ТОП:
Андрей Ермолаев: Компромат Онищенко – это только начало

Кто стоит за так называемым кассетным скандалом Онищенко? Можно ли это в принципе назвать скандалом и что ждет украинскую верхушку, если обнародованный компромат окажется правдой? Как будет вести себя президент и почему Онищенко выбросил компромат именно сейчас? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью «Фразе» рассказал политолог, директор института стратегических исследований «Новая Украина» Андрей Ермолаев.

Андрей, на ваш взгляд, кто больше заинтересован в кассетном скандале Онищенко?

А разве это скандал? Хотя многие это называют скандалом, но вы же знаете, что как корабль назовете, так он и поплывет.

Тем не менее пресса уже называет компромат Онищенко «пленками Мельниченко № 2». Все-таки в чьих интересах по факту больше сработал Онищенко?

Понимаете, дело в том, что факт-то еще не состоялся. Прежде всего потому, что интересы не заявлены. Даже если речь идет о компромате, бьющем по репутации президента страны, вопрос конечной цели остается открытым.

В этой ситуации очень важно все называть правильно. Онищенко — плоть от плоти той самой системы олигархического управления страной, которую мы все знаем и не раз описывали в самых разных красках. И его компроматная атака — скорее самозащита, чем продуманная личная стратегия. Другое дело — как этой атакой распорядятся крупные игроки: национальные правительства и спецслужбы других стран, медиакратия, внутренние оппоненты Порошенко.

Но разве такой человек, как Онищенко, мог вдруг появиться случайно?

Разумеется, нет. Но он и не появлялся «случайно». Это ведь не неожиданно взявшийся откуда-то персонаж. Это известный состоятельный человек, связанный с большим бизнесом.

Слухи о его криминальном прошлом  правда?

Судя по публикациям о его биографии, у него достаточно «серое» прошлое. У нас сейчас много таких деятелей. Если журналисты внимательно поскребут многих известных политиков национального и регионального уровня, распиаренных меценатов и селебрити, то окажется, что многие из них — «дети» того самого первобытного капитализма 90-х, с влиятельными ОПГ и «номенклатурной крышей», криминальными инвестициями и легализацией. Какой-то десяток-полтора лет назад имена политиков и известных «авторитетов» переплетались и в политической, и в экономической сферах. Но кризисы и революции, смены режимов и калейдоскоп выборов укоротили коллективную память. Вчерашние торговцы и цеховики стали «провайдерами реформ», а многочисленные «саши белые» — уважаемыми бизнесменами и общественными деятелями. А ведь многие нынешние топ-политики и вчерашние первые лица — продукт эпохи 90-х, «украинские рокфеллеры с нераскрытой тайной первого миллиона».

Но как ни раскрашивай фасад, живут-то они вовсе не по тем законам, которые прописаны в нашем законодательстве и которые декларируются. Они работают согласно традициям и «неписаному праву» договорняков и взаимных обязательств, со «стрелками» в ночных кабинетах.

В этой истории Онищенко позиционирует себя как свидетель, но свидетель ли он?

Прежде всего он покинул Украину лишь тогда, когда, по собственным признаниям, не получил убедительных гарантий личной безопасности — политической, бизнесовой и пр. То есть он, как я понимаю, до последнего надеялся, что сработает «звычаевый» механизм договорняков. А этот-то механизм и перестал сейчас работать! Режим, с которым сотрудничал и которому помогал Онищенко, стал «пожирать» своих партнеров, друзей и врагов по периметру — за любой возникающий риск своей монополии. Так было с бизнесом и политиками из оппозиции, так было с «варягами» в исполнительной власти, с гражданско-политическим активом Майдана. И так теперь происходит с собственными бизнес-партнерами, с которыми еще вчера держались за один чемодан в лифте!

Иными словами, Онищенко никогда не станет вторым Березовским?

Онищенко не претендует и не станет «украинским Березовским». Борис Березовский, убежав из путинской России, пытался позиционировать себя как деятель, который поддерживает определенные политические движения и определенный вектор развития России. Он был достаточно активен как политический идеолог, выступая за либеральную Россию. Хотя нужно признать, что сам Березовский и был одним из символов той самой бандитско-олигархической России, на смену которой пришли силовая олигархия и «новое дворянство» эпохи Путина.

Но в случае с Онищенко история совсем другая. Онищенко занял позицию активного свидетеля, а его информация и выброшенный компромат — это скорее линия защиты, по сути, свидетельские показания, обличающие и его самого как соучастника. Но если самообличение стало защитой, значит, достигнут какой-то край. Слишком высоки жизненные ставки, на грани личной свободы и личной жизни.

То есть компромат Онишенко  это в первую очередь его собственная безопасность?

Во всяком случае, выглядит так, что он использует имеющуюся у него информацию как в плане личного свидетельства, так и в плане неких гарантий своей безопасности. Он создал свою «линию защиты» от криминальных преследований и, возможно, еще каких-то преследований, о которых мы можем только подозревать.

Поэтому он и не спешит возвращаться в Украину?

Он боится возвращаться. И не скрывает своих опасений, говорит о недоверии правоохранительным структурам Украины. Именно поэтому он как инициативный свидетель заручается поддержкой крупнейшей полицейской державы мира — США. Те возможности, которые есть у спецслужб Соединенных Штатов, — это в первую очередь возможности глобального контроля и упреждающих следственных действий за гражданином любой страны, если, не дай Бог, он посягает на интересы Соединенных Штатов. В данном же случае речь идет ни много ни мало — о государственных деятелях Украины, которые могут быть заподозрены в хищении американской финансовой помощи и кредитов МВФ с целью политической коррупции. И здесь «под колпаком» окажутся и те, кто мог способствовать расхищению, и те, кто был «потребителем». Для меня в этом плане знаковым было не заявление Онищенко, а проявленный недавно интерес МВФ к публичным данным е-декларирования. Круг замыкается, Онищенко дал свой вариант ответа, как и кем могут растаскиваться кредитные ресурсы.

И насколько это шоу может затянуться?

В этом отношении какого-то продолжения в Украине с участием Онищенко я не ожидаю, да и вряд ли это возможно. Не будет его возвращения как некоего политического события и не будет его личной активной политической игры.

А дело Онищенко?

А вот «дело Онищенко» начинает жить своей жизнью. Ведь он сделал так, что его свидетельства, его документы, о которых он упоминает, и все те данные, которые сейчас выбрасываются в медиа, уже приобретают свою историю.

Кстати, а что вы думаете о самом появляющемся компромате?

Честно говоря, я вообще не считаю нужным это обсуждать. Какие-то записи каких-то людей. Полный бред. Важно другое. В эту игру включаются спецслужбы США, дипломатия ЕС и пропагандистская машина России. И все эти три субъекта игры будут непосредственно влиять на судьбу нынешнего политического режима, буквально поперсонально. Мне это очень напоминает сценарий конца 1999 года, если кто еще помнит. Со слухами о списках коррупционеров вокруг Леонида Кучмы, торгами вокруг состава будущего правительства, мелкой игрой на понижение градуса с референдумом 2000 года и прочим. Суть сценария-99 — добиться нового компромисса в среде украинских элит без переворотов и потрясений, «продавливание» нового баланса и попытка демонтажа авторитарного режима. Тогда не вышло. Ход последующих событий пересказывать не буду.

Сейчас ситуация иная, но алгоритм может быть схожий. Внешние игроки получили уникальный инструмент — свидетельские показания одного из крупных политиков-олигархов из Украины. Причем, заметьте, по его доброй воле.

Что касается ситуации в самой Украине, и почему, на мой взгляд, Онищенко поступает именно так: вероятнее всего, тот баланс интересов, который после революционных событий 2013-14 годов пытались организовать наиболее влиятельные политико-экономические круги Украины как в бизнесе, так и в политической среде и который действительно нужен был Украине как условие стабилизации государства и общества, так и не был достигнут. Наоборот, скатывание нового режима к коллективной, а затем и к автократической монополии на власть и экономическое управление вновь вернуло Украину в состояние «войны всех против всех». Даже «барвихинские беженцы» почувствовали шанс на возврат. А как иначе объяснить смелость и даже наглость бывших правителей, которые менторским тоном через три года войны и кризисов рассказывают, как они будут спасать страну и возрождать Донбасс?..

По сути, Онищенко и говорит о монополии нового режима, который, прикрываясь войной и риторикой, подгребает все под себя.

По сути, все, что вылилось для него в разрушение бизнеса?

Именно. Это вылилось в угрозу и для бизнеса, и для его политической карьеры. Но ведь все дело в том, что то, о чем, по сути, заявляет Онищенко, свидетельствует, что разрушение и недопущение какого-либо баланса интересов происходит везде.

То есть экономическая диктатура уже является фактом?

Разумеется. Люди при власти силовыми, экономическими и административными методами просто избавляются от конкурентов. На всех рынках и «сферах влияния»: как в борьбе за бюджетные ресурсы, так и в борьбе за промышленные и банковские активы, в борьбе за контроль над территориями. Поэтому заявления Онищенко — это реакция на экономическую и политическую узурпацию власти в самом широком смысле этого слова.

Но почему он и почему сейчас?

Возможно, он поступил так потому, что чувствует, что в таком векторе развития не заинтересованы те, кто прежде всего являются главными партнерами Украины: Запад, США и Евросоюз.

Но почему?

Потому что, как ни парадоксально, у западных партеров нет серьезных рычагов влияния на такую узурпацию. Во всяком случае, не было до этого момента. Демарши Саакашвили, распад БПП на «режимников» и «демократов», дискредитация НФ — все это выглядело как «белый шум», который не влияет на стабильность собственно режима. У стола двигали стулья, но никто не собирался трогать сам стол.

По сути, получалось, что украинская власть сама лепит из себя диктатуру. С очень непривлекательным имиджем: коррупция, милитарность, ура-патриотизм, автократичность, демагогия и необязательность. А главное, что такой режим вел страну к новым революциям и потрясениям. Ожидания бунтов и переворотов стали уже привычными в политической и медиа-среде. И какие могут быть последствия очередного витка кризиса в Украине, никто толком не мог ответить. «Коллективное поведение жертвы».

И Онищенко был нужен. Независимо от того, насколько он мотивирован сам. Исключительно как бикфордов шнур начала демонтажа этой системы.

Мы сейчас находимся в пространстве принятия решения о демонтаже нового украинского режима. Именно поэтому мы и наблюдаем такой разгон информации вовне и такую растерянность, такое замирание относительно всего, что связано с делом Онищенко в Украине. Парадокс в том, что вокруг Украины идет больше дискуссий и выброса информации, чем в самой Украине.

И какой путь может быть избран для демонтажа этого режима?

Первый путь — через досрочные перевыборы. Так было в 1993-94, 2007, 2013-14 гг. Досрочные парламентские выборы и поиск нового политического формата власти. Проблема в том, что этот вариант вроде бы и выглядит разумно, но для нынешнего режима пока не приемлем — потому что страшно, потому что нет консолидирующего ядра во власти, способного взять на себя роль модератора и переговорщика. И потому что это путь к неизбежным досрочным президентским выборам.

Поэтому Онищенко, я думаю, далеко не последний катализатор, ускоритель. Это только начало раскачивания. Так сказать, «глобальный шатун». Но к этому моменту Саакашвили, понимает он это или нет, уже стал разрушителем имиджа демократической власти. Его удары по репутации Яценюка и по окружению Порошенко были просто потрясающие. Также, оказавшись под давлением режима, эту же роль выполняет Лещенко. Чем больше на него давят и чем больше его дискредитируют, тем больше он вынужден давать жесткие оценки и обнародовать новые факты коррупции и нарушений.

Вот такой у нас получается «коллективный Мельниченко», и это только начало подрыва легитимности режима и подталкивание к изменениям уже более радикальными методами.

То есть очередной Майдан?

Я сомневаюсь в том, что это будет Майдан, потому что повторить события 2004-2005 и 2013-2014 годов просто невозможно. Не очередная «революция достоинства», а локальные «бунты гнева» — вот что уже происходит.

Скорее всего, режим будет агрессивно защищаться, «рамок» для прохождения на митинги и открытых новых дел еще будет много. Но и сопротивление будет нарастать. Вопрос — как?

Кризис режима связан с выраженной социальной повесткой: тарифы, доходы, безработица, нищета. И, что немаловажно, депрессия и апатия. Люди, которых социальная повестка задевает непосредственно, — а это пенсионеры, семьи с низкими доходами, бюджетники, — не будут разбивать палатки и петь рок-баллады на площадях. Их протест — скорее эмоции, «выброс гнева», подпись в подписном листе, присутствие" на акции, но — не участие.

Для режима такое депрессивное поведение выглядит как управляемость, стабильность.

На самом деле все хуже. Отчаявшиеся люди в какой-то момент могут поверить и довериться самому яркому политическому спекулянту или «сильной руке», «быстрой ноге», им нужно решение, а путь они готовы доверить тому, кто заявит о себе.

Тут у нас пока вакуум.

Оппозиция ведет себя «по правилам». Заявления, мирные акции, медиа-активность. Все. Вождей и «буйных» нет. Моральных авторитетов и народных кумиров —тоже.

Радикалы пока не соорганизованы и не знают, что делать после штурма Банковой. А потому пока молчат. «Рокеры в камуфляже».

Гражданский актив и студенческая молодежь испытывают когнитивный диссонанс — как связать свое участие а Майдане-2014 с нынешним протестом? А потому растерянно ждут внятных мифо-формул.

Война на Донбассе также выступает скорее сдерживающим фактором, чем причиной социальных взрывов. Но и здесь ощутима смена общественных настроений. Все меньше украинцев считают, что это лишь «война Украины с Россией и с сепаратистами», все больше видят в конфликте межолигархическую возню и большой кровавый бизнес.

В этой ситуации растущие мелкие вспышки «социальных врадиевок» из-за тарифов, холода в домах, коллекторских скандалов будут нарастать, как снежный ком, но мелкими хлопьями. «Тихое кипение».

Поэтому нарастание давления извне, компроматная волна потребуют новых поводов и фигурантов. А в политике — новых героев, и, вполне вероятно, вне парламентских стен.

Влияние региональных элит и лидеров, признанных в отдельных регионах, и рост политической активности самых разных сил в центре могут привести к самым неожиданным поворотам. Вплоть до новых бегств, сепаратистских заявлений и городского хаоса. Это просто нужно иметь в виду, учитывая состояние людей, милитаризацию и криминализацию общества.

В целом все это напоминает «ловушку для режима», где единственной альтернативой может быть вынужденный отказ от единовластия и поиск (причем публичный) компромисса. Компромисс в парламенте. В отношении правительства и курса. Компромисс в вопросе войны и условий мира.

В итоге — ускоренная перезагрузка украинского режима и формирование нового, более адекватного, более равновесного состава элиты, где нет ни у кого монополии на власть в одних руках. Это еще и путь к решению более серьезной проблемы — проблемы с войной на Донбассе.

Поэтому Онищенко вольно или невольно становится частью решения украинского вопроса в широком смысле этого слова. Вот такая парадоксальная его роль в этой истории.

И чем это может обернуться для фигурантов?

Я когда-то уже говорил, что Павел Лазаренко стал своеобразным символом коллективной судьбы для очень многих украинских политиков. Думаю, что у нас впереди целая волна таких Лазаренко, которые действительно окажутся той «ценой», которую Украине придется заплатить за контрреволюцию.

Уверенность в том, что Майдан превратил правящий состав если не в святых, то в подвижников, долго ослепляла власть, создала иллюзию вседозволенности и шанса на узурпацию национальной власти, не оглядываясь. Но участие на Майдане — это же не индульгенция от новых грехов и вранья. Наоборот, это повышение планки требований, и спрос посерьезнее будет. Особенно от тех западных лидеров, которые, поддерживая Украину, уже потеряли в рейтинге и в доверии своих избирателей.

Украинский вопрос стал «камнем преткновения» в вопросе мирового баланса сил и интересов. И времени на спотыкание уже не осталось. Потерянный 2016 год — последняя капля терпения. «Аннушка пролила масло».

Тогда где выход? Выборы?

Я убежден, что вариант выборов, так сказать, шанс на управляемую перезагрузку системы еще есть. Особенно, учитывая гражданские и демократические традиции в украинском обществе путем консенсусных выборов. Но эта возможность тает на глазах. А вот нарастание социального напряжения, когда большинство украинцев уже считают, что власть ведет войну с целью личного обогащения, а не для решения национального вопроса, непосильная ноша тарифов и растущий на глазах уровень безработицы, голод для многих, у кого нет доходов,— это то, что может обеспечить реальную поддержку потрясений. Не поддержку Майдана, а поддержку радикальных потрясений, включая такие пути, как незаконный захват власти, попытка переворота, даже сепаратистские идеи.

Сейчас у нас огромное количество людей с оружием. Это почва для появления новых альтернативных лидеров популистского толока, лидеров-харизматов, так как запрос на таких лидеров есть. И если политическим силам, которые сейчас организованы в парламенте, не хватит ума с этим справиться, то они будут просто сметены.

И сколько времени это займет?

По времени сказать сложно, но я думаю, что счет идет на дни, и, скорее всего, зима 2016-2017 все и определит.

Тэги: компромат, Александр Онищенко, Андрей Ермолаев, Порошенко

Комментарии

18.12.18 15:15

Новосозданную ПЦУ уже признали американцы, гомосексуалисты и греко-католики. С Папой пока не получилось

18.12.18 14:57

В столичном ресторане кавказцы украли сумку с крупной суммой денег. Объявлен план «Перехват»

18.12.18 14:49

Ученые заявили, что нашли на острове Ява самую древнюю пирамиду в мире

18.12.18 14:40

Украина может исчезнуть с карты мира

18.12.18 14:32

Православные знают только одного Митрополита Киевского и всея Украины - Онуфрия. Результаты опроса

18.12.18 14:21

В Киеве водитель троллейбуса повздорил с пассажирами и полез за монтировкой

18.12.18 13:42

Гранд английского футбола остался без главного тренера. Болельщики смеются

18.12.18 13:33

Астрономы показали снимок самого далекого объекта Солнечной системы

18.12.18 13:13

Появился трейлер Фестиваля фильмов ужасов Best Horror Shorts

18.12.18 12:41

Появилось видео дерзкого вооруженного ограбления АЗС в Киеве

Ученые заявили, что нашли на острове Ява самую древнюю пирамиду в мире
Ученые заявили, что нашли на острове Ява самую древнюю пирамиду в мире
Ученые заявили, что нашли на острове Ява самую древнюю пирамиду в мире
Ученые заявили, что нашли на острове Ява самую древнюю пирамиду в мире
В Киеве водитель троллейбуса повздорил с пассажирами и полез за монтировкой
В Киеве водитель троллейбуса повздорил с пассажирами и полез за монтировкой
Гранд английского футбола остался без главного тренера. Болельщики смеются
Гранд английского футбола остался без главного тренера. Болельщики смеются
Астрономы показали снимок самого далекого объекта Солнечной системы
Астрономы показали снимок самого далекого объекта Солнечной системы
Появился трейлер Фестиваля фильмов ужасов Best Horror Shorts
Появился трейлер Фестиваля фильмов ужасов Best Horror Shorts
Появилось видео дерзкого вооруженного ограбления АЗС в Киеве
Появилось видео дерзкого вооруженного ограбления АЗС в Киеве
Киевлян предупреждают о «вонючих» новогодних елках
Киевлян предупреждают о «вонючих» новогодних елках
В Киеве неизвестный ночью сжег две иномарки
В Киеве неизвестный ночью сжег две иномарки
Украинский фильм «Донбасс» выбыл из борьбы за «Оскар»
Украинский фильм «Донбасс» выбыл из борьбы за «Оскар»
Предстоятель ПЦУ Епифаний пообещал, что захвата храмов УПЦ после автокефалии не будет
Предстоятель ПЦУ Епифаний пообещал, что захвата храмов УПЦ после автокефалии не будет
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?