29.04.17
Архив
ТОП:
Педиатр-силач Олег Тягнизуб: Потянул пятитонный «ЗИЛ»

Олег Скавыш работает педиатром в Западноукраинском специализированном медицинском центре. Во Львове эту клинику называют «чернобыльской», потому что там, наряду с другими детьми с заболеваниями крови и онкозаболеваниями, лечатся дети, чьи родители имеют отношение к Чернобыльской трагедии. А Олега Скавыша называют еще Тягнизубом: он зубами тянул трамвай весом 38 тонн, 56-тонный вагон поезда, плавкран весом более тысячи тонн и другие транспортные средства. Олег уже установил десять рекордов. Однако в последнее время это  увлечение он использует, чтобы привлечь внимание к своим маленьким пациентам.

Мы находимся в кабинете врача, где куча мягких игрушек. Меня предупреждают: если зазвонит вот этот «дежурный» телефон, Олег будет вынужден бежать на вызов. За час разговора телефон так и не зазвонил. Значит, детки чувствовали себя хорошо.

— Вы всю жизнь хотели быть педиатром?

— Нет. Педиатром я решил стать в 11 классе школы. А до того хотел поступать в ветеринарную академию, чтобы лечить животных. Потом решил, что буду лечить людей. И поступил на лечебное дело. Во время учебы наметил себе новое направление — хотел быть онкологом, но взрослым. Я себе так планировал. А тут проработал год на интернатуре. Начал самостоятельно дежурить. Мне понравилось. И я решил остаться в педиатрии.

— Что тут может понравиться?

— Я ощутил тут себя полноценным врачом. Уже на другой год интернатуры мне и еще нескольким  врачам позволяли самостоятельно дежурить. Ты сам принимаешь решения и сам за них отвечаешь. И ты можешь помочь кому-то. Мне это понравилось. 

— Вы помните первого ребенка, относительно которого вы приняли самостоятельное решение?

— Нет. Потому что сюда обращается много разных людей. И всегда запоминаются нестандартные, сложные ситуации, какой-то случай, заставивший тебя задуматься, не спать, или же когда ты чего-то не знал.

— И что заставило вас не спать?

— Это было мое второе самостоятельное дежурство. Тогда мне было 24 года. И во время этого дежурства было 13 или 15 обращений. Ко мне нон-стоп весь вечер и всю ночь обращались пациенты. Удалось поспать лишь минут 30. Только я закрывал глаза, как сразу же звонил телефон и меня вызывали то в стационар, то в приемное отделение. Тогда обращались с разным: с кашлем, с насморком, с болью живота, температурой. Словом, со всем, что только можно себе представить.

— Это же специализированная клиника, разве сюда приходят с таким?

— Все знают, что тут есть клиника, есть приемное отделение и круглосуточно дежурит врач. Для людей клиника — это клиника, здесь должны помочь. Следовательно, они и идут. А там по ходу дела дифференцируешь: или мы можем оказать помощь, или же следует куда-то направить.   Эта клиника  не ургентная. Но существует политика: пациент обратился, поэтому мы не можем не оказать помощь.

— Вы еще скажите, что и взрослые сюда обращаются. 

— Редко, но обращаются. Например, были рядом, а человеку стало плохо. Год назад проходил тут мужчина лет шестидесяти. Упал, ударился головой. Прямо у входа в стационар. А это же территория клиники. Так я к нему вышел, мы ему остановили кровотечение на голове,  измерили давление, оказали первую помощь. А потом вызвали «скорую», чтобы отвезти в другую клинику. Свободных «скорых» не было, это продолжалось более часа. И я вызвал полицию, сказал им, что должен идти работать. Полиция сразу же приехала и дождалась с ним «скорой».

— С того своего второго дежурства вы помните каких-то деток интересных?

— Когда ты начинаешь свою практику, то тебе все дети интересны. Опыта еще нет, и каждый случай воспринимается как интересный. Когда только начинаешь работать, то больше хочешь разных дообследований сделать, чтобы сравнить. Чаще назначаешь базовые анализы. К тебе обратился человек с проблемой, и ты чувствуешь, что сейчас ему что-то назначишь и тем самым поможешь .

— А сами по себе дети?

— Каждый ребенок уже с младенчества имеет свой характер. И это видно. Это — маленькие люди, которые по-разному реагируют на осмотр, на твое выражение лица. Некоторые пугаются,  некоторые улыбаются. Это еще зависит от того, какой у ребенка был первый контакт с врачом. Что делаю я? Например, у меня в кабинете целая  куча разных "примочек", которые я специально сделал, чтобы они отвлекали от меня внимание ребенка. Главное -- переключить его внимание. Бывает, что они тут все у меня в кабинете переворачивают, играются.

— Дети вас вне клиники узнают? И что говорят: это тот дядя, что укольчик назначил?

— Нет, сейчас они говорят: «Это тот дядя, который зубами тянул поезд или трамвай». Дети нынче "продвинутые", много времени проводят в Интернете и могут в Ютубе найти все, что угодно.

— А вы давно занимаетесь силовыми видами спорта?

— Относительно недавно. Впервые в зал я пошел в 19 лет, чтобы себя изменить. Был очень худенький, весил 59 килограммов. И увлекся этим  фанатично. Кроме того, цирком всегда восхищался. Наибольшее впечатление на меня производили силачи, выполнявшие такие силовые трюки, которые не укладывались в голове. Потихонечку начал кое-что повторять. И где-то нашел информацию, что зубами тоже выполняли силовые трюки. У меня начало получаться.

— Вы это делали сами или под чьим-то руководством?

— Нет, все делал сам.

— Но это же опасно. Можно тяжелые травмы получить.

— Травмы можно и без того получить. Но я сам все пробовал. Иногда ошибался. Куча травм за эти годы — это и есть ошибки. Ничего себе не ломал. Однако были надрывы плечевых связок, поясницу травмировал несколько раз, колени. Мне даже операцию на колене хотели делать. Но я отказался и восстановился сам. Однако если ты травмируешься, то значит, ошибся, что-то сделал не так.

— А почему вы не советовались с теми, кто это уже делал до вас?

— Все надлежит делать самому.

— Вы такой упрямый?

— Если я к чему-то проявляю максимальный интерес, то люблю сам все это постичь и сделать так, как мне нравится.

— И что вы смогли потянуть, когда весили 59 килограммов?

— Тогда — ничего. Это началось в 2012 году. В первый раз я попробовал потянуть машину -- джип, тонны две.

— Это было не на публику?

— Нет. У нас дома была такая старенькая машина. Тогда я попросил отца: «Давай ты ночью на стадион выедешь, а я попробую потянуть зубами». И я потянул.

— И как это выглядело? Никто милицию не вызывал?

— Это была ночь. На стадионе. Никого не было. Потому никого и не вызывали.

— И сколько вы протащили?

— Да несколько метров. Меня интересовал сам момент сдвига с места. А уже как сдвинул, то и потянул.

— А отец что сказал?

— Да ничего. Скептически к этому отнесся.

— Сколько вы уже весили, когда сдвинули тот джип?

— Да килограммов сто.

— Вам это понравилось?

— Понравилось. А до того я еще пробовал гирю в зубах поднять и человека.

— Человека?!

— Я увидел, как делали этот трюк, и повторил его. Я обматываю человека веревкой вокруг талии, приседаю, беру в зубы веревку и встаю с человеком.

— И сколько весил человек, которого вы подняли?

— Ну приблизительно 75-80 килограммов. Я его поднял, сделал несколько шагов и опустил.

— Как он отреагировал?

— Он был удивлен.

— А вы?

— Я был собою восхищен.

— А еще кого-то поднимали?

— Да кого я уже только не поднимал! Больше всего отца поднимал, он 105 килограммов весит. Но он низенький, и чем ниже человек, тем тяжелее это сделать. Кстати, это упражнение очень опасное. Потому что нагрузка всего лишь на несколько зубов. И если зубы некрепкие, то можно травмироваться. Я в этом упражнении никогда на максимум не шел.

— После джипа вы что еще тянули?

— Потянул пятитонный «ЗИЛ». Мой отец проработал всю жизнь на стройке, и я его спросил, где можно такое найти. Он сказал, где есть стоянка, договорился со знакомым. Мы подъехали, и я потянул.

— И что люди сказали?

— Да что сказали... Там немного было людей.

— Вы пересматриваете видеозаписи своих тренировок и рекордов?

— Да. Мне это интересно с чисто технической точки зрения. Интересует момент сдвига с места, нужна ли какая-то опора. Особенно, если не удалось потянуть, то я пересматриваю. Бывает, что мне необходимо посоветоваться относительно технических моментов, той техники, которую я тяну. Ведь вся техника разная.

— Расскажите о первом случае, когда вы тянули ради спасения ребенка.

— Мое первое публичное выступление состоялось в 2012 году. Тогда у меня еще ни одного рекорда не было. Мой друг Саша Ябчанка, тоже врач, придумал благотворительный марафон, чтобы собрать деньги на новый рентгенаппарат для клиники. И предложил мне выступить с силовыми трюками. И мы в центре Львова сделали это. Я выполнил несколько силовых трюков и потянул машину зубами. Помню, когда я только начал показывать трюки, то стояло и смотрело лишь несколько людей. Однако очень быстро собралась толпа, представление вызвало ажиотаж.

— Аппарат купили?

— Да, купили. Мы тогда привлекли внимание многих людей. Нашелся меценат и добавил очень большую сумму к той небольшой, которую собрали мы.

— А ради ребенка?

— В августе прошлого года мы организовали такой марафон. С моим другом Петром Рудольфовичем мы как-то проходили мимо Ратуши во Львове, где стоят эти «чудо-поезда». И я говорю: «Классно было бы это потянуть». Спросил водителей, сколько один весит. Оказалось, что слишком мало. А вот если взять три, то суммарно будет большой тоннаж. И я говорю Петру: «Давай что-то сделаем, только на этот раз не для рекорда, а для пользы обществу. Например, ребенку какому-то поможем». Ему понравилась идея, и он придумал название этому марафону: «Потянем вместе». Петр организовал концерт под оперним театром, сцену поставили, пригласили «Пиккардийскую терцию», Павла Табакова. А я потянул два «чудо-поезда» и более чем сорока детьми.

— Для кого собирали средства?

— Для Олега Подвирного. Он лечился у нас в гематологии и нуждался в пересадке костного мозга. Требовалось 150 тысяч евро. Потом я еще в Днепре поднимал мотоцикл в зубах. В результате немножко денег было у родителей, немного мы собрали. И нашелся меценат, который проплатил половину суммы. В январе Олегу сделали трансплантацию костного мозга. Сейчас он еще в Италии, проходит реабилитацию. Надеюсь, скоро вернется к нам.

— А зимой?

— 14 января мы начали сбор средств для Христи Страдомской, которой тоже необходима пересадка костного мозга. Она наблюдается у нас в клинике. Мы не знали, что придумать зимой, но все же хотели начать сбор денег. Нашли на ипподроме большие сани. Весят они немного, приблизительно полтонны. Но сложность в том, что поверхность полозьев примерзла к снегу и сдвинуть их с места было очень трудно. А позавчера мне написали из благотворительного фонда «Крылья надежды», что Минздрав проплачивает ей эту пересадку. Осталось дособирать каких-то 1350 евро на технические моменты.

— А сколько вы собрали?

— Немного, думаю, до ста тысяч гривен. Наша основная цель -- привлечь внимание. Мы собираем деньги на всех акциях. Ходят волонтеры и собирают. При этом мы сообщаем номер счета, на который можно перечислить деньги. В первую очередь мы надеемся, что нас услышат меценаты.

— Как вы выбираете ребенка?

— А я не выбираю.  Потому что выбирать ребенка —  трудное дело. Всем хочется помочь. Как между ними можно выбирать? Я размышлял над тем, как это можно сделать. И решил на себя это не брать. Я звоню Наталье Липской в фонд «Крылья надежды» и спрашиваю: «Кому сейчас помощь необходима больше всего?». Они решают, они знают, кто остро нуждается в помощи.

— Что вы чувствуете накануне акции?

— Всегда волнуюсь. Даже уже и время прошло, и рекордов достаточно. А я все равно волнуюсь. Я всегда жду, чтобы все это скорей закончилось. Перед рекордом мало ем, очень волнуюсь и теряю аппетит. Все прокручиваю в голове, словно все уже сделал. Сплю нормально. Перед рекордом я всегда в своих мыслях, почти не доступен для общения. Я настолько в себе, что потом даже не могу вспомнить, что я делал. Я в своем мире.

— А когда приходите в  себя?

— Когда завершаю удачную попытку. А когда слышу, что все начинают хлопать, то я понимаю: сделано!

— А было такое, что на рекорд приходили в разных носках, например?

— Такого не было. Но я всегда старюсь выступать в своих любимых красных кедах. Я в них установил свой первый рекорд. Зимой, на снегу, я был в зимних кроссовках. И теперь зимние рекорды буду устанавливать в них.

— Вы соблюдаете особую диету?

— Стараюсь не есть мяса. У меня был период, когда я полгода его не ел, но чувствовал себя хорошо и поднимал все, что и раньше поднимал. Я ем яйца, рыбу, но стараюсь от нее отказаться.

— Сейчас очередной ребенок ждет вашего рекорда?

— Я в раздумьях. Возможно это не будет конкретный ребенок, а благотворительный проект. Мне наш заведующий педиатрией сказал, что хочет организовать двухнедельный летний лагерь у Карпатах для онкобольных детей. Он проводил его каждое лето. Однажды я сопровождал детей как врач и тащил там автобус с детьми. А в этом году источники финансирования исчерпались. И он попросил меня помочь.

— Кроме того, что вы -- педиатр, силач, вы еще стали героем комиксов и мультсериала. И как вам в роли сказочного героя?

— Это идея моего друга Петра Рудольфовича. Именно он помогает мне в установлении всех рекордов: наблюдает за тренировками, снимает их на видео, отвечает за техническую сторону при установлении рекордов и во время благотворительных марафонов. И вот теперь придумал комикс и мультик. Идея сказки: у каждого героя своя суперсила. Моя сила — суперзубы. А сюжеты для комиксов пишут дети. Для этого создана страничка в Фейсбуке «Тягнизуб-супергерой». Мне очень нравится, как дети откликнулись на эту идею.

Тэги: педиатр, силач

Комментарии

В МВД уверены, что никто не сможет раскачать ситуацию на майские праздники. Разве что дураки
В МВД уверены, что никто не сможет раскачать ситуацию на майские праздники. Разве что дураки
В МВД уверены, что никто не сможет раскачать ситуацию на майские праздники. Разве что дураки
В МВД уверены, что никто не сможет раскачать ситуацию на майские праздники. Разве что дураки
На Закарпатье таможенники, не моргнув глазом, пропустили в Венгрию без малого тонну контрабандного янтаря
На Закарпатье таможенники, не моргнув глазом, пропустили в Венгрию без малого тонну контрабандного янтаря
Теперь все посетители «Евровидения» смогут насладиться культурой парковки и ремонта дорог по-киевски
Теперь все посетители «Евровидения» смогут насладиться культурой парковки и ремонта дорог по-киевски
В ДТП на Закарпатье погиб зять скандально известного депутата
В ДТП на Закарпатье погиб зять скандально известного депутата
В Киеве непонятные люди проникли в два известных магазина: никого не впускают и не выпускают
В Киеве непонятные люди проникли в два известных магазина: никого не впускают и не выпускают
Под Киевом известный боксер насмерть сбил лося
Под Киевом известный боксер насмерть сбил лося
Кто-то подорвал большой склад боеприпасов близ аэропорта Дамаска. Есть мнение, что это был Израиль
Кто-то подорвал большой склад боеприпасов близ аэропорта Дамаска. Есть мнение, что это был Израиль
Польские националисты разобрали надгробный памятник воинам УПА, который якобы «портил эстетический вид кладбища»
Польские националисты разобрали надгробный памятник воинам УПА, который якобы «портил эстетический вид кладбища»
Дочь Путина продает пентхаус в Голландии за 2,9 млн евро
Дочь Путина продает пентхаус в Голландии за 2,9 млн евро
Ветеранские организации получают из бюджета миллионы, но по факту, многие существуют только на бумаге
Ветеранские организации получают из бюджета миллионы, но по факту, многие существуют только на бумаге
fraza.ua

Опрос

Когда начнется Третья мировая война?