ТОП:
Олег Ильницкий: Человек не принимает решение рождаться или умирать в оккупации

Когда в Украине рождается ребенок, то его родители теперь могут получить свидетельство о рождении прямо в роддоме при выписке. Когда в Украине умирает человек, то его семья проходит чуть более долгий, но не сложный путь засвидетельствования факта смерти. И никто из нас не задумывается над тем, через что приходится пройти  гражданам Украины, которые не по своей воле оказались и проживают на оккупированном Крымском полуострове или в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), чтобы получить свидетельство о рождении ребёнка или же о смерти родственника.

Оказывается, Украина просто дискриминировала своих граждан, живущих в зоне военного конфликта. Молодым матерям приходится неоднократно пересекать пункты пропуска, доказывать в судах факт, что именно они родили именно этого ребёнка, а не украли. Родственникам умерших приходится предъявлять фотографии умерших в гробу и на надгробных памятниках. И даже при этом не всегда, после долгой, дорогой и унизительной процедуры, родственникам удается доказать данные факты. О том, как облегчить положение граждан Украины в таких ситуациях, мы беседуем с кандидатом юридических наук, доцентом Львовского национального университета имени Ивана Франко Олегом Ильницким.

— Когда возникла эта проблема и почему?

— Эта проблема возникла в 2014 году, когда Российская Федерация аннексировала Крым, начала военную операцию на территории Украины и часть территории нашей страны была признана временно оккупированной или неподконтрольной правительству Украины. Однако то, что Украина дала им такой статус, не остановило жизнь на этих территориях. Она продолжается. Там происходят определенные социальные процессы, в том числе и такие естественные, как рождение и смерть. Фактически рождение и смерть — это два события, с которыми очень тесно связан дальнейший правовой статус личности в государстве. Официальная регистрация рождения — это первое официальное знакомство человека с государством.

Однажды к нам, к общественной организации «Центр политических и правовых исследовний «Сім», обратились переселенцы с просьбой помочь им подтвердить факт рождения ребенка, родившегося на временно оккупированной территории. Нам казалось, что сделать это очень просто. Действительно, государство в статье 9 Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории» записало, что факт оккупации признается, но деятельность оккупационных администраций не признаётся и документы, выданные этими администрациями тоже не признаются.

Следовательно, тем, кто хочет решить эту проблему, необходимо обратиться в суд в порядке так называемого отдельного производства и установить  этот юридический факт. Используя данный алгоритм, мы пошли в суд. И стали одними из многих, кому отказали в установлении этого факта. Разумеется, первая реакция была такова: «Как же так?!». Но потом, когда мы увидели обоснование такого решения, то поняли, что этот механизм не настолько совершенен и прост, как утверждают чиновники.

Тогда мы начали изучать данную проблематику и узнали, что в Херсоне, Одессе, Харькове и других городах подобных дел десятки тысяч. Так что проблема касается огромного количества людей.

— Чем мотивировал судья?

— Судья мотивировал это практикой, которая уже применялась в отношениии общих дел об установлении фактов. Само судебное разбирательство является сложным по своей природе. Судья — абсолютно стороннее лицо, не знакомое со сторонами процесса. Вы просто должны предоставить суду достаточное количество доказательств, позволяющих стороннему лицу со стопроцентной уверенностью сделать вывод: этот факт действительно произошёл и действительно имеет правовое значение и правовые предпосылки. На основе всех ранее возникавших ситуаций в ходе установления фактов в судебном порядке была даже разработана специальная судебная практика, существовало также соответствующее постановление пленума Верховного Суда Украины, которое говорило о том, что для  установления факта рождения необходимо собрать и предоставить суду огромное количество доказательств, начиная от экспертных обследований женщины и ребенка, подтверждения факта генетической связи женщины с ребёнком и заканчивая проведением исследования биологического возраста ребенка для установления времени его рождения. То есть люди, покинувшие временно оккупированную территорию, чтобы установить факт рождения или смерти, вынуждены оформлять огромное количество непонятных справок. Но медицинские справки, выданные на временно оккупированных территориях, согласно 9 статье упомянутого закона Украина не признает. Соответственно, и суд их не может признать. Проводить какие-либо экспертизы, накладно для человека. И ещё мы обратили внимание, что регистрация рождения в Украине — это сервисная и доступная процедура, которая осуществляется на основании медицинского свидетельства. И тут, в Украине, никто не проверяет факта родственных отношений женщины и ребёнка, если роды прошли в роддоме на территории Украины.

И возникает вопрос: почему медицинскому свидетельству, выданному на оккупированной территории, государство не то что не верит, оно его аннулирует? И требует от родителей пройти все эти бюрократические процедуры в суде. При всём том, что суд не гарантирует и не даёт возможности в общем порядке установить эти факты. Государство это поняло, и в 2016 году были внесены изменения в Гражданско-процессуальный кодекс (так называемая статья 257-1. Она касалась установления фактов рождения и смерти, произошедших исключительно на временно оккупированных территориях. Но что там государство изменило? Изменены фактически подходы относительно того, в какие суды можно обращаться. Сегодня человек не ограничен в выборе суда на территории Украины и может обратиться в любой из них. Изменились сроки, чтобы подобные дела рассматривались безотлагательно. Изменились подходы к их исполнению: решение немедленно вступает в силу и исполняется автоматически. То есть суд сам обязан был направлять это решение в органы регистрации, дабы они зарегистрировали установленный факт. Но суть проблемы не изменилась. А суть состоит в том, что человек, чтобы получить решение суда, должен получить отказ органов регистрации актов гражданского состояния. А он их и так получит, потому что РАГС не признает документов, выданных на временно оккупированных территориях. Человек должен подготовить соответствующее заявление в суд об установлении факта. Он должен предоставить доказательства, которые суд оценит, исходя из законодательства и своего внутреннего убеждения, и скажет: «Этих доказательств действительно достаточно для того, чтобы я установил такой факт».  Человек должен принять участие в судебном процессе. Он должен заплатить судебный сбор. И сравнение процедуры, которую проходит обычный гражданин, с той, которую проходит гражданин для установления факта, произошедшего на временно оккупированной территории, свидетельствует о несоразмерных подходах. Поэтому мы сказали: «Это дискриминация граждан, проживающих на временно оккупированной территории». Однако нам возразили, заявив, что эта  дискриминация обоснованна. Ибо если на подконтрольной Украине территории существуют определенные правила, определенные гарантии, определенные процедуры и ответственность, то на неподконтрольной государство Украина не может гарантировать, что действительно такой факт произошел, поскольку это происходило вне контроля государства. Но тогда проблема состоит в другом. Мы подтверждаем тот факт, что существуют разные подходы. И, например, в европейской правозащитной системе Европейский суд по правам человека констатирует, что дискриминация допустима в том случае, если она базируется на законе. Да, мы имеем сегодня отдельный закон о том, что эти  документы недействительны, почему они не действительны и так далее. Сказать, что это безосновательная дискриминация, нельзя. Действительно, Украина сейчас не контролирует то, что происходит в Крыму и на других неподконтрольных территориях. Но является или эта дискриманация пропорциональной? Необходима ли она в демократическом обществе? И вот тут мы пришли к выводу, что такая дискриминация абсолютно не пропорциональна. Потому что вот эта судебная процедура должна гарантировать обществу и государству, что суды будут отсекать незаконные махинации, которые могут возникать по причине такой регистрации фактов. Но когда мы изучили более 5 тысяч судебных решений, то увидели, что суды эту функцию не выполняют. Абсолютно. Они не могут их исполнять. Потому что суды не располагают информацией и не имеют прямого доступа к реестру актов гражданского состояния. Суды просто опираются на ту информацию, которую им предоставляет лицо с неподконтрольной территории. И, желая максимально посодействовать этому лицу, они выносят решения на основании тех самых свидетельств, выданных на временно оккупированых территориях, медицинских справок, показаний свидетелей , фотографий, особенно, если речь идет о свидетельстве о смерти. Такое вот отношение к людям, что они, среди прочего, вынуждены приносить фотографии надмогильных плит родных, чтобы суд мог положить их в основу своих доказательств.

Это показало, что такая процедура для человека довольно сложная, а для государства это ничего не дает. Поскольку у того же суда, чтобы принять решение в пользу гражданина, не было иного выхода, как положить в основу решения все-таки документы, выданные на неподконтрольный территории.  Потому как других человек просто не имеет. И суды начали использовать международную практику, ссылаться на Намибийские исключения 1971 года, когда Международный суд ООН рассматривал дело об оккупации Южной Африкой Намибиии. И он сказал: «Да, оккупация есть,  действительно, факт оккупации не признают третьи государства. Но это не означает, что это непризнание должно носить абсолютный характер. Потому что там, где деятельность оккупационных администраций касается обеспечения прав и свобод граждан, третьи государства должны признавать объективно произошедшие факты. Ибо в противном случае это играет не против оккупанта, а против человека». Потом ту же практику в 2016 году подтвердил Европейский суд по правам человека. Он положил тот же вывод Международного суда ООН в основу решения по делу против Республики Молдова и России относительно ситуации в Приднестровье. И так же сказал: «Да, вы не признаете оккупации. Вы имеете на это право. Но это не означает, что вы должны фактически отворачиваться от человека в этой ситуации». Поэтому исследование, которое мы провели вместе с Украинской  Хельсинкской  спилкой по правам человека, дало нам основания говорить о том, что Украина должна ввести административную процедуру регистрации на основе признания информации, содержащейся в документах, выданных на временно оккупированной территории. Не документа, а только информации, которая там содержится и носит при этом бесспорный характер. Например, это информация о присвоенных фамилии, имени, отчестве, о дате рождения, месте рождения, об отцовстве или же о дате и месте смерти, месте погребения. Не углубляясь в какие-либо политические аспекты, например, относительно гражданства или же принадлежности территории тому или иному государству. Украина должна ввести однозначно административную процедуру для Автономной Республики Крым, поскольку там существуют органы, которые ретранслируют волю Российской Федерации. Российская Федерация, нравится нам это или нет, является сувереном. Она является признанным участником международных отношений. Документы, которые она выдаёт в любой точке своей территории, Украина признает автоматически. И в то же время документы, которые выдала Российская Федерация украинскому гражданину в Крыму, Украина не признает. Да, это оккупация. Но человек в этой оккупации не виноват.

— А если речь идёт о документах, выданных в ОРДЛО?

— С оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей ситуация сложнее. Поскольку на сегодня нет однозначного ответа на вопрос, что там происходит с точки зрения как международной практики, так и украинской. Мы говорим о присутствии там Российской Федерации. Российская же Федерация  этот факт не признает. И потому исследователи данной тематики сходятся в том, что это обстоятельство усложняет установление фактов  рождения и смерти. Там нет оформленных органов власти какого-то суверена. Там есть незаконные вооруженные формирования, которые провозгласили себя властью, и так называемые псевдореспублики, которые выдают какие-то документы. Поэтому экспертное сообщество склонялось к тому, что относительно них судебная процедура должна быть сохранена, однако при этом упрощена в смысле освобождения от судебного сбора, автоматического предоставления вторичной правовой помощи, а также изменения подхода судей к оценке доказательств. То есть суды все-таки должны на официальном уровне выработать практику, согласно которой документы, выданные на временно оккупированных территориях, могут рассматриваться как основание для решения суда по фактам рождения и смерти.

Почему я говорю в прошлом времени: склонялись? Потому что 18 января Верховная Рада проголосовала за законопроект 7163 (в народе его называют о реинтеграции и деоккупации Донбасса). Этот закон нас немного обескуражил, поскольку в части признания документов касается исключительно документов, выданных в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. И если он вступит в силу, то сложится интересная ситуация: будет введена административная процедура для документов, выданных в районах Донецкой и Луганской областей, и сохранится судебная процедура для Крыма.

— За эти почти четыре года сколько людей могло родиться и умереть на оккупированных и неподконтрольных Украине территориях?

— В процессе исследования мы сделали аналитическую выборку. Правда, пользовались исключительно открытыми источниками информации, в том числе и сайтами оккупационных и непризнанных органов военных формирований. С 2014-го по 2017 год число фактов рождения и смерти на неподконтрольных Украине территориях составило приблизительно 400 тысяч. Опять-таки, они не являются абсолютно показательными, мы это понимаем.  Если речь идёт о Крыме, то там действует Российская федеральная статистическая служба, она представляет статистический отчет о естественном движении населения. В Донецке мы тоже нашли такой аналог. Что касается Луганска, то там имеется информация только за 2016 год. В действительности эти цифры намного выше. Мы сравнили это количество с количеством, зарегистрированным в Украине. Министерство юстиции Украины ведет отдельную статистику регистрации фактов рождения и смерти на неподконтрольной территории. Итак, по состоянию  на июнь 2017 года было сделана 31 тысяча 17 записей о регистрации таких фактов на временно оккупированных территориях. Из них 14 тысяч 192 записи о рождении и 16 тысяч 625 записей о смерти на основании решений судов. После сравнения мы констатировали: приведенные цифры очень разнятся.

— Что это означает?

— Мы — оптимисты. Мы верим, что оккупация рано или поздно закончится. И возникнет вопрос: а что будет с теми почти 90 процентами случаев рождения и смерти, которые на сегодняшний день не зарегистрированы украинской правовой системой? Это вал, с которым украинская правовая система в ее нынешнем состоянии вряд ли справится.

—  Почему так мало зарегистрированных в Украине?

— Кто-то себя не видит в Украине, потому и не регистрирует этот факт. Но социальный срез отношения граждан к Украине на неподконтрольной ей территории свидетельствует о том, что человек отказывается от регистрации не только по этой причине. Значительная часть людей не делает этого из-за сложности данной процедуры. И сложность не только в том, о чем я уже упоминал. Части этих людей приходится несколько раз переходить через контрольно-пропускные пункты, чтобы получить отказ органа РАГСа, обратиться в суд, поехать на судебное заседание, получить решение, обратиться в органы РАГСа, опять зарегистрировать и только тогда получить свидетельство. Контрольно-пропускной пункт — это первый шаг, где у человека уже появляются проблемы. А когда он пересечёт этот КПП, то у него начинаются другие трудности, о которых я говорил: эта формализация, не те документы, не так поданы, не такое заявление, а заплатите еще 400 гривен судебного сбора, а еще подождите, когда судья рассмотрит.

— Сколько времени все это занимает?

— Наше дело, хотя и было решено в рамках двух судебных заседаний, однако сама процедура заняла три месяца. После того, как был принят упрощенный порядок, было оговорено, что подобные дела рассматриваются безотлагательно. И действительно, в большинстве своём рассмотрение таких дел проходит очень оперативно. Но все равно существует проблема большой загруженности судов. Если в суде есть уголовные дела, то он просто не может «втиснуть» и это дело. Поэтому упомянутая норма о немедленном рассмотрении не совсем реальна. Не то, что ее не хотят выполнять, просто в нынешних условиях это порой невозможно.

— Сколько это в деньгах?

— Сама регистрация факта рождения или смерти является бесплатной административной услугой. Следует только заплатить судебный сбор. Но если ребенок родился на подконтрольной Украине территории, то за его регистрацию родственники не платят. Поэтому мы говорим о дискриминации тех, кто проживает на неподконтрольной территории: они должны заплатить судебный сбор приблизительно в 352 гривны. Если они найдут бесплатного юриста, который напишет им заявление, — хорошо. Однако я сомневаюсь, что все имеют возможность найти бесплатного юриста. Чтобы обратиться в суд, это заявление должно быть оформлено определенным образом. Иначе судья не даёт ему хода и назначает срок для его переоформления. Это ещё дополнительные  200-300 гривен. Ну и поездки туда-сюда тоже требуют денег.

— Для чего родственникам умерших необходимо засвидельствовать факт смерти? Они же пенсию могут получать, и никто об этом не узнает.

— Это необходимо для оформления наследственных правоотношений. Был случай, когда к нам обратилась родственница умершего на временно оккупированной территории человека. Она не хотела получить наследство, а лишь желала, чтобы был признан факт смерти: «Я не хочу, чтобы память моего брата была осквернена этими боевиками. Я не знаю, что там делается и как используют его документы. Вполне возможно, что его снова под какой-то очередной референдум подвяжут». Но в большинстве случаев у людей не столь идейные побуждения, а элементарные — оформление наследства.

— А вступление в брак?

— С этим очень сложная ситуация. Если брак заключен на неподконтрольной Украине территории, а женщина хочет зарегистрировать ребенка уже на подконтрольной территории, то даже суды не имели каких-либо оснований для признания данного брака. И получалось так, что ребёнка регистрировали лишь на основании сообщения матери, кто является отцом. На сегодняшний день это не имеет большого значения. Скажем, в советские времена, если женщина не была замужем, то делалась специальная пометка, что отец указан со слов матери. Но это все равно создает определенные проблемы в реализации отцом своих отцовских прав.

Более того, к регистрации фактов вступления в брак нет однозначного подхода и в международной практике. Потому как вступление в брак — это демонстрация воли обеих сторон. Если смерть и рождение происходят независимо от того, хочет этого человек или нет, то люди, которые собираются пожениться, могут покинуть оккупированную территорию и оформить брак на подконтрольной территории.

— А что касается документов о получении образования?

— Мне не понятно, как Украина может признавать информацию об образованиии, не говоря уже о квалификации, если у неё нет данных об объеме и содержании курсов, которые слушают учащиеся в школах под контролем боевиков. Утверждать то, что человек окончил 11 класів... Ну да,  окончил. Но что он изучал? Мы этого не знаем.

— Ну не может несовершеннолетний ребенок ежедневно ездить через эти КПП в школу.

— Не может. Однако сегодня Министерство образования и науки Украины разрабатывает дистанционные курсы. Желают — могут учиться. Это — выбор каждого конкретного человека. То, что ребёнок учился 11 лет, мы можем признать. Но то, что на протяжении этих 11 лет ребёнок, который учился в школах на неподконтрольной Украине территории, прлучил общее среднее образование, отвечающее государственному стандарту Украины, — не можем.

— А трудовая деятельность и пенсия? Будет ли признана трудовая деятельность этих лиц и каким образом?

— При том, что сейчас происходит в Украине, трудовой стаж никакого значения не имеет. Значение имеет страховой стаж, который определяется оплатой взносов. Права на пенсию они не получат,  так как взносов не платят.

— А что с тем делом, с которого началась для вас работа над этим проектом?

— После того, как суд отказался признать факт рождения ребенка и то, что его родила именно эта женщина, мы обратились в апелляционный суд. К счастью, суд стал на ее сторону, отменил решение суда первой инстанции и таки установил данный факт.

Тэги: политика, Донбасс, АТО

Комментарии

В Кривом Роге задержали маньяка-рецидивиста
В Кривом Роге задержали маньяка-рецидивиста
В Кривом Роге задержали маньяка-рецидивиста
В Кривом Роге задержали маньяка-рецидивиста
Борис Гребенщиков дал бесплатный концерт на Пейзажной аллее в Киеве. Ему пытались помешать провокаторы
Борис Гребенщиков дал бесплатный концерт на Пейзажной аллее в Киеве. Ему пытались помешать провокаторы
Возле Верховной Рады деревом придавило три автомобиля
Возле Верховной Рады деревом придавило три автомобиля
Менее, чем за сутки, в разных районах Киева сгорели несколько торговых киосков
Менее, чем за сутки, в разных районах Киева сгорели несколько торговых киосков
Жесть в одном из сел Винницкой области: два малолетних отморозка решили из любопытства выпотрошить своего приятеля
Жесть в одном из сел Винницкой области: два малолетних отморозка решили из любопытства выпотрошить своего приятеля
В киевском спальнике загадочным образом загорелось и потухло отделение банка
В киевском спальнике загадочным образом загорелось и потухло отделение банка
В ночном клубе Турции застрелили известную поп-певицу
В ночном клубе Турции застрелили известную поп-певицу
В Киевсовете случилась потасовка, а Кличко закрыл рукой рот активистке
В Киевсовете случилась потасовка, а Кличко закрыл рукой рот активистке
Сэр Пол Маккартни опубликовал две новые песни впервые за пять лет
Сэр Пол Маккартни опубликовал две новые песни впервые за пять лет
ЧМ-2018: Криштиану Роналду забил четвертый гол на турнире и установил европейский рекорд
ЧМ-2018: Криштиану Роналду забил четвертый гол на турнире и установил европейский рекорд
fraza.ua

Опрос

Ваша конфессиональная принадлежность?