19.01.17
Архив
ТОП:
О разнице между Путиным и великим русским языком

Отечественная власть при поддержке разного рода показушных патриотов готовится в очередной раз «вломить дурь». Речь идет о планах если не по запрету, то существенному ограничению использования русского языка в средствах массовой информации. Особо могут пострадать печатные СМИ, которые уже и так на ладан дышат и скоро имеют все шансы исчезнуть как природное явление.

Мотивация сего отнюдь не богоугодного деяния приводится простая, как угол дома. Это поддержка украинского языка, а также борьба с влиянием соседнего государства-агрессора.

Очевидно, в данный момент в стране не нашлось проблем более важных, чем борьба с русским языком, являющаяся, к тому же, совершенно бессмысленным идиотизмом. Хотите развивать украинский язык? Не вопрос! Развивайте, сколько угодно. Но при чем здесь русский? И если речь идет о борьбе с государством-агрессором, то тоже не вопрос. Боритесь, но с государством-агрессором, а не с русским языком и культурой, на которые Украина имеет не меньше, возможно, даже больше прав, чем москали. И почему бы инициаторам очередной совершенно бесперспективной затеи по "выдавливанию" русского языка не показать пример борьбы с агрессором на передовой, где, кстати, очень многие наши бойцы являются исконно русскоязычными, но от этого они не стали меньше патриотами? Возможно, потому, что гнить в окопах под обстрелами сепаратистов и российских войск не так комфортно, как заниматься в глубоком столичном тылу провокационным нормотворчеством, ведущим к дальнейшему расколу страны.

И как тогда быть со скандально знаменитой Липецкой кондитерской фабрикой? Она по-прежнему будет работать и платить налоги в казну государства-агрессора? Так, может, запретить русский язык на ней? Почему бы этой проблемой не озаботиться действующей власти и тыловым патриотам, сочинив на сей счет какой-нибудь специальный закон? Ходят слухи, что на этой знаменитой фабрике набирают персонал на зарплату (в эквиваленте) 24 тысячи гривен. Да за такие деньги можно не только украинский выучить, но и китайские иероглифы освоить! Кстати, интересно, Порошенко такую зарплату платит только на российской фабрике или на своих украинских предприятиях тоже?

И все же едва ли не самая главная опасность очередного приступа неадекватного патриотизма по отношению к русскому языку заключается в провоцировании нового раскола в стране. Ведь не секрет, что в конце февраля 2014 года именно попытки ограничить употребление русского языка стали если не самой главной причиной, то важнейшим поводом, вызвавшим всплеск сепаратизма в Украине. Буквально вскорости пришлось отыгрывать назад, но, как говорится, процесс уже пошел. Зачем опять наступать на те же грабли?

Русский язык — это не язык национального меньшинства в Украине, как пытаются представить. И все эти Европейские хартии языков нацменьшинств по отношению к русскому языку у нас не применимы, как и многое из того, что тянут с Запада. Русский язык в Украине — это не шведский в Финляндии, на котором говорят примерно 4% населения, но он, кстати, имеет равные права с финским. Это не полностью франкоязычный Квебек в Канаде, представляющий замкнутый анклав, в котором местное население говорит по-французски и чихать хотело на всякие там квоты, законы и хартии. Потому что язык — это, выражаясь в терминах Карла Юнга, коренящийся в глубинах бессознательного архетип, а потому манипуляции в этой сфере являются не просто опасными, но бессмысленными.

Украина — это даже не федеральная Швейцария, где объединены несколько кантонов с разными языками, объявленными равноправными, вплоть до экзотического ретороманского.

Если уж искать аналогии, то лучшим сравнением может служить страна-«билингва» Бельгия, в которой французский и фламандский языки являются совершенно равноправными. Как нельзя французский считать в Бельгии языком национального меньшинства, так в Украине нельзя считать таковым русский. Точно так же нельзя французский в Бельгии считать иностранным по той причине, что на нем говорят в соседней Франции. Эркюль Пуаро говорил по-французски, точнее, на бельгийском варианте французского, но французом не был, не ощущал себя таковым и выражал недовольство, когда его называли французом, всячески подчеркивая, что он — именно бельгиец. Французскую и фламандскую части Бельгии невозможно разделить, хотя они существенно отличаются друг от друга, а между франкофонами и, если так можно выразиться, фландрофонами там существуют перманентные и очень серьезные «терки», и постоянно ходят разговоры о возможном разводе. Если их разделить или придать одному из этих языков приоритет, то это уже будет не Бельгия. Да и разделить их вряд ли получится, поскольку они составляют единое диалектически взаимосвязанное целое.

Проблемы Бельгии оставим бельгийцам, но нечто подобное можно сказать об Украине, тем более что Украина намного больше и сложнее Бельгии.

* * *

По известным причинам в современной Украине все, что связано с Россией, теперь вполне обоснованно вызывает раздражение. Повсеместно все громче и все чаще звучат призывы едва ли не запретить русский язык, а заодно отказаться от культуры «государства-агрессора». В войне с «государством-агрессором» нынешняя власть никакими победами похвастать не может, если не считать позорного Минского договора, все более смахивающего на «акт о капитуляции», причем из шкурных интересов представителей «элиты». Опять вспоминается Липецкая фабрика, выгодная торговля с государством-агрессором, неконтролируемыми территориями Донбасса и аннексированным Крымом...

Поэтому решили побороться с русским языком, который ни в коем случае нельзя однозначно идентифицировать исключительно с Россией. Другое дело, что бороться с русским языком в Киеве, тем более на Западной Украине, намного проще и приятнее, чем воевать на Донбассе и реально отстаивать интересы страны в ходе международных переговоров, а не сдавать их в Минске.

В то же время русская культура и русская словесность, в значительной мере, создавались либо в Украине, либо выходцами из Украины. Отдавать Москве исключительные права на эти достижения есть проявление высшей степени дурости и хуторянства. Наоборот, следует заявлять свои права на русскую культуру и словесность. Конечно, речь идет о лучших их проявлениях. Об этом уже не единожды приходилось дискутировать с разного рода «патриотами», особенно хуторянско-местечкового происхождения. Но в очередной раз приходится повторять знаменитое изречение о том, что «патриотизм — это последнее прибежище негодяев». А негодяев, как известно, у нас хватает.

На языковой проблеме уже давно следовало поставить точку, признав существование двух равноправных языков при уважении прав остальных языков, которые, в отличие от русского, действительно следует считать языками национальных меньшинств, каковыми являются, например, крымскотатарский, болгарский, молдавский и многие другие. Но высосанный из пальца вопрос поднимается вновь и вновь.

* * *

Напрашивается закономерный вопрос: почему проблема избавления от русского языка в СМИ и замещения его украинским в очередной раз возникла сейчас?

Мнения на сей счет могут быть разными, но первое, что приходит на ум, это отвлечение внимания граждан от вопиющих проблем, которые нарастают, как снежный ком. Взять хотя бы ту же войну, которую стыдливо называют АТО. Победоносного окончания войны, обещанного Порошенко, нет и не предвидится. Мира, который Порошенко при восшествии на престол обещал чуть ли не в течение нескольких месяцев, -- тоже.  Солдаты и гражданские погибают и калечатся. Огромные средства тратятся на войну, из них значительная часть разворовывается, и уже сформировался целый социальный пласт, который обогащается за счет этой войны. Мирные переговоры зашли в тупик. Причина тупика кроется не только в агрессивности Москвы, не только в трусливости и продажности западных «демократов», но также в подлости и шкурничестве отечественной «элиты». А русский язык на фоне, мягко говоря, не слишком успешной войны с Россией является идеальной мишенью, ударами по которой можно скрывать предательство, воровство, наживу на войне, разграбление страны.

Отсюда проистекает еще одна причина совершенно неадекватной эскалации языкового вопроса. Это -- обостряющиеся социально-экономические проблемы, грозящие непредсказуемыми последствиями. В их числе обнищание подавляющего большинства народонаселения на фоне узкого слоя жирующих «хозяев жизни», галопирующие цены, катастрофические коммунальные тарифы. Да, собственно, достаточно одних тарифов, которые весной правительство Гройсмана взвинтило до инфернальной величины.

Чтобы отвлечь от всего этого внимание (на входе в зиму и отопительный сезон), руками различного рода национал-озабоченного элемента начинается очередной раунд возни вокруг языкового вопроса. Тем более что попытка отвлечь внимание безвизовым режимом с треском провалилась.

Прежде всего, гражданам, которые судорожно думают о том, переживут ли они зиму с нынешними тарифами на отопление, радостно сообщают:  оказывается (!), вступил в силу закон, согласно которому в радиоэфире доля песен на украинском языке теперь будет составлять не менее 25%. Но это только в том случае, если в эфире конкретной телерадиокомпании музыкальные произведения на языках стран Европейского Союза составляют не менее 60%. Такая норма особо «прикалывает» после brexit-а, в результате которого превалирующий в разного рода эстраде английский язык перестал быть «языком стран ЕС».

Если же основная масса музыкального продукта звучит «не на языках ЕС», то есть на русском, то норма ужесточается, и на украинском языке должно звучать не менее 35% музыкально-песенного контента.

В целом же вещание каждой телерадиоорганизации должно не менее чем наполовину состоять из украиноязычного аудиовизульаного продукта.

Если же сии суровые, а главное -- «крайне необходимые» в наше военно-кризисное время нормы будут нарушены, то телерадиоорганизацию ожидает штраф в размере 5% суммы лицензионного сбора.

Если честно, то такой бухгалтерский подход с подробным вычислением процентажа вызывает приступ веселости у любого адекватного индивида. Возникает вопрос: кто и каким образом будет вести обстоятельный подсчет указанных процентов? Наверное, это будут специально обученные высококвалифицированные люди, получающие высокую зарплату, чтобы они не впали в грех коррупции и не приписали или, наоборот, отняли лишний процентик у той или иной телерадиоорганизации. Заодно будет решаться вопрос роста занятости, увеличения количества рабочих мест и сокращения безработыцы!

Зато теперь вместо Киркорова или, прости Господи, Бори Моисеева в нашем телеэфире будут звучать какие-нибудь исключительно патриотические «та-та-танці». Правда, трудно сказать, что дебильнее...

А главное, что после введения таких мер обороноспособность нашего разворованного государства вырастет настолько высоко, что в Кремле содрогнутся!

* * *

Кроме того, в разгар летних отпусков Кабинет Министров и лично премьер Гройсман подают в Верховную Раду законопроект от 12 августа 2016 года № 5024 о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно государственной регистрации печатных средств массовой информации. В пояснительной записке значится, что законопроект акцентируется на двух основных моментах.

Во-первых, предлагается ввести обязательную регистрацию для газет и журналов, которые распространяются в Украине, но зарегистрированы в других странах. Наряду с этим планируется четко определять круг учредителей печатных СМИ, в частности иностранных учредителей, и законность их пребывания на территории Украины. Допустим, подобные меры можно оправдать защитой от информационных диверсий агрессора в условиях фактической войны. А то иногда аж рябит в глазах от газеток, которые бесплатно (!!!) раздают возле метро и от которых за версту смердит Кремлем или «Газпромом». Правда, содержание такого «газпром-медиа» рассчитано, похоже, на полную умственную отсталость.

Зато трудно разумно объяснить норму правительственного законопроекта о том, что в издаваемых на нескольких языках печатных СМИ не менее половины материалов должны быть на украинском языке. Опять возникает закономерный вопрос: а кто вы такие, чтобы запрещать писать и публиковать материалы на том или ином языке? Правительство? Так за 25 лет после развала Союза у нас тех правительств было столько, что не сосчитаешь! Многим пришлось сбегать и отсиживаться в России, как Янукович с Азаровым, или в американской тюрьме, как Лазаренко.

Опять-таки, прессе навязывают бюрократическую тягомотину с подсчетом процентов материалов на том или ином языке.

* * *

Более того, появились данные, что через Верховную Раду продвигаются очередные новации в области СМИ, направленные на дальнейшее употребление русского языка. В частности, предлагаются нормы, согласно которым 75% эфирного времени телерадиоорганизаций должны быть заполнены исключительно украиноязычными программами. Снова все сводится к подсчету процентажа, на котором будут кормиться эскадроны грантоедов!

Очевидно, что такая откровенно лоббистско-грантоедская затея направлена на углубление раскола в стране. Закрадывается подозрение, что подобные новации продвигаются в интересах Кремля. Уж слишком явно все это, выражаясь в стиле советской пропаганды, «льет воду на мельницу» московского империализма.

К тому же на сей счет сразу же появились вполне обоснованные скептические комментарии ряда экспертов. Их суть сводится к тому, что телерадиокомпании смогут манипулировать этой нормой, пуская в прайм-тайме рейтинговые русскоязычные программы, чтобы не потерять аудиторию, а в ночное или в рабочее время в эфире будут передачи на украинском языке. Возникает также вопрос, хватит ли у телерадиокомпаний достаточного количества украиноязычного продукта. Впрочем, эту проблему сейчас быстро решают путем массового «пошива» разного рода «реалити-шоу» на суржике, выдаваемом за украинский язык. В случае введения подобных норм нас ожидает новая волна «битв екстрасенсів». «зважування щасливих», «хат на тат», «міняю жінку», «панянок та селянок» и прочего подобного «продукта».

Но, пожалуй, самой скандальной новацией является норма о запрете выпуска печатной продукции, в том числе печатных СМИ, на «языках соседних стран». Очевидно, что речь идет о русском языке, хотя в «соседних странах», кроме России, у нас числятся еще, как известно, Беларусь, Молдова, Румыния, Венгрия, Словакия и Польша. Все эти страны имеют в Украине свою диаспору, иногда весьма многочисленную. Ярким примером являются венгры Закарпатья. Кстати, отношения с закарпатскими венграми, а также отношения Украины с Венгрией по вопросу закарпатских венгров, особенно в свете «дружбы» венгерского премьера Орбана с Путиным, далеко не безоблачны (http://fraza.ua/analitics/23.05.14/196581/vengerskaja_rapsodija_ukrainskogo_separatizma_partitura_moskovskaja.html).

Запрет печатных СМИ, ориентированных на соответствующие национальные меньшинства в Украине и издаваемых на языках этих народов, насильный перевод этих СМИ на украинский язык, навязывание процентажа в использовании того или иного языка не принесут ничего, кроме обострения отношений с указанными странами-соседями. В нынешней сложнейшей ситуации, в которой оказалась Украина, это чревато тяжелейшими последствиями. Если же указанные ограничения распространить только на русский язык, то это вызовет обоснованные обвинения в дискриминации, причем не только в Москве. В любом случае это будет нарушением уже действующего законодательства Украины и Европейской хартии о языках, сужением прав граждан, что запрещено Конституцией. Наконец, это даст дополнительные возможности для кремлевской пропаганды и спецслужб, у которых появятся дополнительная аудитория и социальная база.

В отличие от телерадиокомпаний печатным СМИ трудно будет обойти полный или частичный запрет на публикацию материалов на русском языке. Кстати, непонятно, почему такую, с позволения сказать, норму пытаются повесить только на печатные СМИ. Ведь львиная доля СМИ сейчас ушла в Интернет.

В результате целый ряд оставшихся русскоязычных изданий потеряют основную аудиторию. И это вызывает особо негативную реакцию, поскольку среди этих русскоязычных СМИ имеются серьезные аналитические издания, которых и так осталось мизерное количество, хотя они занимают более чем патриотичную позицию.

«Наезд» на печатные СМИ вызывает тем более отрицательную реакцию, что тиражи и охват аудитории именно печатных СМИ за последние годы катастрофически сократились. Еще 10 лет назад количество печатных СМИ было в разы больше. Наряду с развитием Интернета кризис 2008 года привел к стремительному их сокращению. Печатные СМИ неуклонно вымирают. Указанные упражнения в патриотизме в виде ограничения или запрета русского языка в печатной прессе добьют печатную периодику окончательно. И похоже, что следующими на очереди будут интернет-издания, которым разного рода «патриоты» тоже попытаются диктовать, на каком языке писать.

То, к чему ведут подобного рода запреты и ограничения, хорошо видно на примере смежной книжной отрасли. Напомним, что парламент принял закон, которым импорт книг из России запрещается по причине возможного их антиукраинского содержания. Сам подход, основанный на «возможном антиукраинском содержании», вызывает приступ веселости. Если есть претензии к антиукраинскому содержанию той или иной книги — это один вопрос. Но запрещать все русскоязычные книги лишь потому, что в какой-то из них может быть (а может и не быть!) что-то антиукраинское, -- это, как говаривал старина Ницше, уже нечто «по ту сторону». Действительно, ведь в русскоязычном переводе какого-нибудь «Гарри Поттера» или Толкиена можно обнаружить зловредную антиукраинскую пропаганду. А уж если порыться в текстах Фридриха Ницше или Герберта Маркузе, то можно отыскать просто-таки «заклики до повалення»!

Кстати, у Тараса Шевченко тоже можно найти много такого, что попахивает откровенным очернением современной государственности в Украине.

Достаточно вспомнить такое:

А той щирий та роскошний
Все храми мурує
І отєчество так любить,
Так за ним бідкує,
Так із ньго, сердешного,
Кров, як воду, точить...

А в другом своем опусе Тарас и вовсе ненавязчиво советует «добре вигострить сокиру та й заходиться вже будить». Словом, запретить надо немедленно, а то Авакову с Турчиновым придется еще один «штаб» создавать для защиты «их» государства от разного рода «шевченковедов», которые слишком буквально воспримут заветы Кобзаря.

То есть импорт книг из России, конечно же, надо было бы запретить, равно как и любые другие виды экономических связей. Если у нас таки война, а Россия — это таки агрессор, то это было бы совершенно логично. Нельзя же торговать с врагом-агрессором, закупать у него те или иные товары, поддерживая его экономику и бюджет.

Но тогда опять возникает вопрос о Липецкой фабрике. И еще возникнет масса вопросов по поводу торговли, которую наши олигархи продолжают тайно или явно вести с Россией и сепаратистами Донбасса. Почему книги закупать нельзя, а энергоносители можно?

По мнению президента Ассоциации книгоиздателей и книгораспространителей Украины Александра Афонина, имплементация закона о запрете ввоза российских книг скажется на культуре и интеллекте нации, поскольку отечественная издательская отрасль не способна своими силами закрыть пустующие ниши, в частности в научной и технической литературе, в переводных изданиях, в мировых бестселлерах и прочем.

Возвращаясь к СМИ, отметим, что за указанными языковыми игрищами просматривается, кроме всего остального, и попытка передела медиа-рынка. Под видом борьбы с вражеской пропагандой на «вражеском языке» будет предприниматься очевидная попытка выдавить с рынка или хотя бы ограничить влияние многих СМИ, имеющих позицию, отличную от позиции власти. Кстати, еще раз подчеркнем: использование русского языка отнюдь не является свидетельством непатриотичности и, тем более, приверженности Москве; позиция, отличная от позиции нынешней власти, отнюдь не свидетельствует о том, что она не патриотична, особенно если учесть воровскую, продажную, олигархическую природу этой власти, многие представители которой уже давно находятся во властных сферах, а потому несут прямую ответственность за войну, кризис и то тяжелое положение, в котором оказалась страна.

И вообще, у нас развелось слишком много «патентованных патриотов», которые указывают другим, в чем и как должен выражаться патриотизм, а также на каком языке говорить. Это ведет не к чему иному, как к расколу в обществе, причем в условиях внутреннего сепаратизма, внешней агрессии и жесточайшего кризиса. Кремль этим умело пользуется.

Напоследок еще раз повторим: русский язык является таким же нашим языком, как и украинский. В определенном смысле это больше наш язык, чем их. Но это отдельная тема. На этом надо поставить точку и заняться действительно вопиющими проблемами, прежде всего катастрофическим социальным и имущественным неравенством.

Война со страной-агрессором совершенно не предполагает войну с русским языком, ибо это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Тэги: русский язык, Владимир Путин

Комментарии

Пока ВМС Украины проводят учения, их флагмана в Одессе «захватили» льды
Пока ВМС Украины проводят учения, их флагмана в Одессе «захватили» льды
Пока ВМС Украины проводят учения, их флагмана в Одессе «захватили» льды
Пока ВМС Украины проводят учения, их флагмана в Одессе «захватили» льды
В Сети появилось фото того самого письма, которым Янукович просил Путина ввести войска в Украину
В Сети появилось фото того самого письма, которым Янукович просил Путина ввести войска в Украину
На своей последней пресс-конференции в Белом доме Обама не оставил Украину без внимания
На своей последней пресс-конференции в Белом доме Обама не оставил Украину без внимания
Сегодня ночью в небе можно будет наблюдать «вечно молодой» астероид
Сегодня ночью в небе можно будет наблюдать «вечно молодой» астероид
Украинская художница вошла в список лучших иллюстраторов мира
Украинская художница вошла в список лучших иллюстраторов мира
В Киеве снесли кинотеатр «Нивки». Еще один торгово-развлекательный центр куда нужней
В Киеве снесли кинотеатр «Нивки». Еще один торгово-развлекательный центр куда нужней
Народный депутат принес в Верховную Раду «Московскую» водку с акцизной маркой «ДНР»
Народный депутат принес в Верховную Раду «Московскую» водку с акцизной маркой «ДНР»
Британские полярники наглядно показали угрожающие последствия глобального потепления
Британские полярники наглядно показали угрожающие последствия глобального потепления
НАТО помог Украине очистить Житомирскую область от ядерных отходов
НАТО помог Украине очистить Житомирскую область от ядерных отходов
Две россиянки с ребенком на руках пришли к харьковским пограничникам просить убежища в Украине
Две россиянки с ребенком на руках пришли к харьковским пограничникам просить убежища в Украине
fraza.ua

Опрос

Кто был худшим Президентом Украины?