Игорь Алексеев: Выход коммунистов из коалиции повлечет отставку правительства

18.12.06 15:10 | 1630 просмотров
Автор: Галина Каплюк, Glavred

Сегодня коммунисты оказались в интересном положении - де-факто их практически вытолкнули из Антикризисной коалиции. Заветное количество голосов (226) для принятия законов «регионалы» и социалисты уже имеют и без них, пополнив свои ряды за счет внефракционных парламентариев. Теперь представители КПУ хотя и грозятся выйти их коалиции, тем самым развалив ее изнутри, но вряд ли осмелятся это сделать, потому как сегодня владеют несколькими комитетами и министрами. Непросто все складывается и в самой Компартии, где молодые потихоньку начинают вытеснять из руководства партией товарищей постарше. Правда, на пост несменного лидера Петра Симоненко пока не зарятся. По крайней мере, в этом «Главред» убеждал недавно избранный вторым секретарем ЦК КПУ, народный депутат Игорь Алексеев. «Мы будем стараться цементировать эту коалицию путем переговоров, не принимая каких-то революционных решений» Игорь Викторович, почему на заседании президиума ЦК КПУ так и не было принято решение о выходе из Антикризисной коалиции, хотя такие предложения были озвучены и нашли весомую поддержку? Смелости не хватило? Нет, не в этом дело. Основным вопросом на пленуме было рассмотрение текущей политической ситуации, где был сделан глубокий анализ внутриполитической обстановки в стране. Деятельность коалиции была подвергнута определенной критике, в частности, высказано наше непонимание и неприятие тех решений, которые в последние месяцы проводили наши партнеры по Антикризисной коалиции. Действительно, Леонид Иванович Грач предлагал поставить четкий ультиматум по срокам, если не будут выполняться условия. Речь же шла не о кадровых назначениях, это для нас потустороннее, второстепенное. А говорилось о выполнении условий, заложенных в антикризисном соглашении. Вот здесь у нас проблемы. Тем не менее, ни вопросы по НАТО, по ЕЭП или по статусу русского языка нигде в коалиционном соглашении не прописаны, потому как сама программа деятельности отсутствует в этом документе. Какие могут быть претензии? Да, программы там нет, но дело в том, что кроме программных, существуют еще и партнерские договоренности. Когда создавалась Антикризисная коалиция, безусловно, эти вопросы проговаривались. Может, подобный конфликт был заложен в коалиции изначально, учитывая не только программные разногласия ее участников, но и ранее сложившиеся прохладные отношения между коммунистами и социалистами? Безусловно, есть моменты, учитывая предысторию вопроса, где есть непростые отношения, в том числе и с нашими партнерами из СПУ. Кстати, опять высказывались претензии не только к Регионам, но и к социалистам в связи с голосованием за Закон о Голодоморе. Мы считаем, что Александр Александрович Мороз нарушил регламент, и, по сути, пошел на поводу у этого провокационного закона. С другой стороны, социалисты этот шаг объясняют последовательной позицией, потому как в 2003 года отстаивали этот закон… Не вопрос. Но одно дело - признавать большую трагедию, которую пережил наш народ, а другое - идти на поводу у политической силы, которая сегодня катастрофически теряет поддержку, и, вбрасывая такие провокационные законы, которые раскалывают наше общество, пытается набрать политические очки. Так на поводу у политической или Президента? Скорее, даже на поводу у Президента, который в принципе отождествляет эту политическую силу. Как бы там ни было, мы все равно знаем, что Ющенко и «Наша Украина» - это близнецы-братья. В интервью «Главреду» глава фракции СПУ Иван Бокий заявил, что в принципе коалиция уже может обойтись и без голосов коммунистов, потому как ПР и СПУ вместе с внефракционными депутатами насчитывают больше необходимых 226-ти голосов. Не будут ли вытолкнуты коммунисты вовсе из коалиции, числясь в ней только номинально? Мы никогда в роли пристежных не были, и считаем себя самостоятельной политической партией, которая остается влиятельной в обществе, несмотря на не очень удовлетворяющий нас результат на выборах. Я не буду комментировать заявление господина Бокого, но дело в том, что, кроме количества, есть еще и структурный состав коалиции. Регламент и новое положение Конституции предусматривает, что мы вошли не количественно, а как политическая сила. И если у некоторых наших партнеров существуют иллюзии на счет того, чтобы вытолкнуть коммунистов, то им надо задуматься вообще о судьбе Антикризисной коалиции. Потому как юридически после выхода их состава Антикризисной коалиции, будут последствия, которые связаны и с отставкой правительства, и с назначением нового правительства и формированием новой коалиции. Так что мы будем делать все, чтобы решать вопросы, возникающие внутри коалиции, путем переговоров. Кстати, уже есть договоренность о том, что в ближайшее время будет встреча не только в рамках совета коалиции, но и состоится, скорее всего, большой семинар-встреча с руководителями всех региональных организаций трех партий, входящих в состав коалиции. Ведь проблемы во взаимоотношениях внутри коалиции не только на высшем уровне, есть они и на местах. Это, безусловно, болезнь роста, и связана с тем, что мы имеем первый опыт построения политической системы в таком формате. Страна превращается в парламентско-президенсткую республику, и, конечно, на этом пути будет еще масса проблем. Не приведут ли эти терния внутри коалиции к ее распаду? Как долго могут сосуществовать вместе идеологически разные коммунисты с ненавистными им олигархами, которые есть в Партии регионов? С самого начала, когда создавалась эта коалиция, наша формулировка «антикризисная» была принята. Но мы объединялись не на идеологических платформах, а на том, что была необходимость и совместное видение решения общенациональных проблем. Безусловно, я с вами полностью согласен, что между нами идеологическая пропасть. Например, мы не поддерживаем процессы приватизации крупных стратегических предприятий, и мы не голосовали за внесенный перечень. Мы уже имеем печальный опыт «Криворожстали». Эти проблемы есть, у нас возникает разное видение экономических и политических вопросов. Тем ни менее, мы будем стараться цементировать эту коалицию путем переговоров, не принимая каких-то революционных решений. Почему же? Потому что мы понимаем, что та сторона сегодня делает все для того, чтобы спровоцировать Антикризисную коалицию. Я имею в виду Президента и его окружение в Секретариате, которые постоянно вносят принятие в том числе антиконституционных указов, дестабилизируя внутриполитическую жизнь. Мы не должны поддаваться на такую провокацию. Вы говорите о провокациях из Секретариата, а в это время сами ставите коалиции ультиматум с требованием определиться до февраля. Это как нельзя лучше демонстрирует, что и без вмешательства извне в коалиции есть трения… Безусловно, но я бы сказал не «трения», а некоторые недоразумения. Но ничего страшного, милые бранятся – только тешатся. Не хочу переводить все на семейные отношения, но не может такого быть, что не возникает конфликтов. В Раде сейчас активно обсуждаются варианты роспуска парламента и досрочных выборов весной следующего года в результате распада коалиции. Кто сегодня из трех составляющих Антикризисной коалиции – ПР, СПУ или КПУ – может оказаться самым слабым звеном? Я знаю, что сегодня эта идея активно муссируется той политической силой, которой вообще не нужна стабильность, а только важно получить властный портфель. Я имею в виду БЮТ… Но что касается Антикризисной коалиции, то Компартия не окажется в ней слабым звеном. Если весной таки грянут досрочные выборы, КПУ готова к самостоятельному участию или же прогнозы на счет поглощения вас Партией регионов таки оправдаются? Думаю, что это как раз тот случай, когда речь идет о серьезных идеологических разногласиях. Это Партия крупного капитала, либерального толка, поэтому в случае досрочных выборов Коммунистическая партия пойдет самостоятельно. «Вопрос смены лидера даже не стоит на повестке дня» Ваше назначение на должность второго секретаря КПУ вместо Адама Мартынюка – это внутрипартийный переворот? Нет. Это нормальное явление, связанное с тем, что президиум ЦК как руководящий орган между съездами собрался и принял решение еще при выдвижении Адама Ивановича на должность первого вице-спикера парламента. И поскольку мы понимаем, какой объем работы и ответственности сосредоточен на его плечах в Верховной Раде, было принято такое решение. И он сам написал заявление с просьбой освободить его от обязанностей второго секретаря, понимая это. Однако сместить Мартынюка удалось только со второй попытки, почему первая оказалась неудачной? Действительно, на пленуме, который у нас состоялся несколько ранее, не прошло это решение по той причине, что руководители областных организаций – члены ЦК где-то не были проинформированы, и некоторые это восприняли действительно как какие-то внутренние разборки. Но на самом деле после проведения разговоров с ними, они поняли, что это на самом деле необходимо, после это решение прошло практически единогласно. Кто же провел такую разъяснительную работу? Она проводилась в ходе наших рабочих совещаний. Даже не работа, а процесс информирования. Известно, что Адам Иванович достаточно амбициозный человек. Скажите, он ревностно отнесся к вашему назначению? Нет. У нас нормальные товарищеские отношения. Я, наоборот, сейчас рассчитываю на его поддержку и помощь, и, думаю, я ее получу. Во время избирательной кампании КПУ публично взяла курс на «омоложение». Ваше назначение можно так воспринимать? В какой-то мере, да. Безусловно, это совпало с той линией, которую проводит сейчас Центральный комитет. Есть уже решение вопроса о смене руководства областных организаций в ряде регионов, что тоже свидетельствует об этом. Мы понимаем, что это проблема для нас, и ее надо решать. Когда же второй секретарь станет первым, и КПУ обретет молодого лидера? Я считаю, что лидер нашей партии еще молодой и достаточно энергичный человек. Ему еще работать и работать. Этот вопрос даже не стоит на повестке дня.