ТОП:
Герои анекдотов, или Чукча – это звучит гордо!

Однажды один чукча идёт и видит: другой чукча выкопал яму по пояс и сидит в ней. — Зачем ты залез в эту яму? — Однако, сфотографироваться надо по пояс. Через некоторое время идёт первый чукча обратно и видит: второй чукча ещё одну яму копает. — Зачем ты ещё одну яму копаешь? — Однако, в двух экземплярах надо.

В поздних советских анекдотах наряду с Чапаевым и Петькой, крокодилом Геной и Чебурашкой, Штирлицом и Мюллером, Рабиновичем и Сарой всегда присутствовал ещё один персонаж, коренной житель крайнего северо-востока страны — Чукча. В подавляющем большинстве историй (как правило!) это тупой и наивный человек, да ещё плохо знающий особенности «великого и могучего» языка, а потому постоянно попадающий впросак.

Как представитель этого народа стал объектом для совкового фольклора — ещё та тема.

ВСТРЕЧА ДВУХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Московское государство начиная с XV в., от великого князя Ивана Васильевича ІІІ (деда Ивана Грозного), как написал один российский историк, «ведя исключительно оборонительные войны, расширило свою территорию в сто раз». Причём если в западном направлении граница продвигалась со скоростью едва в сто-двести километров за столетие, то «дранг нахт Ост» исчислялся тысячами километров. Ещё в 1552 г. Волга была татарской рекой  и полки Грозного штурмовали Казань, а уже в 1644 г. казак Михайло Стадухин принёс в Якутский острог весть о новом народе — «чюкоч».

Тут казак ошибся. Сами инородцы называли себя ораветлат («люди) или луораветлат («настоящие люди»). Западной границей их территории была река Колыма, южной — река Анадырь.

Делились они на тех, кто жил на берегу океана и ездил на собачьих упряжках (таких называли «анкальын»), и тех, кто выращивал оленей — «чаучу» («богатый оленями»). Кстати, оленеводством ораветлат начали заниматься незадолго до прихода казаков — до этого они на оленей просто охотились. Их уклад был, по сути, ещё первобытный, большинство изделий было или каменными, или костяными.
 

Геологи едут по тундре, и у них застряла машина. Они и так, и эдак — не могут вытащить. Подъезжает чукча на оленях: — Однако, давай бутылку — скажу что вам надо. Геологи: — Да иди ты чукча! Без тебя вытащим. Весь день вытаскивали — не вытащили. Снова проезжает чукча на оленях.

Геологи его останавливают, говорят: — Чукча, вот тебе бутылка, скажи, что нам надо. — А! Однако, теперь две бутылки давай! Дали чукче две бутылки. Чукча уложил их в сани, сел сам и говорит: — Однако... ТРАКТОР вам надо!

ТЫ СКАЖИ, ЧЁ ТЕ НАДО...

Что же привело казаков в этот суровый и снежный край?

Наверняка Л. Н. Гумилёв рассказал бы что-то о всплеске пассионарности, охватившем казаков, которые кинулись покорять тундру. Но, как по мне, ларчик открывается просто.

— А я еду, а я еду за деньгами! За туманом едут только дураки, — пелось в народном ремейке одной советской песни. И действительно, «запах тайги» в карман не положишь и в стакан не нальёшь. Первые землепроходцы — Ермак Тимофеевич и Ко — двинулись покорять Сибирь практически по Форду: зарабатывать прощение у царя и с желанием захватить побольше добычи (Форд говорил, что его рабочих вкалывать побуждают две причины: желание заработать бОльшую зарплату и боязнь её (зарплату) потерять).

Землепроходцы шли по следу — по следу соболя, попутно облагая местное население пушным ясаком (данью шкурками пушных животных в пользу московского царя). Наверное, многие слышали о «златокипящей Мангазее» — первом российском ЗАПОЛЯРНОМ городе на севере Западной Сибири, на реке Таз в месте впадения в неё реки Мангазейки (ныне Ямало-Ненецкий АО, Россия). Это был центр пушной добычи в Западной Сибири. Только за период с 1630 г. по 1637 г. — время, когда Мангазея уже приходила в упадок — отсюда было вывезено около полумиллиона шкурок {только} соболей. Такое нещадное истребление быстро сводило популяцию пушных зверей (прежде всего соболей) к численности, близкой к нулю.

Но добытчиков это не смущало — они двигались дальше, на Восток.

Любопытно, что всё это пушное золото уходило в Западную Европу — в обмен на золото и серебро настоящие. И хотя в ту пору житель Московии уже ненавидел всяких там «латинян» не меньше, чем сейчас «пиндосов», но и тогда торговал с ними.

Покорение Сибири (иначе говоря, гонка за Соболем) проходило на «ура». Потомок Чингизхана Кучум был разбит, а местное население соглашалось платить царским воеводам такой же ясак, как и прежним захватчикам (татарам).

Так было до тех пор, пока российские землепроходцы не подошли к Колыме и Анадырю.

Здесь они-то и встретились с «чюкочами».

Лежит мужик на чукчанке и вдруг скрип полозьев подъезжающих нарт... — Слезай скорей, муж приехал, убьёт, однако! — А я читал, что у чукчей муж под гостя сам жену кладёт. — Ай как жалко, однако! Совсем неграмотная у меня мужик, книжек не читает!

ЧУКЧИ — САМУРАИ ЛЕДОВЫХ ЗЕМЕЛЬ

Чукчи (оставлю это название, во избежание путаницы) были для московских казаков принципиально новым противником. Едва вышедши из первобытного состояния, они не имели ни постоянных городов, ни единого вождя, захватив или убив которого, можно было бы принудить всё племя к покорности. Незнакомые с цивилизацией, они ещё никому не платили дань, да и не знали, что это такое.



Казак Борис Кузнецкий, бывший с 1754 г. по 1756 год в плену у чукчей, сообщал: «... чукчи главного командира над собою не имеют, а живет всякой лутчей мужик со своими родниками собою и тех лутчих мужиков яко старшин признавают и почитают по тому только одному случаю, кто более имеет у себя оленей, но и их вменяют ни во что, для того ежели хотя за малое что осердятся, то и убить их до смерти готовы».

Более того, будучи с детства охотниками, они прекрасно владели копьём и луком. Крепки и широкоплечи по телосложению, они много времени проводили за физическими упражнениями. Согласно записям этнографов, одних «чаучи» тренировали как «бегунов», чтобы те могли целый день бегать со стадом оленей, преодолевая при этом 40 км и более по заснеженному полю. Других готовили как «борцов», чтобы те, в случае чего, могли отстоять честь стойбища (рода, племени) в единоборстве с представителем другого племени.

Любопытен рассказ, как однажды «чаучи» «отжали» у коряков оленье пастбище. Один корякский силач, чтобы утвердить претензии своего племени на территорию, схватил огромный камень и отнёс его на ближайшую сопку (при этом он, правда, надорвался). Каков же был ужас коряков, когда через несколько дней они обнаружили злополучный камень на другой сопке, повыше. После этого коряки признали своё поражение и откочевали к морю.

Впрочем, далеко не всегда трения между племенами удавалось решить миром. Чукчи в буквальном смысле отвоёвывали своё место под солнцем.

По некоторым данным, за пятьдесят лет, с 1725 г. по 1773 г., чукчам удалось отбить у коряков около 240 тысяч оленей (правда, сколько коряки отбили оленей у чукчей за тот же период, статистических данных нет).

В одном источнике так описывается военное сотрудничиство «чаучей» и «анкальын»: «...Оленные чукчи к сидячим чукчам на оленях приезжают и в зимние походы на коряк подымают тех сидячих на своих оленях, а, напротив того, сидячие чукчи оленных носовых и в дальних от моря местах в тундреных живущих летом возят их на своих байдарах по морю и по реке и дают им во взаимное дружество свои байдары, а от них оленных вместо байдар своих берут на платье себе разного звания кожи оленей».

Итак, вся жизнь чукчей проходила в охоте или в походах: зимой на санях — на коряков и юкагиров; летом на байдарах — против американских эскимосов. В своих морских рейдах они добирались даже до берегов современной Канады. (Последняя чукотско-эскимосская война случилась аж в 1947 г.(!),  и победу в ней одержали чукчи.) Что касаемо коряков (не забудем — также жителей сурового края), то говорят, что отряд в 50 коряков не рисковал вступать в бой с 20 чукчами.

Когда же в их краях появились московские казаки, «чаучи» и им дали бой.

Прибыли солдаты в Афганистан. Ну и среди них чукча. Ну им и говорят: за голову убитого душмана — вознаграждение. Короче, все собираются, автоматы берут, пулемёты, гранаты. Чукча сидит и точит здоровенный ножик. Ушли на задание. Возвращаются кто с двумя головами, кто с тремя. Чукча приходит и вываливает целый мешок отрезанных голов наземь. Ему: — Чукча, ты где так резать научился? — Тундра ходил. — Так там же нет никого... — И здесь никого не будет...

РОССИЙСКО-ЧУКОТСКИЕ ВОЙНЫ

До поры до времени россияне и чукчи обменивались набегами. Но в 1727 г., когда Россия уже стала империей, с «немирными чюкоч» было велено разобраться по-настоящему. Сенат по этому случаю даже выпустил распоряжение: «...а ко обладанию таких народов и земель следующие притчины: 1. Что те земли прилегли к российскому владению и не подвластные...; 2. Для прибыли государственной, понеже в тех местех соболь и протчей зверь родитца...; 3. Для познания по восточному морю морского ходу, от которого может впредь воспоследовать комерция с Японною или Китайскою Кореею...; 4. Наипаче для предбудущей заимки, пока нихто других земель, а особливо от китайской стороны, яко Сибирью пограничной, в те новосысканные земли не ступили...».

Базой для последующего наступления на чукчей был выбран Анадырский острог. Во главе военной экспедиции были поставлены якутский казачий голова Афанасий Шестаков и драгунский капитан Дмитрий Павлуцкий. Под их началом было 400 солдат и казаков (не считая «ясачных людей»).

Но с началом экспедиции российскую сторону преследовали неудачи. Сначала Шестаков и Павлуцкий разругались по поводу полномочий, в результате чего разделились и начали действовать самостоятельно. Но 14 марта 1730 года на реке Егаче отряд Шестакова (20 казаков и 113 ясачных якутов, тунгусов и коряков) был разбит двумя тысячами чукчей (по версии проигравших). В жарком бою погибли 10 казаков и 18 ясачных людей, остальные бежали. Сам Шестаков был тяжело ранен стрелой в горло, а затем убит.

Павлуцкий же провёл несколько карательных походов на Чукотский полуостров, но привести чукчей к подданству так и не сумел. Да и особо не хотел; как свидетельствовали потом казаки, Павлуцкий «Чукоч, не призывая в подданство, побил до смерти».


В 1742 г. Сенат издал новый указ: «...на оных немирных чюкч военною оружейною рукою наступить, искоренить вовсе, точию которыя из них пойдут в подданство Е. И. В., оных, также жен их и детей, взять в плен и из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якуцком ведомстве по разным острогам и местам между живущих верноподданных».

Павлуцкий, уже в чине майора и исполняя обязанности якутского воеводы, энергично принялся выполнять новый приказ. Опять было проведено несколько карательных походов, но чукчи старались уклоняться от решительных сражений.

А потом случился погром. 12 марта 1747 г. чукчи угнали у коряков табун оленей, в котором были и олени, принадлежавшие Анадырскому гарнизону. Павлуцкий лично, с отрядом около ста человек, бросился в погоню. Но, похоже, это была ловушка. 14 марта (ровно через 17 лет после гибели отряда Шестакова!) у устья реки Орловой Павлуцкий наткнулся на отряд численностью около 500 человек (по версии проигравших). Он атаковал их, но после ружейного залпа чукчи не бросились врассыпную, а пошли на россиян в копейную атаку. «Пошли неприятели чукчи на копьях, также и они насупротив их, неприятелей чюкоч, пошли на копьях же и бились с ними не малое время». В итоге погибли сам майор Павлуцкий, 40 казаков и 11 коряков; 13 казаков и 15 коряков получили ранения; ещё 1 казак попал в плен. Победителям также удалось захватить часть обоза отряда Павлуцкого, в том числе одну железную пушку и знамя. Согласно чукотскому преданию, «...Наши нежданно напали, победили, всех перерезали, только начальника живым взяли мучить...». Но это только предание. Фактически им досталась лишь кольчуга убитого, которая долгое время хранилась ими как реликвия. Лишь в 1870 г. чукотский старшина, которому она досталась от деда, подарил её колымскому исправнику барону Г. Майделю.

С 1748-го по 1755 г. россияне ещё трижды ходили в поход на «чукоч», но те умело избегали решающих сражений. Стало понятно, что военной рукой «чукоч» не усмирить.

Идёт чукча по тайге, видит — белка. Достаёт ружье, стреляет — «Однако, шкурка!». Идёт дальше, видит — олень. Достаёт ружье, стреляет — «Однако, мясо!». Идёт дальше, видит — геолог. Достаёт ружье, стреляет — «Однако, спички!».

ПОКОРЕНИЕ МЯТЕЖНОГО КРАЯ

В 1760 г. анадырским начальником стал подполковник Фридрих Христианович Плениснер. Тот своим немецким умом прикинул и предложил сибирскому губернатору вообще упразднить «Анадырскую партию». По расчётам Плениснера, на её содержание за время существования было израсходовано 1381007,49 руб., а ясачного и других сборов за тот же период получено всего 29152,54 руб. При этом чукчи не только не были усмирены, но конфронтация с ними только усилилась.

К 1771 г. Анадырский острог был ликвидирован: гарнизон был переведён в другие крепости, а укрепления разрушили. Так закончилась военная эпопея российско-чукотского противостояния.

Чукчи тут же воспользовались уходом военных, проникнув на Анадырь, вытеснив коряков на р. Гижигу, а юкагиров — на р. Колыму.

При императрице Екатерине Второй «чукоч» было предписано обращать в российское подданство «лаской». По указу императрицы они освобождались от ясака на 10 лет и сохраняли полную независимость во внутренних делах. Но и спустя 10 лет чукчи платить ясак не желали.

Царское правительство, ничтоже сумняшеся, продлило «налоговые льготы» для «чукоч» и впредь делало так не раз. Согласно «Уставу об управлении инородцев» 1822 г., чукчи жили по своим законам и судились собственным судом. Ясак — шкурка лисицы с лука (то есть с мужчины) — платился коренными жителями Чукотки только по их желанию. Да и позже в своде законов Российской империи чукчи относились к народам, «не вполне покорённым» и которые «платят ясак, количеством и качеством, какой сами пожелают». (Впрочем, с помощью меновой торговли ловкие купцы научились выманивать у чукчей гораздо больше, чем с помощью ясака).

Как пишет исследователь Г. К. Панченко, «...даже в последние предреволюционные годы высокопоставленный губернский чиновник, объезжая чукотские селения, стоял по стойке «смирно» перед родовым старейшиной, который, надев на голову импровизированную корону, задавал ему вопросы: «Как там поживает мой брат Коля?...».

Так продолжалось до начала коллективизации в СССР. Процесс этот затянулся до начала 1950-х годов (ещё в 1952 г. коллективизировали некоторые личные стада оленей, в которых насчитывалось до 5000 голов!), но всё же Советская власть согнула и чукчей.

После распада СССР ситуация для чукчей только усугубилась: молодёжь ассимилируется, забывает язык и народные традиции, мало интересуется традиционными чукотскими промыслами, уезжает в города. Впрочем, эта проблема касается не только чукчей, но и других малых народов Сибири и Крайнего Севера. Да и не только их. Удавка цивилизации оказалась пострашнее казачьего мушкета....

Чукча выступает на съезде:

— Товарищи! До Великой Октябрьской социалистической революции мы, чукчи, испытывали два чувства: чувство голода и чувство холода. Теперь мы испытываем три чувства: чувство голода, чувство холода и чувство глубокого удовлетворения!

СМЕХ — ЭТО ТОЖЕ ОРУЖИЕ

И, наконец, затронем вопрос, который был поднят ещё в самом начале данной статьи: почему именно чукчи стали объектом совкового фольклора? Ни коряки, ни ненцы, ни юкагиры, ни якуты, ни ительмены, ни другие народы Дальнего Востока и Крайнего Севера не удостоились такой «чести».

Тому две причины.

Во-первых, медийность образа. И Чапаев, и Петька, и Штирлиц — это идеальные фильмо-образы, созданные советской фабрикой грёз. Причём настолько приторно идеальные, что советский народ тут же наделил их живыми человеческими качествами: бытовой хитростью, житейской смёткой, добродушием, а также — тягой к спиртному, противоположному полу и даже некоторым тупоумием. Идеальный же герой западного типа, «рыцарь без страха и упрёка» — это не герой советского (российского) эпоса. Иными словами, «такой герой нам не нужен». И когда в 1982 г. на экраны СССР вышел фильм «Белый шаман» (а до того был нашумевший роман), где главный герой охотник Пойгин своими личными качествами напоминал рыцаря Айвенго, тут же появился целый ряд язвительных анекдотов о жителях Крайнего Севера.

Во-вторых, неистребимый «животный» национализм. Замечено, что объектами {не бытовых} анекдотов становятся люди (представители другого народа) нам неприятные, а часто даже просто враги. Высмеивая тех или иных представителей инородцев, мы не только латентно выказываем свою ксенофобию, но и смеховой деконструкцией разрушаем образ доселе непобедимого и ужасного врага. Таким врагом, например, ещё в 40-х годах были германцы. Но стоило расчленить Германию и аннексировать Пруссию, как немцы перестали быть героями анекдотов, уступая место «америкосам».

Русский, изнемогая от усталости и мороза, плетётся по тундре. Кончились силы, упал на землю и закричал во весь голос: " — Лю—ю—ди—и! Помоги—и—те!" Чукча в яранге сидит и усмехается: — Однако, как в Москве, так — «чукча», а как в тундре, так — «люди»!

Также и с анекдотами про чукчей. Нетрудно посчитать, что на каждый случай, где чукча оказывается победителем, приходится десять, где он показан в неприглядном свете.

Тенденция, однако.

Похоже, мы имеем дело с «народным троллингом», где оному подвергается другой народ, так и не склонивший свою голову под натиском грубой силы,  хотя и смирившийся перед «прогрессом».

Тэги: общество, культура, курьезы, анекдотов

Комментарии

Соцсети высмеяли имперского прямоходящего робота от «Калашникова»
Соцсети высмеяли имперского прямоходящего робота от «Калашникова»
Соцсети высмеяли имперского прямоходящего робота от «Калашникова»
Соцсети высмеяли имперского прямоходящего робота от «Калашникова»
Козы блокировали движение нью-йоркского метро. Появилось видео
Козы блокировали движение нью-йоркского метро. Появилось видео
Во Львове готовят полицейские отряды для разгона демонстраций?
Во Львове готовят полицейские отряды для разгона демонстраций?
Перед тем, как отправиться к горсовету, харьковский стрелок хладнокровно расправился с женой, – СМИ
Перед тем, как отправиться к горсовету, харьковский стрелок хладнокровно расправился с женой, – СМИ
Малолетки на BMW устроили масштабное ДТП в Киеве. Появилось видео инцидента
Малолетки на BMW устроили масштабное ДТП в Киеве. Появилось видео инцидента
Жена Порошенко с конфузом открыла почетное консульство Украины в Хорватии
Жена Порошенко с конфузом открыла почетное консульство Украины в Хорватии
На Днепропетровщине водитель фуры уснул за рулем и перевернул заполненную маршрутку
На Днепропетровщине водитель фуры уснул за рулем и перевернул заполненную маршрутку
В Харькове школьник дико поглумился над мемориальной плитой расстрелянным пленным солдатам
В Харькове школьник дико поглумился над мемориальной плитой расстрелянным пленным солдатам
На фоне праздничного перемирия боевики «Талибана» взяли в заложники пассажиров трех автобусов
На фоне праздничного перемирия боевики «Талибана» взяли в заложники пассажиров трех автобусов
Бывший главный архитектор Харькова стал фигурантом смертельного ДТП на трассе
Бывший главный архитектор Харькова стал фигурантом смертельного ДТП на трассе
fraza.ua

Опрос

Ваша конфессиональная принадлежность?