ТОП:
Литературные новинки: Паланик против атомной блондинки, чума на ваш Петербург и Обитель зла-8

...Как говорили московские ерники, все смешалось в доме Обломовых, если вспомнить: а) постмодернизм 90-х, б) статус автора этой книги как «короля контркультуры», в) паузу, которую он взял с 2014 года. По первому пункту стоит отметить, что так за сокровищами, как в «Наследии» Чака Паланика (М.: АСТ), не бегали со времен «Жмурок» и прочих бордовых пиджаков, и аналогии с «39 ключами» Рика Риордана будут более чем уместны. В этих самых «ключах» старуха умирает, а наследничкам ищи теперь припрятанные ею в стульях артефакты, дающие власть над миром. Ну хорошо, не в стульях, а по всему свету, и лишь в этом разница между заморскими гонками по вертикали и бессмертным романом Ильфа и Петрова.

Так вот, сюжет. Точнее, ответ на второй вопрос. Какая еще может быть фабула у культового автора «Бойцовского клуба», кроме как модная и актуальная? В данном случае это комикс — искусство безотказное, популярное, каждый раз обращающее любую форму разговора в безусловный бестселлер, будь то «Анна Каренина» или «Бэтмен против Супермена». Вот и на этот раз сработало, недаром подзаголовок у Паланика уточняет, что это «Бесцветная новелла, которую раскрасите вы». Здесь ответ и на третью загадку таится — «бесцветная» или «бесценная»? — поскольку во время упомянутой паузы автор уже пытался издавать свой комикс («Фраза» о нем писала) и теперь повторяет попытку, которую, очевидно, не все «раскрасили». Или это парафраз Сорокина, у которого «раскрасить носорога» в «Голубом сале» означало «оплошать»?

Как бы там ни было, но сюжет именно таков, что «носорогов» в нем хватает. Молодому клерку из Нью-Йорка досталось от отца деревце в горшке стоимостью в самолет, но он, как пишет автор, «был тупым, толстым, никчемным идиотом». А где вы видели других в Нью-Йорке? Больше всего ему хотелось «сидеть в своей квартире, закинув ноги на журнальный столик, и потягивать „Хеннесси“, смотря в интернете межрасовое порно с ампутантами», а тут такое. Приходится бежать от всего мира, охотящегося за его тысячелетним дубком и заодно головой, в компании с настоящей атомной блондинкой, «миллион лет живущей на свете стриптизершей, археологом, храмовой девой, серийной убийцей, неисправимой лгуньей». Зато хоть правду о себе узнал и истории слегка подучился наш герой, бродяжничая и спасаясь от преследователей, нанятых богачами, алчущими, так сказать, бессмертия.

Но главное, вы спросите, зачем вся эта бижутерия жанра? С нее, кстати, все и началось, если вспомнить авторское предисловие. Там речь о коробке с пуговицами — семейной реликвии, затерявшейся в переездах и эмиграциях (в частности, из Галиции) — в которой хранились пуговицы, срезанные с одежд всех предков автора. А с него, мол, уже никто ничего не срежет, и не потому, что носит футболки, а кальсоны нынче не в моде — рассказать об этом будет некому. «Поэтому я и написал „Наследие“, — поясняют нам, — ведь все мы хотим получить физическое подтверждение своей истории и найти человека, который ее объяснит».

В следующей книге нашего обзора — «Ковчеге» Егора Фетисова (М.: Время) — уже увереннее слышатся девяностые и постмодернизм принимает черты альтернативной, как водится, истории. В частности, о том, как наш современник, художник Матвей, попадает в Петроград начала ХХ века.

Ничего не напоминает? Ну словно герой «Чапаева и Пустоты» Пелевина. Только тот был праздным гулякой, а наш готовится стать отцом, денег нет, и тесть устраивает его в цирк. Не художником — завхозом. Сказка, конечно, начинается, каждый раз, когда парня либо по башке треснут, либо сам отъедет, напившись. И попав в настоящую «Бродячую собаку» — артистическое кафе, в котором когда-то собирались поэты и художники Серебряного века, пьянствует с Бенедиктом Лифшицем, видится с Осипом Мандельштамом, раскланивается с Николаем Гумилевым. Словно Петр Пустота у Пелевина, которого сам Валерий Яковлевич Брюсов приветил.

О чем же говорят эти петербургские тени прошлого? Естественно, о том, что волнует героев уже в наше время. Когда, добавим, в город такая эпидемия вскорости нагрянет, что страшная испанка, косившая его жителей в «серебряные» времена, покажется невинным насморком. То есть бежать надобно, но никто, кроме медиков, не знает, куда. А поэт-акмеист «с ресницами в полщеки», как писала о нем Ахматова, не знает, но предугадывает.

«— А вы... Вы верите в существование ковчега? — спрашивает его наш художник. — Я верю в существование потопа, — мрачно пошутил Осип. — Ковчег — это и есть вечность, о которой мы говорили. Искусство, не знающее времени как категории. — Значит, чтобы спастись... — Ковчег не спасательная шлюпка, — отрезал Осип. — Ковчег — это метафора строительства как такового. Каждый, понимаете, каждый должен строить свой ковчег. По крайней мере, каждый художник. Но не для того, чтобы болтаться по волнам и прибиться потом к горе Арарат. А потому что само созидание и есть ковчег. Его строительство важно само по себе».

Не меньше магии в следующем романе — «Дженнифер. Обитель скорби» Виктора Хорунжего (К.: Саммит-книга, 2018), исполненном в «темной» готической манере. Волк и ворон, являющиеся шестнадцатилетней героине, у которой родители погибли в автокатастрофе — это ведь символы, не хуже, чем у Эдгара По с Метерлинком, не правда ли? На самом деле никто вам об этом не скажет, поскольку видит их только девушка и ломятся чудовища в двери среди ночи только к ней. А посему — психушка, закрытое отделение, пациенты, в основном, неугодные обществу объекты.

Впрочем, кое-кто из них тоже видит непрошеных гостей, так что Дженнифер с ними будет «весело».

Хотя таинственный почтальон, после визита которого в клинике кто-то умирает, а также монструозный главврач отнюдь не веселят нашу жертву психоза. А когда видения прошлого оказываются правдой (в больнице был пожар, о чем вещает женщина-спаситель из ночных кошмаров), то верить приходится даже в невероятное. Например, в мамину подругу — единственного человека, который может помочь и после встречи с которой все проясняется. Нет, не сеанс магии, как у Булгакова, но темные и светлые силы все-таки схлестнутся, а сама героиня станет прилежной ученицей. Да-да, словно в эпопее про Гарри Поттера. «Магия — это не ремесло, это стиль существования, — объясняют ей. — И как бы ты ни хотела, не сможешь научиться всему, потому что за каждым пройденным горизонтом будут открываться новые».

Что же касается параллельного мира, куда попадает героиня и где живут герои ее кошмаров, то она не зря сомневалась в начале романа: не так ли уж нереальна потусторонняя вселенная по сравнению с нашей действительностью? Страсти-то, оказывается, везде одни и те же, как и искушения, и прочие грехи.

«Что называешь злом ты, ведьма-недоучка? — восклицает в конце главный злодей. — Глаза его блеснули холодным огнем, и улыбка пропала с лица. — Тебе не понять этого. Играть в свою игру, где твоими марионетками становятся другие люди. Повелевать их судьбами, строить вокруг себя свою собственную. Чувствовать себя богом, творящим и уничтожающим согласно собственной воле... — Нет ничего, что могло бы сравниться с этим! Я был счастлив по-своему... И не тебе меня судить за мои поступки. Как и никому иному. И это я заберу с собой... в тот мир, — он кивнул туда, где хищно клубился туман».

Тэги: литература, культура

Комментарии

Известный британский актер жестко спародировал премьера Терезу Мэй
Известный британский актер жестко спародировал премьера Терезу Мэй
Известный британский актер жестко спародировал премьера Терезу Мэй
Известный британский актер жестко спародировал премьера Терезу Мэй
Названа самая популярная песня двадцатого века
Названа самая популярная песня двадцатого века
СБУ выпустила брошюры об «опасности» УПЦ
СБУ выпустила брошюры об «опасности» УПЦ
Националисты пытались захватить ТЦ на окраине Киева
Националисты пытались захватить ТЦ на окраине Киева
В Киеве пьяный водитель устроил грандиозное ДТП
В Киеве пьяный водитель устроил грандиозное ДТП
Увлеченная наукой «дочь Путина» рассказала россиянам о «синергии» человека и технологий
Увлеченная наукой «дочь Путина» рассказала россиянам о «синергии» человека и технологий
Священник УПЦ организовал флешмоб с обращением к СБУ – участников уже вносят на «Миротворец»
Священник УПЦ организовал флешмоб с обращением к СБУ – участников уже вносят на «Миротворец»
Два украинских микроавтобуса «встретились» на дороге в Словении. Без жертв не обошлось
Два украинских микроавтобуса «встретились» на дороге в Словении. Без жертв не обошлось
Филарет намекнул, что готов сорвать «объединительный собор» по автокефалии
Филарет намекнул, что готов сорвать «объединительный собор» по автокефалии
Националисты изуродовали фасад российского банка во Львове
Националисты изуродовали фасад российского банка во Львове
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?