ТОП:
Петр Мамчич: Справедливость – это слово не из лексикона моды

Мастер-классы по шелкографии, ручная печать аналоговых фото на бумаге, выпиленный лобзиком деревянный мусташ для крючка под твидовую бабочку, сшитую вручную скучающим хипстером. Все охвачены творческой атмосферой содружества и созидания. Сидят, лежат, висят. На столах, в креслах-мешках, гамаках. В имиджевых очках с простыми стеклами и тщательно незамысловатым пучком волос на макушке. Почти уже древняя электронная игра: все азартно ловят яйца. Зачем? Не знают. Но так надо.

Раздражение интуитивной потребностью «так надо» в околотворческих сферах захватило креаторов и породило множество иллюзий. Украинское кино — так надо. Украинский франшизный, шизоидно одинаковый глянец — так надо. Украинская литература, синтезированная из излишка полового секрета графоманов и буйного тщеславия — очень надо, невмоготу как.

Украинская биеннале fashion-иллюстрации IMAGO тоже грозится стать регулярной.

Идея создания информационно-творческой среды fashion-иллюстраторов возникла у дизайнера и нынешнего куратора IMAGO Петра Мамчича, человека интеллигентного, нервного, с наклонностями перфекциониста — печатью проказы в недозрелом обществе, играющем во взрослого.

Неугомонный Мамчич в свое время надеялся материализовать в виртуальном пространстве качественное сообщество блоггеров, честно и талантливо пишущих о моде. Прошло несколько лет, но, похоже, волк проморгал яйцо — оно упало мимо корзины и разбилось. С момента появления призывного манифеста «блоггер, расти большой — не будь лапшой» закрылись скоропалительно наштампованные селфи-сайты. Пространство, которое профессиональное украинское fashion-содружество поощряло и холило, постепенно протухло, но великодушно оставило несколько блогов на одном и том же движке с одними и теми же ракурсами «мартышка-street fashion».

Интуитивный цинизм в отношении к неорганично возникшим явлениям категории «так надо» бьет почти беспроигрышно. Но, в конце концов, прежде чем яйцо пролетит мимо корзины, его нужно снести. Разобьется ли IMAGO на мелкие кусочки разочарований, и чем оно может стать в будущем, рассуждает куратор биеннале.


фото автора

— Поясните, по каким основным критериям вы отбирали работы в финал биеннале? На презентации вы обмолвились, что в процессе отбора критерии менялись — и похоже, в пользу упрощения. Ушел социальный контекст: «fashion и жизнь человека в постиндустриальном мире», «неожиданная красота», «социальная роль fashion в современном обществе» — вот заявленные изначально тезисы. Какой процент участников понял идею?

— В экспозицию конкурса попадают работы, набравшие по результатам голосования жюри максимальное количество баллов. Таким образом, шанс стать финалистом имеют лишь авторы, одинаково симпатичные всем членам жюри.

У нас традиционно интернациональное жюри, которое составляют не просто представители различных школ иллюстрации, но люди, глядящие на саму иллюстрацию с очень разных позиций. Украину в этот раз представляли Александр Соловьев («Мистецький Арсенал») и Катя Тейлор («Port creative hub»). Хотелось, чтобы на конкурс влиял более широкий контекст, а не только цеховой «гамбургский счет» профессионалов.

Поэтому и результаты работы такого жюри для нас всегда большая неожиданность.

Нужно понимать, что у IMAGO как конкурса есть своя специфика, свои особенности. Во-первых, это очень демократичный конкурс. У нас отсутствуют какие-то профессиональные, технические, стилевые рамки. Ведь основная задача конкурса — популяризация fashion-иллюстрации. С ней IMAGO неплохо справляется. С каждым новым биеннале у нас троекратный рост количества участников. Их качественный рост тоже хорошо заметен.

Иногда по причинам такой «всеядности» и приходится идти на уступки обстоятельствам. Например, не судить строго за отсутствие заявленной для нынешнего конкурса социальной тематики. Ну, не видит большая часть наших авторов возможности раскрыть эту тему в своих работах. Их контекст творчества, возможно, отличается от мировых трендов. Понятно, что балансировать на грани между гедонистической dolce vita и социальным детерминизмом ох как не просто. Ничего, большие темы не сразу вызревают.

— Из 250 работ в финал вышли 35 — из них много откровенно маргинальных, слабых и случайных. Показалось, более вторичных и менее аутентичных, чем иллюстрации 2014 и 2012-го. Копии афиш «Неонового демона»; незамысловатые коллажи; поп-арт-флешмоб портретов Айрис Апфель; бессмысленные графические портреты скуластых парней, напоминающие забракованные обложки A-Ha; томные лица азиаток, мулаток, нимфеток... Были работы, которые понравились вам, но не вошли в финал?

— Работ было гораздо больше 250-ти. 278 — это число только участников, каждый из которых мог представить от одной до трех работ. Многие такой возможностью воспользовались. В финальной экспозиции были работы, обладающие, по общему мнению жюри, наивысшим потенциалом.
Я, как функционер IMAGO, считаю неэтичным сомневаться в уместности именно такого решения. Это те работы, которые жюри, состоящее далеко не из случайных людей, посчитало наиболее отвечающими месту и времени. Такое себе зеркало состояния fashion-иллюстрации здесь и сейчас.

Возможны ли были другие варианты? Да, конечно. Очень много интересных авторов оказалось за рамками экспозиции. Эту проблему мы стараемся решить с помощью instagram-канала: здесь публикуются работы, гораздо шире представляющие конкурсантов. Надеюсь, что именно Instagram станет площадкой для продвижения конкурса и популяризации талантливых иллюстраторов.


работы финалистов


— С какими сложностями вы столкнулись при отборе, и чего не хватило вам?

— Традиционно это связано с ограниченностью ресурсов. IMAGO появился в 2012 году как малобюджетный проект. И чем дальше, тем сложнее работать на развитие конкурса, оставаясь в подобных условиях. Мне кажется, мы уже уперлись в потолок возможностей для такой модели.

— Считаете ли вы, что fashion-иллюстрация как определенное социально-культурное явление может существовать вне контекста? В Украине какой он — социальный контекст?

— Творчество не может существовать вне контекста. Даже ненарративная живопись Сильваши. Ей нужна среда, пространство. Часто им становится интерьер офиса.

Что уже говорить о таком заведомо прикладном жанре как fashion-иллюстрация? Лишь только значительно удалившись от исторического контекста или даже частично его утратив, мы сможем обнаружить определенную художественную самоценность у части всех этих «томных азиаток, мулаток, нимфеток». Социального в модной иллюстрации даже больше, чем мы можем себе представить. Социальное здесь просто зашкаливает. Правда, оно не совсем такое, каким большинство из нас готово было бы его принять. Справедливость — это слово не из лексикона моды.

— Охарактеризуйте нынешнее состояние fashion-иллюстрации: уже похоже на самостоятельное направление в искусстве? Что сами иллюстраторы думают о себе — кто они: наследники жанра или случайные плагиаторы в условиях пока очень маргинальной — культурно, социально, интеллектуально — среды?

— Иллюстраторы могут думать о себе все что угодно. И часто они думают о себе только в превосходных степенях. Как я уже говорил, одной из основных особенностей fashion-иллюстрации является ее прикладной характер по отношению к модной индустрии. Пока у индустрии есть потребность в иллюстраторах, это направление будет существовать. Как только потребность иссякнет — специальность отомрет. Останутся красивые картинки, иллюстрирующие всю мимолетность бытия.

— И кто тогда такой сейчас, по-вашему, fashion-иллюстратор — его функция? Обслуживающее звено в fashion-индустрии; художник-трендсеттер, предвосхищающий новые мысли, подходы, явления в моде; иронический, саркастический философ, через моду демонстрирующий отношение современного человека к окружающим его явлениям — как, например, Рикардо Фьюманал или каким был Антонио Лопес? Фокусник-популяризатор, канонизирующий в новом емком поп-арте образы современной моды — как это делают Unskilled Worker, Джилл Баттон?

— Личность автора сугубо индивидуальна, поэтому каждый волен реализовывать свое и только свое видение собственной личности. Но индустрия мотивирует рублем, и наемный работник запускает долгий процесс своей трансформации. Какие качества его индивидуальности разовьются до гипертрофии, а какие усохнут — тут уже как сумеешь договориться с собой.


работы победителей IMAGO’ 2016


слева — финал, работа справа в финал не попала


— Коллаборации с дизайнерами у нас уже есть: графические лукбуки, скетчи, афиши, реклама, подарочные упаковки. Это демонстрирует стремление производителя (бренда и дизайнера) получить практические, коммерческие, технологические решения: принты для ткани, логотипы для бренда, оригинальное приглашение, стиль-бук коллекции или проекта. А как с глянцем? Охотно украинские глянцевые журналы прибегают к услугам иллюстраторов, заменяя рисунком — fashion-фотографию?

— Глянец (и не только украинский) давно находится в перманентном кризисе. Попытка его выхода в online ситуативно дает иллюстраторам возможность попасть совсем на другой уровень охвата аудитории.

В украинском глянце работает много талантливых иллюстраторов. Их работа заключается совсем не в том, чтобы конкурировать с фотографией: они наполняют экосистему глянца уникальным контентом — очень субъективным, авторским. Их сверхзадача — сделать это пространство особенным, нужным, востребованным.

— Как вы оцениваете IMAGO сейчас и что хотите получить от этого проекта в будущем? Например, в отношении блоггеров украинская fashion-индустрия (в лице ее популярных и официальных представителей) проявляла заметный интерес, пытаясь быстро создать конъюнктуру и среду — практически с нуля. Спонсировала блоггеров своим вниманием, приглашениями в первые ряды показов, популяризировала их имена. В итоге в украинской блоггерской среде — 99% безграмотных нарциссов и эксгибиционистов, штампующих сайты с «луками» и неспособных написать связный и стильный текст-мнение. Какой путь для продвижения украинской иллюстрации выбираете вы?

— Я ведь был когда-то инициатором начала системной работы Ukrainian Fashion Week с украинскими fashion-блоггерами. Поэтому в общих чертах представляю, какой путь прошел этот сегмент медиа.

Только незначительная часть из них просочилась в глянец. Такая же незначительная часть продолжает свои проекты спустя три-четыре года.

Если учесть, что украинские fashion-блоггеры — очень маргинальная разновидность медиа, я не понимаю: почему бы им не быть при этом безграмотными нарциссами и эксгибиционистами? Контролировать их обществу невозможно, воспринимать как авторитет — нет никакого желания. Механизм, позволяющий направить их активность на дело созидания, сегодня отсутствует.

Поэтому я бы очень хотел, чтобы IMAGO в итоге выполнил именно такую роль инфраструктурного механизма, сводящего вместе заинтересованные стороны — иллюстраторов и fashion-бренды.

— И какой путь для талантливого украинского иллюстратора самый результативный: продвигать себя в инстаграм, напрашиваться с работами к известным брендам, греться под крылом UFW или главреда Vogue, участвовать из года в год в IMAGO, учиться в Европе?

— Пусть расцветают сто цветов, — сказал Мао. Зачем искать единственную дорогу там, где за углом может упасть на голову кирпич? Иллюстрация —достойный, но тяжелый труд. Пожалуй, в этом и состоит то, что объединяет все разнообразие творческих путей.

Работы финалистов.

Тэги: блогер, Дарина Хаевская, Imago, fashion, иллюстрация, украинская мода

Комментарии

Митрополит Онуфрий: Молодые украинцы — надежда нашей нации
Митрополит Онуфрий: Молодые украинцы — надежда нашей нации
Митрополит Онуфрий: Молодые украинцы — надежда нашей нации
Митрополит Онуфрий: Молодые украинцы — надежда нашей нации
Под завалами разрушенного странным взрывом дома в Фастове нашли погибших
Под завалами разрушенного странным взрывом дома в Фастове нашли погибших
В австрийском католическом соборе устроили сатанинское представление
В австрийском католическом соборе устроили сатанинское представление
В Великобритании «желтые жилеты» провели первую серьезную акцию
В Великобритании «желтые жилеты» провели первую серьезную акцию
Православные провели молебен-протест под стенами Рады
Православные провели молебен-протест под стенами Рады
Толпа голых парней устроила пробежку в самом центре Киева
Толпа голых парней устроила пробежку в самом центре Киева
Украинский десантник объяснил, зачем нацепил нацистский шеврон на встрече с Порошенко
Украинский десантник объяснил, зачем нацепил нацистский шеврон на встрече с Порошенко
Мощный взрыв раскурочил половину подъезда в одном из домов под Киевом
Мощный взрыв раскурочил половину подъезда в одном из домов под Киевом
Возле одного из столичных кладбищ произошло кровавое ДТП
Возле одного из столичных кладбищ произошло кровавое ДТП
В Сети началось голосование за талисман Киева
В Сети началось голосование за талисман Киева
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?