ТОП:
Майданы Киевской Руси. Часть 2

Второй древнекиевский Майдан случился через 45 лет после первого. Много чего изменилось на Руси за это время. Триумвиры Ярославичи давно почили в Бозе, их место заняли сыновья — Святополк Изяславович Киевский, Олег Святославович Черниговский и Володимир Всеволодович Переяславский (более нам известный как Володимир Мономах). Как мы помним, даже среди единокровных и единоутробных братьев Ярославичей вспыхнула межусобица. Что тут говорить о братьях двоюродных!

«КАЖДО ДЕРЖИТ ВОТЧИНУ СВОЮ»

Правда, их вражда была продолжением вражды их отцов. Как мы помним, первым руку на старшего брата Изяслава поднял Святослав Черниговский (уговорив поддержать себя Всеволода Переяславского). Да, Изяслав был плохой правитель, его не любили киевляне — но все же...

Отдуваться за отступничество Святослава пришлось его сыну Олегу — он был лишен отцовского удела. Пытаясь удержаться у власти, Олег Черниговский неоднократно призывал к себе на помощь половцев, за что и заслужил издевательское прозвище — Гориславлич.

Усобица между кузенами длилась аж до 1097 г., пока на съезде князей в г. Любе не было принято окончательное решение: «кождо держить ѡчьчину свою». Так Русь, которая от Олега Вещего до Ярослава Мудрого была централизованным государством, а во времена Ярославичей превратилась в федерацию, стала, де-юре, конфедерацией отдельных самостоятельных княжеств.

Правда, инерция сожительства разных руских земель была еще сильна. Володимир Мономах, поддерживая слабого Святополка Изяславовича, не раз склонял великого князя киевского в совместные походы против половцев, обставленные в духе настоящих крестовых походов — воины перед боем целовали крест, а во время походного марша священники распевали «тропари и коньдакы Хреста чс̑тнаго и канунъ ст҃ои Бц҃и». Ранней весной 1111 г. объединенное руское войско (включая даже черниговские полки) в очередной раз вторглось на Дон, где захватило половецкие города Шарукань и Сугров, и дважды вдребезги разбило половецкую орду. После того погрома половцы сочли за лучшее откочевать на Кавказ.

ГОД 1113. МАЙДАН № 2 — «ДОЛГОВОЙ»

Но 16 апреля 1113 г. великий князь киевский Святополк Изяславович умер. А уже на следующий день, 17 апреля 1113 г., «Киӕне послаша к Володимеру гл҃юще . поиди кнѧже на столъ ѡтенъ. и дѣденъ . се слышавъ Володимеръ . плакасѧ велми . и не поиде жалѧ си по братѣ».

Итак, что же случилось? Умер великий киевский князь Святополк, сын Изяслава Киевского. Но престол переходил не его старшему сыну. Согласно лествичному праву (т. н. горизонтальное правление) киевский стол должен был перейти к кому-то из сыновей Святослава Черниговского: или Олегу «Гориславличу», или Давиду. Но, как мы помним, за черниговскими князьями на ту пору закрепилась нехорошая репутация бунтовщиков (их отец Святослав первый восстал против старшего брата) и «половецких друзей» (Олег был женат на половчанке, дочери хана Осулука). Видно, ни киевская верхушка, ни низы не хотели вокняжения Гориславличей.

Но, если верить летописцу, Володимир Мономах колебался. Видно, он не хотел нарушать формальный порядок престолонаследия. Его с Олегом Черниговским связывали непростые отношения. В молодости Олег стал крестным Мономахова первенца Мстислава. Володимир и Олег вместе ходили в далекий поход на чехов. Но потом пути их разошлись: то Володимир выгонял Олега из Чернигова, то Олег его. В довершение ко всему в одной из усобиц с Олегом погиб сын Мономахов Изяслав. Словом, клубок противоречий был еще тот.

И тогда, если опять же верить летописцу, в столице начался {организованный} хаос, сопровождаемый захватом админзданий и грабежами: «Киӕни же разъграбиша дворъ Путѧтинъ тысѧчького І . идоша на Жиды и разграбиша ӕ . и послашасѧ паки Киӕне к Володимеру глюще: поиди кнѧже Киеву . аще ли не поидеши . то вѣси ӕко много Ж зло оуздвигнетьсѧ К то ти не Путѧтинъ дворъ ни соцькихъ. но и Жиды грабити. и паки ти поидуть на ӕтровь твою и на боӕры. и на манастырѣ. и будеши ѿвѣтъ имѣлъ кнѧже . ѡже ти манастырѣ разъграбѧть»

— А при чем здесь «Жиды»? — спросит недоуменный читатель.

Евреи («жиды») жили в Киеве, как минимум, с первой половины Х в., т. е. еще со времен княгини Ольги. Как и везде в Европе и Азии, они занимались городскими ремеслами и ростовщичеством. Их «золотой век» наступил во времена Святополка Изяславовича. Дело в том, что великий князь был «сребролюбив», охотно брал взаймы у ростовщиков-евреев, а взамен позволял им вести, скажем так, «неограниченную банковскую деятельность».

Ставка ростовщиков («резы») доходила до 50% годовых (это при твердой валюте — в серебре или мехах!), да еще и основную сумму долга («исто») надо было отдавать.

Не мудрено, что со смертью покровителя ростовщики первые попали под удар. Справедливости ради стоит заметить, что под удар попал и тысяцкий Путята, который «жидом» никак не мог быть. Под угрозой оказалось также имущество бояр, монастырей и самой вдовы великого князя. Таким образом, это не был еврейский погром.

«Се же слышавъ Володимеръ. поиде в Киевъ.», — отмечает летописец.

Но позволю себе несколько усомниться в словах летописца. Известно, что Володимир Мономах, откликнувшись на просьбы «киян», сел на киевский престол уже 20 апреля 1113 г. , т. е. через три дня, как киевляне впервые послали ему весточку. В этот день его встречали митрополит Никифор с епископами «...и со всими Киӕне. с честью великою... и вси людье ради быша . и мѧтежь влеже».

От Киева до Переяслава — около 80 км, от Киева до Чернигова — около 140 км. В своем «Поучении...» Володимир будет хвастать, что по молодости он приезжал к отцу из Чернигова в Киев за один световой день (надо думать, летний). Но то по молодости. А в ту пору ему было за шестьдесят.

Думается мне, не было никакого второго посольства от киевлян к Мономаху, после которого он якобы решился ехать. Князь начал собираться в путь, едва услышал о смерти кузена.

Заметим, что среди встречавших нового великого князя были и епископы. Предположительно это были архиереи из ближайших епископств — Лазарь Переяславский и Феоктист Черниговский (поставленный в епископы из печерского игумена за полгода до случившихся событий). Понятно, чтобы встретить своего патрона в Киеве, Лазарю следовало выехать ранее Мономаха, но уже твердо зная, что тот едет.

А «мятеж», который сам собой «веже» и за который никто не понес ответственность? Нет, что ни говорите, это был отменно срежесированный спектакль (или образцово проведенный Майдан — кому как нравиться), где Мономах предстал человеком, буквально вынужденным немедленно (пока не опомнились черниговские князья?) взвалить на себя непомерный груз (простите за каламбур) шапки своего имени.

ВЫВОД: ЕСЛИ ЛИДЕР МАЙДАНА ВЫБРАН ВЕРНО, ТО НОВЫЙ ПРАВИТЕЛЬ БУДЕТ ЗАБОТИТЬСЯ О ПОДДАНЫХ И ПРИВЕДЕТ СТРАНУ К ПРОЦВЕТАНИЮ.

ДОЛГОВАЯ АМНИСТИЯ

Впрочем, не для всех древнекиевский Майдан № 2 оказался столь удачным. Я говорю о все тех же «жидах». Мало того, что их ограбили. Вскоре после вокняжения Мономах «... созва дружину свою на Берестовемь: Ратибора Киевьского тысячьского, Прокопью Белогородьского тысячьского, Станислава Переяславльского тысячьского, Нажира, Мирослава, Иванка Чюдиновича Олгова мужа, и уставили до третьего реза, оже емлеть в треть куны; аже кто возметь два реза, то ему исто; паки ли возметь три резы, то иста ему не взята».

Проще говоря, кто из ростовщиков давал под 50% годовых, то, получив два раза проценты, мог претендовать только на возврат основной суммы долга. А те, кто уже успел трижды получить свои грабительские «резы», считался удовлетворенным и лишался права требовать основную сумму долга. А вот «аже кто емлеть по 10 кунь от лета на гривну (в гривне считалось 50 кун. — Авт.), то того не отметати». Т. е. 20% годовых считалось приемлемым процентом. (Этот «Устав Володимера» косвенно свидетельствует, что процентная обдираловка началась за три года до «мятежа»).

Понятно также, что основной пострадавшей стороной были купцы-русичи, которые соглашались на грабительские проценты, но вследствие Майдана получили долговую амнистию.

Некоторые исследователи считают, что вскоре после вокняжения в Киеве Мономах вообще изгнал всех «жидов» из города. Позволю и это предположение подвергнуть сомнению: если бы иудеев решили просто изгнать, то не стоило принимать «Устав Володимира» о грабительских процентах. Кроме того, летописец называет «жидов» среди тех, кого Мономах, наравне с боярами и монастырями, бросился спасать.

Что было далее? Для Киевской Руси настало её последнее «бабье лето». Она достигла нового пика своего могущества, почти как при Володимире Святом и Ярославе Мудром.

Впрочем, лето это будет недолгим...

Тэги: Майдан, история, культура

Комментарии

В американской больнице одновременно забеременели сразу 16 медсестер
В американской больнице одновременно забеременели сразу 16 медсестер
В американской больнице одновременно забеременели сразу 16 медсестер
В американской больнице одновременно забеременели сразу 16 медсестер
Экологическое ЧП в Запорожье: на предприятии по переработке резины бушевал гигантский пожар
Экологическое ЧП в Запорожье: на предприятии по переработке резины бушевал гигантский пожар
На концерте Backstreet Boys входную арку снесло ветром прямо на людей
На концерте Backstreet Boys входную арку снесло ветром прямо на людей
В Киеве в мусорном баке нашли мертвого младенца
В Киеве в мусорном баке нашли мертвого младенца
Мощный ливень снова затопил Киев
Мощный ливень снова затопил Киев
На Подоле «Бук» врезался в бизнес-центр. Появилось видео столкновения
На Подоле «Бук» врезался в бизнес-центр. Появилось видео столкновения
В Киеве мужчина нанизал сам себя на железную ограду
В Киеве мужчина нанизал сам себя на железную ограду
Как выяснилось, жена Омеляна торгует одеждой не только в России, но и в Крыму
Как выяснилось, жена Омеляна торгует одеждой не только в России, но и в Крыму
В США открыли огонь по людям на футбольном матче, есть раненые
В США открыли огонь по людям на футбольном матче, есть раненые
В Польше разбился львовский автобус с туристами – есть жертвы
В Польше разбился львовский автобус с туристами – есть жертвы
fraza.ua

Опрос

Ваша конфессиональная принадлежность?