ТОП:
Владимир Олийнык – народный депутат Украины от Партии регионов и один из спикеров этой фракции. В 2004 году был доверенным лицом кандидата в президенты Ющенко, в 2006-м стал нардепом от БЮТ, в 2007 году перешел в Партию регионов. Но сейчас юрист и поборник права не против, чтобы за коррупцию сажали и бело-голубых, и оранжевых, и не возражает против того, чтобы все нардепы, которые хоть когда-то блокировали Раду, отвечали перед законом. УНИАН задал Владимиру Олийныку несколько вопросов. Владимир Николаевич, избиение народных депутатов, которое сегодня рассматривалось в парламенте, началось с блокирования парламента нардепами БЮТ, которые защищали своего лидера Юлию Тимошенко. Разве это не понятно, что партийцы хотят защитить главу партии от тюрьмы? Любое дело базируется на определенных доказательствах. Члены БЮТ требовали то, чего нельзя было требовать от парламента. Требовали, чтобы Юлии Тимошенко изменили меру пресечения – подписку о невыезде. То есть чтобы парламент в нарушение Конституции вмешался в следственные действия. Депутаты требовали принятия неконституционного решения. Но это унизительно, Тимошенко здесь, она не убегает, для чего эта подписка? Это – право следователя. Есть ваше право писать и разоблачать, а у него свои полномочия. Когда следователь возбуждает уголовное дело, то выбирает меру пресечения. Самое либеральная мера – подписка о невыезде. А драка – попытка внести политический привкус в дело, чтобы Европа услышала. Эту драку в парламенте заказывали. Оппозиционеры ставили блокированием непарламентскую задачу. Я слышал разговор бютовцев: что мы не отойдем от блокирования вплоть до драки. Тридцать пять человек фракции БЮТ блокировали президиум парламента. Я спрашивал: а где другие члены фракции? Ведь речь идет о чести и защите лидера. Поэтому я спрашивал у тех нардепов, кто отсутствовал, почему не были при блокировании? В ответ услышал: нас толкают к драке. Потому что когда нет драки, то в Европе нет сигнала. Когда забросили в сессионный зал в апреле во время Харьковских соглашений дымовую шашку, то всему миру показали картинку. Кроме того, кто-то добивается дестабилизации в парламенте. Возвращаясь к делу Тимошенко. Не кажется ли вам, что во время кризиса использовать «экологические» деньги на пенсии – это не только нарушение, но и мужественный поступок? Нецелевое использование средств – преступление. Для тех, для кого бюджет страны – не пустой звук. Когда речь идет о нецелевом использовании бюджета, в Европе за это сажают в тюрьму. В конце концов, если нужно использовать эти средства, то придерживайтесь процедуры – у вас в парламенте есть большинство. Пусть парламент проголосует. Почему мы взялись именно за это дело? Информации о расхищении денег прежним высшим руководством – море, а доказательств бывает мало. Проведу аналогию: Алькапоне убивал людей, сел в тюрьму за неуплату налогов. А здесь, если вы превысили полномочия, то все – нужно отвечать. Даже если вы нарушили закон из благородных соображений. Но эту растрату даже нельзя было бы назвать форс-мажором. Тем более, мы еще и международные соглашения нарушаем. Если бы правительство было реформистским, то, скажем, пустило бы эти деньги на установление автономного отопления больниц, школ. Это – целевое использование, потому что мы бы уменьшили выбросы в воздух, улучшили бы ситуацию в заведениях и получили дополнительные средства. Беда прошлого правительства не в том, что они брали кредиты. А в том, что они его проедали. Вы можете представить семью, которая одалживает деньги и на одолженные деньги продолжает питаться в ресторане? Если вы о деньгах киотского протокола, то они пошли на пенсии, на то, чтобы в принципе было за что питаться, а не на рестораны, разве не так? Нет, я о правительстве, которое берет деньги и на одолженные деньги продолжает покупать втридорога автомобили, которые не были «скорыми помощами». Они не подпадали под определение «скорой помощи» по классификации. В государстве существует порядок. А «скорая помощь» даже растаможивается по специальным правилам. Но мало того, что они пропихнули хлам, там еще и цена завышена в два раза. Известно, что закупками в сфере медицины занимался ваш бывший министр здравоохранения Зиновий Мытник. Юлия Тимошенко утверждает, что она сама обращалась в Генпрокуратуру с просьбой проверить закупку. Мне безразлично, кто министр, чей министр, но если он виноват, пусть отвечает. Тимошенко когда-то говорила, что правительство Януковича крадет 60 долларов в секунду. Задайте ей вопрос: где материалы? Ей, как и вам, не хватило доказательств, но она не стала судить вас, как судили Алькапоне, за неуплату налогов. Из 60 якобы украденных миллиардов не хватило доказательств хотя бы на 40 тысяч, как по делу Луценко? Сегодня идет процесс ответственности за совершенное. Когда мы спрашиваем, почему вы такого процесса не начинали, когда были при власти, они говорят, что у них не было своего генпрокурора. Свой генпрокурор или не свой... Да чего вы не вытащили генерального прокурора сюда в сессионный зал и не спросили: ты что там делаешь? Знаете, почему? Потому что генеральный прокурор вышел бы и сказал, а ваши что, не крадут? И рассказал бы, как он готовит представление на нардепа демократической коалиции, но ему позвонили, сказали, что Юлия Владимировна просила не давать представленин. Поэтому – все... Заканчивается время блокирования, заканчивается безответственность. В конечном итоге, вчера президент освободил министра здравоохранения. И это стало результатом аудита правительства Тимошенко. Результатом деятельности тех славных аудиторов, которые когда-то в США занимались пятнами на платье Моники Левински? Слушайте, мы никогда так не придем к истине. Правоохранительные органы у нас «плохие», потому что они служат «антинародному режиму», аудит «плохой». А почему вы не спросите Юлию Владимировну, почему они за такую безумную сумму купили автомобили для «скорой»? Деньги киотского протокола, за которые вы обвиняете Тимошенко, вернулись на свои счета. За что вы будете ее судить? Все втянулись в обсуждение этого дела. Впрочем, ни вы, ни я не знаем всех материалов, которые есть в уголовном деле. Это я вам говорю как бывший председатель суда. Это все еще будет предметом обсуждения. Но если есть обвинение, то нужно подавать в суд. Мы будем все видеть, все будет прозрачно. Вы думаете, что судья примет решение на бездоказательной базе? При таком деле – никогда! Уже все проводится прозрачно. Все обо всем рассказывают. Вон Луценко рассказывает, что аж на сорок тысяч гривен у него нарушений. Ну зачем Луценку сорок тысяч? Но другие вещи не рассказывает. Что повышение водителя по службе шло без его участия? И хоть бы раз этот водитель пришел к своему министру и сказал: шеф, я уже подполковник, я уже квартиру получил, хватит с меня. Вопрос стоит по-другому: когда начать реальную борьбу с кражами. Эта власть начала. Она тем самым начала дело и против себя. Следующая власть придет и скажет: давайте проведем аудит. Неужели вы верите – что эта власть начала борьбу?.. А вы не боитесь, что в сердце каждой старушки Тимошенко останется героиней, которая дала им пенсию? Я бы хотел, чтобы при принятии решения мы думали об этом меньше всего. Те, кто будет принимать его, должны думать о законе. Какие будут правовые последствия, политические, – это вопрос отдельный. Если начинать анализировать, дело никогда не завершится. Я тоже много думал, есть плюсы, минусы. Это не последний вопрос, который задают високоурядовцям. Еще будут «скорые помощи». И своего бывшего министра Мытника привлечете к ответственности? Здесь нет моего министра. Мой министр – это честный министр. Мой министр не напивается как свинья во Франкфурте. Я сам так не делаю. А ваш партнер из коалиции коммунист Найденов тоже не напивается? Он мне не товарищ. Но, если говорить о кражах... Я был доверенным лицом Ющенко, был помощником Юлии Тимошенко. Но меня два с половиной года в исполнительную власть не приглашали. Потому что шел дерибан. Куда меня ни предлагают, то всегда спрашивают: а зачем он нам, у него какое-то свое виденье. Я считал, что красть нельзя. Зарабатывать – да, можно. Но чтобы зарабатывать, нужно иметь мозги. Кирпа покойник зарабатывал. А просто придти и дерибанить, - это простите. Я говорю об этом ответственно, при правительстве Тимошенко был дерибан. Это даже не расхищение. Потому что расхищение – это усушка, утруска. А когда коммерческим структурам предоплачиваются деньги за сахар, а в Госрезерве даже на копейку нет сахара, то давайте остановимся. Госрезерв подчинен министру экономики, а потом Губский в интервью говорит, что реально Госрезервом руководил Турчинов. И Губский утверждает, что говорил Турчинову, что и сахар покупается не по той цене, и газ не по той цене в Госрезерве. То есть реально есть теневая экономика и теневое управление. Из того, что должно было быть в Госрезерве, реально осталось 8%, так хочу спросить экс-премьера: вы что ослепли? Вы бы когда-то поинтересовались, ребята, что вы там делаете. Думаю, что реально Тимошенко не осудят, но условно осудят.

Тэги:

Комментарии

В Запорожье по-жесткому «оприходовали» юную девчонку. Появилось видео
В Запорожье по-жесткому «оприходовали» юную девчонку. Появилось видео
В Запорожье по-жесткому «оприходовали» юную девчонку. Появилось видео
В Запорожье по-жесткому «оприходовали» юную девчонку. Появилось видео
В Киеве задержан боевик ИГИЛ
В Киеве задержан боевик ИГИЛ
«Призрак» мертвого соседа напугал канадку и взбудоражил соцсети
«Призрак» мертвого соседа напугал канадку и взбудоражил соцсети
В Индии появилась больница для слонов
В Индии появилась больница для слонов
На Сумщине неизвестные сожгли автомобиль депутата
На Сумщине неизвестные сожгли автомобиль депутата
Под Киевом грабителя магазина застрелили из его же пистолета
Под Киевом грабителя магазина застрелили из его же пистолета
В Кременчуге подросток чудом выжил, сорвавшись в 150-метровый карьер
В Кременчуге подросток чудом выжил, сорвавшись в 150-метровый карьер
На крупной взятке погорел чиновник Минэнерго
На крупной взятке погорел чиновник Минэнерго
В Запорожье марокканец два года жил на крыше после отчисления из вуза
В Запорожье марокканец два года жил на крыше после отчисления из вуза
Китайцы создали альтернативу GPS
Китайцы создали альтернативу GPS
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?