Сегодня - 22.11.2017
Архив
ТОП:
Опорный пункт «Балу» - скромный подвиг зеленых фуражек

Зимняя кампания 2015 года вокруг Дебальцево — одна из самых известных операций войны на Донбассе. Казалось бы, она расписана достаточно подробно в официальном документе Генштаба, есть несколько сотен интервью тех, кто прошел «зимний ад». Однако на поверку оказывается, что осталось еще немало «белых пятен». И одной из малоизвестных страниц операции является участие пограничников в боях на дебальцевском направлении.

Карта боев на дебальцевском направлении.ъ

Еще летом 2014 года после того как окрестности Дебальцево и Углегорск были взяты под контроль нашими военными на важном перекрестке дорог Никишино — Чернухино — Фащевка — Дебальцево был организован блокпост под официальным названием «128-01» (неофициально назывался «Балу» — в честь погибшего в сентябре 2014 года заместителя командира роты 11-го батальона теробороны капитана Ильгара Багирова) для контроля за проезжающим транспортом. И его заняли как пограничники, которые сводными мобильными группами от разных комендатур осуществляли режим доступа «на» и «из» оккупированных территорий, так и военные.

В конце января 2015 года россияне и гибриды значительно усилили давление на «дебальцевский карман» и фактически перекрыли движение гражданского автотранспорта в направлении Дебальцево. Восьми пограничникам из пограничной комендатуры «Могилев-Подольский» фактически делать было нечего, однако приказа на отзыв их в тыл не было, и они были привлечены вместе с бойцами 128-й отдельной горно-пехотной бригады к обороне опорного пункта. Трудно переоценить его важность, ведь между «Балу» и штабом сектора оставалась единственная преграда — блокпост «Крест», который от ключевого пункта управления находился фактически на расстоянии огневого контакта из стрелкового оружия.

Укрепленным же назвать «Балу» было сложно — его пришлось сооружать прямо на асфальте, так как позиции на обочине были бы не эффективны из-за отсутствия секторов обстрела. При этом, как отмечали бойцы, до ближайших соседей было 80 метров в одну сторону и столько же в другую.

Первые бои вокруг блокпоста развернулись 30 января 2015 года:  с утра боевиками был нанесен массированный минометный удар, а ближе к полудню пост атаковал одиночный Т-72. Была срочно вызвана артиллерийская поддержка, и под огнем наших артиллеристов вражеские танкисты «засобирались» в тыл. Однако,  не зная толково местности, на полном ходу въехали в противотанковый ров. Наши военные быстро подобрались к обездвиженной боевой машине и захватили экипаж в плен (ближайшим конвоем пленные были отправлены в тыл и переданы СБУ). В этом бою был ранен один пограничник.

Брошенный боевиками Т-72Б1 в районе блокпоста «Балу».

На следующий день с 12:20 до 15:30 боевики атаковали блокпост уже силами четырех танков и одного автомобиля. Во время боя был подбит вражеский танк и автомобиль. До 18:00 блокпост постоянно обстреливали из минометов. В этот день был поврежден «Кугуар» пограничников, который с трудом эвакуировали в тыл. В итоге тяжелого пехотного вооружения у гарнизона не осталось — попытку установить ДШК даже не предпринимали, так как стационарная позиция стала бы легкой добычей для вражеской артиллерии. К тому же после уничтожения инженерных сооружений поставить автоматический гранатомет стало просто негде. У бойцов оставалось только легкое стрелковое оружие и гранатометы.

Следующая попытка штурма была зафиксирована 1 февраля. Сначала в 09:20 по посту был нанесен прицельный минометный удар, в результате которого были тяжело ранены пограничник и двое военнослужащих ВСУ (отправлены в госпиталь в Артемовск). А затем в 11:40 при поддержке бронетехники пешим порядком пошли в наступление боевики. Как первая, так и вторая волна захлебнулись. Фактически в этот день бои закончились к 13:25.

Стоит сказать, что в планы боевиков вмешалась природа: в начале февраля началась оттепель, и хотя у гарнизона «Балу» возникли серьезные проблемы (так, из основного полуразрушенного блиндажа в день вычерпывали до 40 бидонов жижы), болото вне асфальтированных дорог значительно ограничивало использование танков.

В последующие дни блокпост «утюжила» вражеская артиллерия, следующая попытка штурма была зафиксирована только 6 февраля. В тот день в 11:00 пехота при поддержке танка снова пошла в атаку. Но благодаря артиллерийской поддержке и мужеству личного состава к 17:40 атака была отбита. Однако двое военнослужащих ВСУ погибли, а 10 получили ранения. Потерь среди зелёных фуражек не было.

9 февраля на блокпост «128-01» прибыл последний пограничный наряд в составе прапорщика Олега Винницкого, старшины Виталия Гусака и старшего солдата Александра Степаницкого во главе со старшим лейтенантом Вячеславом Семеновым. Вообще командование старалось менять людей на передовых позициях каждые 5-7 дней, однако с началом крупномасштабных боевых действий это было непросто сделать — сначала надо было добраться до штаба сектора, чтобы предупредить, что будут ехать свои, иначе все, что двигалось, расстреливалось без предупреждения.

Собственно блокпост «Балу». Фото после захвата боевиками.

Уже на следующий день начался очередной штурм. Все началось стандартно: с утра до 09:00 шла серьезная артподготовка. Потом внезапно рывком на блокпост ворвался вражеский танк, при этом сопровождавшая его пехота отстала и впоследствии была отсечена огнем. Внезапность была на стороне противника, поэтому сразу же была поддожена БМП-2. Все попытки расстрелять танк из РПГ-7В и РПГ-26 оказались безрезультатными. Так, только прапорщик Винницкий лично наблюдал четыре попадания в башню. В итоге танк смог уйти, а пехота залегла, прекратив атаку. Позднее из радиоперехвата стало известно, что командир этого танка был ранен, а наводчик убит.  Привел «на свою сторону» танк только механик-водитель.

Однако, видимо, в этот день командованием боевиков была поставлена задача взять блокпост любой ценой, поэтому после короткой артподготовки атаки продолжились. На тот момент ситуация у наших бойцов была критическая: все построенные до этого укрепления из бетонных блоков были уничтожены. Наблюдение приходилось вести из-за дюралюминиевого вагончика, который не мог защитить даже от стрелкового огня, однако хотя бы визуально прикрывал от снайперов, которые резко активизировались.

В следующие три дня — 11,12 и 13 февраля — обстрелы продолжались, причем к гаубицам и минометам добавились и «Грады». По словам бойцов, в эти дни они пережили как минимум один обстрел из системы «Буратино».

То, что удалось избежать значительных жертв, большая удача, так как фактически на блокпосту было два блиндажа — основной и совсем небольшой, из-под разбитого осколками генератора. Причем в основной блиндаж было несколько прямых попаданий, однако все отделались только легкими контузиями.

Как вспоминали пограничники, питьевая вода была, хоть и не вдосталь. Хватало и сухпайков, но разогреть их было невозможно из-за постоянных обстрелов. Поначалу было сложно с боекомплектом: буквально за несколько дней десяток бойцов расстреляли весь БК, заготовленный для мобильной погрангруппы численностью 120 человек. Однако на помощь пришли армейцы — в ВСУ с количеством боекомплекта проблем не было, да и с отчетностью тоже.

12 февраля для защитников блопоста все началось с утреннего артобстрела, затем последовала атака пехоты под прикрытием танка. На этот раз танк боевиков остановился прямо на дороге со стороны Фащевки на расстоянии около километра и начал стрелять прямой наводкой. Под прикрытием «огневого вала» в бой пошла пехота. Пограничники, не имея противотанковых средств (РПГ-7 не дотягивались, а ПТРК «Фагот» противник уничтожил ранее), помогали бойцам второго поста отбивать пехотную атаку с левого фланга. Причем у защитников сложилось впечатление, что боевики или сильно пьяны, или одурманены наркотиками — они шли в полный рост, без попыток спрятаться или пригнуться. На убитых почти всегда были кевларовые каски, а вот бронежилетов почти не было.

Фото на память.

Несмотря на плотный огонь, понеся тяжелейшие потери, вражеской пехоте все-таки удалось подойти на расстояние 200 метров. Сильнейшие разрушения приносил прицельный огонь танка — в результате были уничтожены остатки оборонительных сооружений и подбитая техника. Когда у экипажа закончился боекомплект, он переключился на 12,7-мм НСВТ.

Во время боя на пост буквально влетели «Жигули»-«копейка», в которых была пара пенсионеров преклонного возраста. Первой же очередью вражеские танкисты прошили легковушку. Бабуля погибла сразу, дед успел выскочить из машины, но был добит очередью танкового пулемета. На погибшем еще долго звонил телефон, однако эвакуировать тело не было никакой возможности — оно лежало на простреливаемой территории.

13 февраля не отличалось от предыдущих дней, разве что не было прямых атак. А артиллерийские налеты пограничники пережидали в блиндаже, регулярно выскакивая наружу, чтобы не пропустить подход брони или пехоты противника.

14 февраля на блокпост трижды заезжал вражеский Т-72, однако,  получив несколько гранат из РПГ-7 и не будучи поддержанным пехотой, экипаж уходил. По трофейной рации наши бойцы прекрасно слышали, как среди боевиков зреет недовольство, как напрямую отказываются идти в атаку. Причем командование настаивает,  чтобы блокпост был взят «до перемирия».

Однако до 15 февраля «Балу» взят не был. Бойцы сильно надеялись на перемирие, но 16 числа начался форменный

Прапорщик Олег Винницкий рассказывает: «С 09:00 утра начался артиллерийский обстрел. Мы по очереди выскакивали из блиндажа, чтобы не пропустить броню или пехоту противника. Старший лейтенант Вячеслав Семенов выскочил из блиндажа, чтобы оценить обстановку. За ним — Саша Степаницкий. Вражеский танк, как оказалось, вышел на прямой выстрел. Танк выстрелил. Когда рассеялся дым, мы увидели ситуацию: вагончик разнесло полностью, Александр Степаницкий завалился в блиндаж, он был ранен в ногу. Вячеслав лежал на улице, тяжело раненный, но живой. Мы забрали его в блиндаж, вызвали доктора, срезали с командира бронежилет. Доктор попробовал провести операцию, но не успел. Осколок пробил заднюю пластину бронежилета и пошел под углом вверх — под правую лопатку».

Погибший в боях 17 февраля 2015 года заместитель начальника первой пограничной заставы оперативно-боевой пограничной комендатуры Герой Украины старший лейтенант Вячеслав Семенов.

Забегая вперед, отметим, что старшему лейтенанту Семенову 11 марта 2016 года было присвоено звание «Герой Украины» (посмертно).

Под прикрытием сильного артиллерийского огня пост атаковала пехота при поддержке четырех БМП, одного МТЛБ и двух танков. Боец 128-й бригады с позывным «Сепар» (сам родом из Луганской области) самостоятельно из РПГ-7В уничтожил танк и БМП противника. По всей видимости, в БМП находился кто-то из командования, так как ее попытались эвакуировать танком, но огнем были отогнаны. Экипажу было предложено сдаться, однако оттуда продолжали стрелять. Окончательную точку в судьбе экипажа вражеской БМП поставили две «лимонки», которые закатил внутрь прапорщик  Винницкий. В этот момент на блокпост выехал Т-72, который опять-таки не получил поддержки пехоты и после двух попаданий гранат РПГ в башню решил отходить полем в направлении Чернухино.

Уже в поле танк «догнал» Юра «Сепар», который удачным выстрелом из РПГ перебил гусеницу. Экипаж решил не испытывать судьбу и, отстреливаясь,  отошел в сторону недалекого поселка.

Один из подбитых БМП-1 боевиков.

После этого боя была получена команда на выход. Планировалось, что после подрыва оставшихся боеприпасов тела погибших вывезут оставшейся в строю БМП — для этого оставили механика-водителя. Однако в тот момент, когда группа прикрытия уже стала отходить, оказалось, что на БМП вышел из строя аккумулятор. В итоге машину бросили... Позже тела оперативно обменяли (Вячеслав Семенов был похоронен на родине 5 марта 2015 г.), а вышедшие пешком пограничники до сих пор укоряют себя, что не понесли тела на руках. На этом завершилась история героической обороны блокпоста «Балу».

Тэги: Донбасс, АТО

Комментарии

На Луганщине автобус столкнулся сразу с двумя тракторами. 12 человек попали в больницу
На Луганщине автобус столкнулся сразу с двумя тракторами. 12 человек попали в больницу
На Луганщине автобус столкнулся сразу с двумя тракторами. 12 человек попали в больницу
На Луганщине автобус столкнулся сразу с двумя тракторами. 12 человек попали в больницу
Во Флориде самолет рухнул прямо на шоссе. Жертв чудом удалось избежать
Во Флориде самолет рухнул прямо на шоссе. Жертв чудом удалось избежать
В Харькове и области за сутки взорвали два банкомата «ПриватБанка»
В Харькове и области за сутки взорвали два банкомата «ПриватБанка»
На трассе Киев-Чернигов водитель насмерть сбил женщину с двумя маленькими детьми
На трассе Киев-Чернигов водитель насмерть сбил женщину с двумя маленькими детьми
Охранник Порошенко забрал зонтик у неловкой девушки, которая чуть не проткнула им глаз президенту
Охранник Порошенко забрал зонтик у неловкой девушки, которая чуть не проткнула им глаз президенту
В Нигерии подросток-смертник в мечети взорвал на себе пояс шахида. Погибли не менее 50 человек, десятки — ранены
В Нигерии подросток-смертник в мечети взорвал на себе пояс шахида. Погибли не менее 50 человек, десятки — ранены
Вооруженные люди без опознавательных знаков захватили центр Луганска, игнорируя приказы Плотницкого
Вооруженные люди без опознавательных знаков захватили центр Луганска, игнорируя приказы Плотницкого
В Киеве толпа подростков разнесла несколько ларьков и ограбила киоск «Спортлото»
В Киеве толпа подростков разнесла несколько ларьков и ограбила киоск «Спортлото»
Белорусские СМИ опубликовали подробности якобы шпионской деятельности украинского журналиста
Белорусские СМИ опубликовали подробности якобы шпионской деятельности украинского журналиста
В Одессе задержаны трое иностранцев, подозреваемых в совершении зверского ритуального убийства
В Одессе задержаны трое иностранцев, подозреваемых в совершении зверского ритуального убийства
fraza.ua

Опрос

Нужен ли Украине третий Майдан?