ТОП:
Новинки научпопа: в поисках испанского короля, правда о преступной медицине и что о нас думают животные

...В сущности эта книжка довольно поэтическая. «Вселенную. Происхождение жизни, смысл нашего существования и огромный космос» Шона Кэрролла (СПб.: Питер) вообще можно спутать со сказкой его однофамильца про Алису. Помните? «Откусишь с одной стороны — подрастешь, с другой — уменьшишься». С одной стороны чего — скорее всего, помните. Вот и в этой «грибной» науке слишком много сторон для болезни роста. В первой части есть глава «От чего зависит, что произойдет дальше?», во второй — «Что мы можем знать о мире, не наблюдая его непосредственно?», в третьей — «Почему существует Вселенная?» и, наконец, в четвертой — «Вселенная в чашке кофе». А вы говорите, грибы.

Нет, конечно, трудно после такого безумного чаепития не согласиться с тем, что «квантовая теория поля — невероятно мощный научный аппарат», и «если бы можно было себе представить, что каркас какой-либо физической теории мог бы родиться от союза Годзиллы и Халка, то речь шла бы именно о квантовой теории поля». С другой стороны, говорили же нам, что лучше читать родную литературу, которая мычит, но молчит, ведь иногда полезней именно так вникать в суть вещей. И поэтому Гоголь, а не Шляпник и Мартовский Заяц поможет нам подготовиться к следующему заявлению автора книги. Нет, не о том, что в Испании объявился король и этот король — он, а лучшую в мире Луну делают по обыкновению в Гамбурге. «Сейчас мы сделаем очень дерзкое заявление, — предупреждают нас о качестве самодельного светила. — Заявление: физические законы, лежащие в основе повседневной реальности, полностью известны». И это, господа, не бахвальство, поскольку далее нам действительно расскажут о тайном знании, а также оружии, и это будет не проклятая палка у Гоголя, которая бьется чрезвычайно больно. «Мало того, что у нас есть успешная теория, — сообщают нам по секрету, — мы к тому же знаем, как далеко может распространиться эта теория, прежде чем в ней можно будет усомниться. Да, просто квантовая теория поля настолько мощная».

И вот что было дальше, друзья. Чтобы узнать о смысле нашего существования, заявленного в названии книги, а также убедиться, действительно ли велик космос, как его малевали на пачке сигарет, с 1989 по 2000 год в подземной лаборатории близ Женевы использовался Большой электрон-позитронный коллайдер. При этом физики «всем сердцем надеялись найти новые частицы». И что же? «Они не встретили ничего нового, — разводит руками автор. — Лишь известные частицы из Базовой теории, возникавшие в огромных количествах». И все равно читать эту книгу чрезвычайно интересно, откусывая понемногу то с этой, то с той стороны и вырастая при этом в собственных глазах и нисколько не умаляя ее значения в деле поиска грибов, Луны и пропавшего испанского короля.

Когда же узнаешь, что «Sunday Times» назвала «Ни кошелька, ни жизни» Саймона Сингха и Эдзарда Эрнста (М.: АСТ: Corpus) «бесстрашным, осмысленным и безжалостно рациональным повествованием», то поначалу тоже удивляешься. Действительно, что еще «безжалостного» и «рационального» можно сказать о медицине? Которая, к тому же, как правило, «карательная», «преступная» и вообще стоящая на страже не здоровья, но государства. Оказывается, многое, поскольку речь о ее нетрадиционном ответвлении.

Узнать, какая из ветвей лучше и правильнее, то есть менее «рациональная» и «карательная», нам бы не помешало. И в первой главе «Как определить истину?» авторы вроде бы и пытаются честно нам помочь. Ну а в последующих главах «Правда об акупунктуре», «Правда о гомеопатии», «Правда о хиропрактике» и «Правда о траволечении» они наперебой рассказывают нам о всевозможных методах пускания крови, выпаривании денег и прочих полезных пиявках. Ну, то есть, как всегда, «приподнимают завесу тайны, скрывающую неутешительную правду о нетрадиционной медицине». А все почему, спросите. И зачем? И какой из этого следует вывод, да?

Ну, с выводами все просто, поскольку, как настаивают авторы, «мы причисляем к нетрадиционной медицине любой метод лечения, не признанный большинством обычных врачей, а это, как правило, означает, что механизмы действия подобных альтернативных методов не доступны пониманию современной медицины». То есть, как у Чехова: «Не понимаю!» Не «не верю!», как у Станиславского, а именно так — зачем вы тратите на знахарей свои кровные деньги? Таким образом, выражаясь научным языком этой глубокоуважаемой книжки, о которой даже в «Sunday Times» написали, а сама она «его королевскому высочеству принцу Уэльскому посвящается», все методы нетрадиционной медицины с биологической точки зрения несостоятельны.

И если вы, даже прочитав про бездарных целителей и знахарей во всех вышеупомянутых «правдивых» главах о нетрадиционных методах лечения, все равно решили приковать себя на ночь к батарее, чтобы заземлиться, а поутру испить утренней светлой, вам все равно не дадут умереть. То есть когда вы, все-таки согласившись на иглоукалывание и пояс из собачьей шерсти, слабым голосом, восстав с кушетки, зовете санитарку, то есть уточняете, в чем сила, брат, и будете ли вы вообще ходить, дорогая медицина вам отвечает.

Короче, ходить после всего этого вы, конечно, будете, но только под себя, а насчет прочих правд, то поможет нам последняя глава под названием «А нужна ли истина?». Не в том смысле, что «не тратьте, кум, силы, спускайтесь на дно», а несколько по-другому. Авторы книги свято убеждены, что наука — это истина в первой инстанции, что Бога нет и поэтому все возможно. В том числе назначать главных по правде и уколы галоперидола всем несогласным. «Наша задача — выяснить всю правду о настойках и примочках, таблетках и иглах, зарядке энергией и прочем, что лежит вне сферы общепринятой медицины, но стремительно набирает популярность среди больных, — увещевают они. — Кто лучше знает, как лечить болезни, — современные врачи или ветхие старушки, черпающие мудрость из неведомого источника?».

Кстати, об источнике. В конце книги нам скучным голосом предлагают вернуть ее в магазин, если не понравилось про то, что Бога нет, а баба Маня всю жизнь вас травила молоком с медом и капустным листом вместо запрещенного, в конце концов, анальгина. То есть обрести вас в качестве пациента «настоящая» медицина все-таки не отчаивается. Как именно? Очень просто. Вот, скажем, вы, весь в мыле и пиявках, зажав таблетку валидола в зубах, врываетесь в магазин с намерением, как вам подсказали, вернуть свои деньги за книгу.

И что? В крайнем случае это пятнадцать суток за разбитую витрину и оскорбление служебных лиц при исполнении. А если «повезет», то вы полностью в объятьях медицины. Для начала вам пропишут курс психотерапии (после пятнадцати суток, конечно), после определят на месяц в диспансер, а после подсадят на всю оставшуюся жизнь на вкусные таблетки под названием антидепрессанты. Вот это, доложу я вам, деньги! А не те, что вы хотели вернуть за невинную, в общем-то, книжку, с которой все и началось, Какие деньги? А двадцать восемь миллиардов долларов за год в США и восемьдесят миллиардов во всем мире не хотите? Это сумма доходов за упомянутые таблетки, которые вам, мягко говоря, предложат взамен бабушкиного чая с малиной.

Относительно следующей книжки известного приматолога — «Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?» Франса де Вааля (М.: Альпина нон-фикшн) — можно с полной уверенностью утверждать, что на все возникающие в ней вопросы вам ответят в контексте «эволюции познания». То есть нового научного направления, получившего мощное развитие в последнее десятилетие. А вопросы, заметим, непростые. Например, могут ли животные узнавать себя в зеркале? Есть ли у них подобие речи? Свойственны ли им дружба и душевная привязанность? И ведут ли они войны и мирные переговоры?

Раньше ведь как подобные вопросы решались? Была Каштанка существом насекомым, которая супротив человека — все равно, что плотник супротив столяра: тьфу, и больше ничего, да такой, по сути, и осталась в нашей с вами истории собачьего бессердечья. Дальше, правда, лучше, и фашизм закончился. И жаба у Даррелла, если помните, долго смотрела на своего поработителя из клетки, да такое о нем сложила, должно быть, мнение, что ее вырвало полупереваренными остатками кузнечика. Не до гончих Бафута было тогда автору. А другой, который эту книжку написал, рассказывает нам об истории своей науки, о жестоких спорах с бихевиористами, а главное — об огромной экспериментальной работе и наблюдениях за естественным поведением животных.

Ну и показывает, что человек на пути становления мыслительных процессов в ходе эволюционной истории различных видов — лишь одно из многих мыслящих существ. О чем он думает — порой Бог весть. И чем его слово отзовется, и какими несъедобными смыслами вырвет его на нас — тоже тайна почище столярного дела. Или, скажем, литературного. Оказывается, все мы разные книжки в детстве читали — кто-то «Каштанку» Чехова, а кто-то «Антидюринг» Энгельса. Поэтому и тараканы у нас разные в научных работах живут. У автора этой книги они совсем другие, начало берут с недавнего времени, как, собственно, и наука, которую он в последнее десятилетие представляет. «Превращение» Франца Кафки, опубликованное в 1915 г., — заводит он песнь, — стало первым нестройным салютом в честь наступления менее антропоцентрического столетия. Выбрав для превращения своего героя отталкивающее создание, автор заставил нас с первой же страницы представить, каково это — быть жуком«. Ну и понятно, что примерно в те же годы немецкий биолог Якоб фон Икскюль предположил, что у животных может существовать свое собственное мироощущение.

А дальше уж все по Чехову. Или по Гоголю. Или вовсе по Аверченко, когда, если помните, «все заверте...».

Тэги: наука, книги, научпоп

Комментарии

Хакеры опубликовали инструкцию по взлому популярной игровой приставки
Хакеры опубликовали инструкцию по взлому популярной игровой приставки
Хакеры опубликовали инструкцию по взлому популярной игровой приставки
Хакеры опубликовали инструкцию по взлому популярной игровой приставки
Жители Жашкова устроили обструкцию судье, подозревая его сына в жестоких преступлениях
Жители Жашкова устроили обструкцию судье, подозревая его сына в жестоких преступлениях
Порошенко и его жену «совершенно случайно» встретили в супермаркете
Порошенко и его жену «совершенно случайно» встретили в супермаркете
На одной из станций киевского метро умерла маленькая девочка с тяжелой формой ДЦП
На одной из станций киевского метро умерла маленькая девочка с тяжелой формой ДЦП
В Киеве стреляли в студентов, а против девушки применили газ
В Киеве стреляли в студентов, а против девушки применили газ
Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
«Кремлевский рашизм - вон за Дон!»: проукраинские поляки сорвали концерт ансамбля имени Александрова
«Кремлевский рашизм - вон за Дон!»: проукраинские поляки сорвали концерт ансамбля имени Александрова
В Африке обнаружили упавшую «тарелку» инопланетян
В Африке обнаружили упавшую «тарелку» инопланетян
В центре Днепра внезапно начались массовые беспорядки
В центре Днепра внезапно начались массовые беспорядки
В Харькове люди обезвредили неадеквата, который приставал к детям
В Харькове люди обезвредили неадеквата, который приставал к детям
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?