умереть. Потому что обществу нужна не демонстрация нашей сиамской любви, а правильность решений и сила влияния. За это я борюсь, за демократическую Украину, потому что хочу жить в нормальном государстве до глубокой старости. Поэтому мы делаем этот проект не на развал, а на будущее. Возможно, это будет новый блок, где будут две партии - «Народный союз «Наша Украина» и эта объединенная партия. Так вы же считаете НСНУ бесперспективным проектом. Как это возможно? Наблюдая, куда она сейчас движется, я не вижу пока там перспективы нашего нахождения, но она может себя реанимировать, трансформироваться и стать мощной либеральной силой. Каким образом? Это проблемы партии, членом которой я не являюсь, и поэтому не могу давать какие-то советы. Я ни не подписывался ни под какими обязательствами и честно выполню свою миссию в нынешнем блоке, работая на его единство и политическую целостность, насколько мне хватит сил. Поймите, мы сейчас стоим перед внеочередными выборами в местные органы власти. Мы не можем снова идти пятнадцатью партиями национальной демократии на эти выборы. Людей уже тошнит от этого, они говорят, чтобы мы объединились и не искали героев между собой. Что дает вам основания говорить о досрочных выборах в местные советы? Потому что мы стоим на пороге реформы местного самоуправления. Я так понимаю, что нужно принять около трехсот законов и два десятка из них главных плюс внести изменения в закон №3207-1. Но этот процесс может затянуться года на два... Я и говорю вам о 2008-м. Но нам надо еще развести выборы в Верховную Раду и в местные органы власти. Возможно, это будет в 2009-м, я не знаю. У нас уже времени нет, а нам говорят, чтобы мы не суетились, подождали до 2011 года. Давайте ничего не делать, ждать, а потом снова будем искать паровоза, уцепимся за него тремя депутатами, влезем в парламент, и будем считать, что партия выжила. Если в этом есть смысл, тогда пусть эту партию берут другие лидеры и ведут ее к светлой цели. «Даже если мы пойдем в широкую коалицию, то будем договариваться с Юлией Владимировной» Анатолий Сергеевич, вы сторонник того, чтобы блок «Наша Украина» сейчас ушел в оппозицию. Я сказал, что, скорее всего. По тому, что делается, я вижу, что нас там не хотят видеть, и говорю, что никогда не лезь туда, где тебя не хотят. Но в оппозиции уже есть Блок Юлии Тимошенко. Вы считаете, что после того, что у БЮТ было с «Нашей Украиной» удастся создать единую оппозицию? Откуда такие иллюзии? И кто вам сказал, что в оппозиции нужна такая суперсплоченность? Где вы такое видели? Я в оппозиции дольше, чем многие из БЮТ, с декабря 1998 года, когда пришел к Кучме и сказал ему, что на должность президента надо искать другую кандидатуру, не его, а в феврале я об этом сказал публично. И как тогда вы представляете работу двух оппозиционных сил? А теперь я могу сказать, что в оппозиции может быть и одному уютно, только надо найти время и место, за которое ты будешь кусать власть. И это может быть эффективно, даже более эффективно, чем кусать всем скопом, но не за то место. И кто вам сказал, что это должна быть какая-то сплоченная масса? Тем не менее, межфракционное оппозиционное объединение уже создано в парламенте... Кто вам сказал, что это должно быть? Где это написано? Должна быть коалиция, потому что она как политическая сила она ответственна за власть, которую берет, и формирует правительство. А оппозиция может кусать из разных концов, и за разные стороны. А если будет принят закон об оппозиции? Он не может быть принят в редакции Юлии Владимировны, которая принимает на себя все права оппозиции. Фактически, она хочет руководить правительством, не став премьер-министром. Такого не бывает нигде, даже в государствах со стабильной демократией. Впрочем, не может быть принят и закон, который предлагает Богатирева, потому что он претендует на какую-то системную оппозицию. Но какая может быть системность, когда мы даже не разобрались в том, что у нас в государстве происходит. Слово «оппозиция», если бы оппонировать, дословно переводится как «противодействие». К сожалению, мы с вами воспринимаем это буквально, не понимая, что мы все ответственны за то, в каком государстве живем. А если мы с вами говорим, что мы будем мочить, и чем хуже, тем лучше, то разве в этом заключается суть оппозиции? Но оппозиция это еще и должности, например, вице-спикера... Я хочу быть в оппозиции, которая будет объективной к национальному интересу. Возможно, не лаять, даже порой и ластиться, когда власть национально сознательна. Но власть должна знать, что мы укусим обязательно именно за больное место, если только она отступит от национальных интересов. Противодействовать нужно измене национальным интересам, а не противодействовать вообще. Юлия Владимировна строит противодействие вообще, а я этого не хочу, считая ошибкой. Это методологическая ошибка, и еще одно подтверждение того, какая философия лежит в основе этой политической силы. «Давайте, сейчас тарифы не поднимать...» Я хотел бы спросить: «А если бы ты сейчас была премьером, чтобы ты делала?» Это страшно! Куда мы расшатываем общество? Какую атмосферу создаем? А если завтра упадет власть в руки, что делать будете? Я такого не понимаю. Я против этого, и потому не могу идти в эту системную оппозицию. Но сотрудничать мы, очевидно, можем. То есть, «Наша Украина» может пойти в оппозицию, но не обязательно при этом войти в межфракционное оппозиционное объединение? Абсолютно, я не вижу здесь проблем. Бесспорно, даже если мы пойдем в широкую коалицию, то будем договариваться с Юлией Владимировной. Во имя национальных интересов - хоть с чертом, хоть с бесом. Если такой выбор людей, нужно договариваться с каждым. В конце концов, это не такие заклятые враги, чтобы их загрызть или расстрелять с пулемета. Так нельзя вести себя в политической деятельности, как и нельзя раздавать незаслуженно комплименты. «Если в 2009-м не будет лучшего кандидата, мы поддержим Ющенко» Так проясните, какова цель вашего нового проекта – выборы в местные советы или же участие в президентской кампании 2009 года? Партия, которая не принимает участия в выборах, мертва. Поэтому участие во всех избирательных кампаниях обязательно - со своим кандидатом или не со своим, здесь вопрос открыт. Пока я не знаю. Философия моего поведения такова: я все буду делать для того, чтобы Ющенко был успешным президентом. Мы ответственные перед Ющенко, и перед избирателями, потому что за него агитировали, и это наша обязанность. А в 2009 году, если будет лучшая кандидатура, тогда мы скажем: «Виктор Андреевич, поддержите лучшего». А если не будет лучшего, то вы можете Виктора Ющенко поддержать на второй срок? Если не будет лучшего, мы поддержим Ющенко. Но если будет лучше… Сейчас это не проблема, а только вопрос времени. Я так поступил с Кучмой не потому, что его не хотел, я за него никогда не голосовал, в отличие от Ющенко, но искренне помогал, потому что его избрал народ. Это мой президент, я живу в этом обществе, и я с 1994 года до декабря 1998-го, когда стал вопрос о начале выборов, искренне ему помогал. Я с Лазаренко воевал, кричал, чтобы забрали этого вора, и радовался, когда его таки забрали, думая, что таким образом помогаю Кучме. А потом, когда увидел, что вместо Лазаренко пришло двадцать два лазаренко, и эта нива выросла невероятно, я понял, что это такой способ у Кучмы. Но я молчал и ждал, что придут выборы, мы его спокойно переизберем, и потому пришел к нему с просьбой о цивилизованной передаче власти. Так же я поступлю и по отношению к Ющенко. Я буду реагировать на ошибки, как умею, но не буду это делать публично, не буду ставить перед фактом измены, чего я не допускаю. Он все-таки украинец, моральный, умный человек. К сожалению, человек, который серьезно пострадал, но это наказание всем нам, и, прежде всего, ему. Очевидно, это цена его борьбы, это надо понимать. Но я хочу, чтобы он жил в этой Украине. И после президента есть жизнь. Я не хочу, чтобы он скитался, как Кучма, но как Квасьневський мог приезжать в разные страны, где бы его уважали, потому что он достойно провел свою каденцию. Я хотел бы, чтобы наши президенты, или премьеры, ездили на все форумы, и не прятались ни в Америке, ни в Конча-Заспе как невыездные. Это оскорбительно для меня, как украинца, это оскорбительно для каждого, кто является патриотом Украины. По сути, Виктор Ющенко стал первым партийным Президентом, однако все признают, что его проект - НСНУ провалился. Как вы считаете, вторая попытка создания такой партии будет более удачной? Я это считал ошибкой, и говорил об этом с самого начала. Если Ющенко хотел быть партийным президентом, тогда надо было создать партию до выборов, и стать ее лидером, формальным или неформальным, почетным, не почетным. Тогда бы эта партия была значительно мощнее, потому что объединились бы искренние борцы. А когда победили и начали объединяться, вы сами видели, кто туда пришел. В большинстве своем это трагедия этой политической силы. Но и после произошедшего, я кричал: кто вас надоумил избрать Президента почетным главой? И для того, чтобы вывести Ющенко из этой ошибочной ситуации, я предложил избрать его почетным президентом всех партий, демократических сил. Юра Костенко избрал бы, РУХ, мы, Стретович. Таким образом, мы бы нивелировали эту ошибку, все было бы нормально, и сейчас не было бы проблем. Поймите, сегодня я ни на что не посягаю, а только смотрю в 2008 год, который вполне вероятно может стать годом внеочередных выборов в местные советы. Я смотрю на 2011 год – год выборов в Верховную Раду, если, конечно, не будет досрочных выборов. И хочу, чтобы на ожидание общества сегодня было предложение. Удастся этот проект или нет, я не знаю, но хочу спровоцировать это движение. При этом я не ставлю цель для себя лично, социология говорит, что сторонники национально-демократической идеи имеют право получить политическую силу, за которую бы они пошли голосовать. 25-30% мы возьмем.

Тэги:

Комментарии

Выбор редакции
Эксперт из команды Зе! Святослав Юраш за час не смог толком ответить ни на один вопрос ведущей
Эксперт из команды Зе! Святослав Юраш за час не смог толком ответить ни на один вопрос ведущей
Эксперт из команды Зе! Святослав Юраш за час не смог толком ответить ни на один вопрос ведущей
Эксперт из команды Зе! Святослав Юраш за час не смог толком ответить ни на один вопрос ведущей
ТОП 8 сериалов про тайные общества. Видео на канале «Фразы»
ТОП 8 сериалов про тайные общества. Видео на канале «Фразы»
Усик может стать новым президентом Украины?
Усик может стать новым президентом Украины?
Список версий гибели группы Дятлова. Видео на канале «Фразы»
Список версий гибели группы Дятлова. Видео на канале «Фразы»
Каталог загадочных объектов, найденных на Марсе. Видео на канале «Фразы»
Каталог загадочных объектов, найденных на Марсе. Видео на канале «Фразы»
Что говорят о Зеленском известные люди? Видео на канале «Фразы»
Что говорят о Зеленском известные люди? Видео на канале «Фразы»
История украинского масонства на канале «Фразы»: Грушевский, Петлюра, Шевченко и другие
История украинского масонства на канале «Фразы»: Грушевский, Петлюра, Шевченко и другие
Тайные общества Украины. Премьера на канале «Фразы»
Тайные общества Украины. Премьера на канале «Фразы»
fraza.ua
Зеленский записал видеообращение по поводу роспуска Верховной Рады
Зеленский записал видеообращение по поводу роспуска Верховной Рады
Зеленский записал видеообращение по поводу роспуска Верховной Рады
Зеленский записал видеообращение по поводу роспуска Верховной Рады
В Одессе прямо во время уроков открыли огонь по зданию школы
В Одессе прямо во время уроков открыли огонь по зданию школы
Киевляне оригинально наказали «героя парковки»
Киевляне оригинально наказали «героя парковки»
В Одессе депутат ногами избил журналиста
В Одессе депутат ногами избил журналиста
Предсмертную телеграмму Гитлера пустят с молотка: о чем писал фюрер перед самоубийством
Предсмертную телеграмму Гитлера пустят с молотка: о чем писал фюрер перед самоубийством
В Верховной Раде ищут бомбу. В здание никого не пускают
В Верховной Раде ищут бомбу. В здание никого не пускают
На стройке в Китае рухнул лифт – погибли одиннадцать человек
На стройке в Китае рухнул лифт – погибли одиннадцать человек
«Спасибо, что приехали»: Путин встретился с Ким Чен Ыном
«Спасибо, что приехали»: Путин встретился с Ким Чен Ыном
В Днепре маршрутка врезалась в фуру – пострадали пять человек
В Днепре маршрутка врезалась в фуру – пострадали пять человек
В Киеве горел лотерейный МАФ
В Киеве горел лотерейный МАФ
fraza.ua

Опрос

Что будет с Порошенко после выборов?