ТОП:
Запорожцы в Московии. Часть 2

...Новый царь московский попробовал избавиться от непрошеных «черкес» испытаным способом: в июне 1613 г. он послал послов к турецкому султану Ахмеду с просьбой организовать поход татар «на Литву». Ахмеду запорожцы и сами стояли поперек горла, и он охотно выполнил просьбу брата по крови владыческой.

Начало статьи читайте здесь

«На эту просьбу из Константинополя отвечали, что султан согласен быть с великим государем в братстве и любви и хочет стоять на литовского короля, для чего отдал приказ крымскому хану идти от города Аккермана на Литву», — пишет Д. Яворницкий

Впрочем, казаки не знали о сих дипломатических маневрах, а потому двинулись в поход. Их вел гетман Запорожского войска Петр Сагайдачный.
Как пишет Курский летописец, «...В лето 7121 от малороссийския киевския страны на украинные грады бысть нахождеше литовских гетманов Саадашного и Желтовского со множеством воинства. Саадашной же с воинством своим ис града Путивля пойде на Болхов, на Белев, на Лихвин, на Перемышль, на Калугу и много зла сотвори и православных христиан крови пролия».

Правда, Калугу Сагайдачному взять не удалось, а под натиском царского войска во главе с кн. Дмитрием Черкасским и боярином Михаилом Бутурлиным ему пришлось убираться восвояси. «...и от Калуги возвратися вспять и шествоваше к Киеву чрез курской уезд, верх реки Псла, на Думчей Курган. И егда мимо град Курск шествова, тогда к гражданам он и присылал от себя дву человека: обявляя, аки он града Курска, уезду и в нем живущим воинству своему заповеда ни единого зла сотворяти».

Как оказалось, этот поход стал для Сагайдачного «разведкой боем», ибо вскре ему снова пришлось идти в Московию походом.

ПОЛЬСКОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Осенью 1617 г. польский королевич Владислав IV Ваза двинулся на Москву, чтобы свергнуть царя Михаила Романова и самому сесть на московский престол. Но сил у него было явно маловато, и его войско застряло под Вязьмой. Потому и сам королевич, и польское правительство обратились к запорожцам с просьбой о военной помощи. (Правда, приглашая запорожцев в поход, у поляков была еще одна цель — таким образом они собирались избавиться от буйного элемента в Речи Посполитой.) На встрече Владислава с запорожской депутацией те пообещали привести ему в помощь двадцатитысячное казацкое войско.

Сагайдачный, понимая, что казацкое войско весьма необходимо Владиславу, решил воспользоваться ситуацией и во время переговоров, проходивших в начале июня 1618 г., выдвинул следующие условия участия казаков в походе:
•расширение территории казацких полков;
•снятие запретов и ограничений на православное вероисповедание на Украине;
•увеличение численности казацкого войска;
•признание со стороны Польши судебной и административной автономии Войска Запорожского..

Эти условия получили одобрение поляков (как показали дальнейшие события, их согласие было лишь дипломатической уловкой). Поляки прислали казакам клейноды, то есть булаву, бунчук, печать и флаг.

Сагайдачный отказался от идеи идти под Вязьму для соединения с королевичем Владиславом — слишком много московских войск было на его пути. Он (и его помощники) в тайне от поляков разработали другой план — поход прямо на Москву, где и должен был произойти «сход» с польско-литовским войском (В ХХ в. это  назвали бы «ударом по сходящимся направлениям»).

В конце июня 1618 г. шесть казацких полков численностью до 20000 человек с 17 пушками малого калибра (чтобы не стеснять движение) во главе с Сагайдачным переправились через Днепр в районе Киева и по старому Муравскому шляху двинулись к столице Московии.


ПУТЬ НА МОСКВУ

Историк Д. Яворницкий в своей «Истории запорожских козаков» указал, что первым захваченым городом запорожцев стал Путивль. И действительно, Путивль был на ту пору порубежным городом Московского государства, и пройти мимо него, как казалось, никак нельзя.

Российский журналист П. Посохов (А. Бочаров) в своей статье «Кровавый след гетмана Сагайдачного» упоительно, с подробностями, расписал, как «запорогами» Сагайдачного был уничтожен Молчанский (Софрониевский) монастырь: «...Всех монахов перебил, храмы разграбил и осквернил. И это „защитник“ православия!». То же, по версии П. Посохова, казаки Сагайдачного учинили в Рыльске со Свято-Николаевским монастырем.

Однако, как свидетельствуют последние исследования, ни Путивль, ни Рыльск запорожцы... не захватывали и, соответственно, не грабили. Вплоть до заключения Деулинского перемирия эти города-крепости находились под контролем московских войск. Это подтверждается также Разрядными книгами за 1617-1619 гг.: в Рыльске все это время на воеводстве неизменно был «воевода князь Иван княж Федоров сын Шеховской», а в Путивле «воевода князь Иван княж Михайлов сын Борятинской».

Но вернемся к походу Сагайдачного. Совершив скрытый марш-бросок (по прямой не менее 300 км.), утром 7 июля запорожцы очутились в глубоком московском тылу, у города Ливны — небольшой крепости Засечной черты. Стены крепости были деревянно-земляные, а ливенский гарнизон по росписи 1617 г. насчитывал 1044 человека.

Вот как изображено нападение на Ливны в Бельской летописи: «А пришол он, пан Саадачной, с черкасы под украинной город под Ливны, и Ливны приступом взял, и многую кровь християнскую пролил, много православных крестьян и з женами и з детьми посек неповинно, и много православных християн поруганья учинил и храмы Божия осквернил и разорил и домы все християнские пограбил и многих жен и детей в плен поимал».

Следует заметить, что город был взят внезапной атакой, с ходу, ибо уже в час дня казаки были в крепости. Но как бы ни были слабы Ливны, это был пограничный город, созданный для охраны рубежей страны, и его скорое падение говорит, прежде всего, о беспечности его руководства. В плен к запорожцам попал ливенский первый воевода, царский стольник и князь Никита Иванович Егупов-Черкасский. Второй воевода, Пётр Данилов, был убит в бою.

А уже 16 июля Сагайдачный подошёл к городу Ельцу.

Елец был хорошо укреплён, и его, по некоторым сведеньям, обороняло около 7 тысяч ратников (гарнизон плюс воины мценского воеводы). Обороной Ельца руководил воевода Андрей Богданович Полев, которому «сидение в осаде было непривычно».

Видя, что силой город не взять, Сагайдачный пошёл на хитрость. Он оставил большую часть своего войска в засаде, а с меньшей подошел к городу. Елецкий воевода, видя немногочисленность врагов, «со всеми людьми из города вышел». Запорожцы начали отступать. Увлечённые преследованием ельчане отдалились от города, а в это время отряд казаков, сидевший в засаде, ударил с тыла. Воевода Полев погиб, войско его было разбито или взято в плен. Ночью того же дня запорожцы трижды ходили на приступ и таки ворвались в город.

Тогда к Сагайдачному отправились местные священники с просьбой пощадить город, а взамен они выдадут второго воеводу И. Хрущева и царского посланника С. Бердыхина вместе с «поминками», которые тот вез крымскому хану. Известна даже точная сумма «поминок» — 8467 рублей. Сагайдачный принял эти условия и пощадил Елец, только направил в город отряд для проведения арестов и реквизиции «поминок».

В то же время отдельно от Сагайдачного, но в зависимости от него, действовал полковник Михайло Дорошенко со товарищами, который захватил города Лебедянь, Скопин, и Ряжск, и, как утверждают московские летописцы, побил в них множество мужчин, женщин и детей «до ссущих младенцев», а потом подошел к Рязани, сжег рязанский посад, но город не взял и был вынужден отступить к Ельцу.

Кстати, именно авангардные бои Михаила Дорошенко позволяют предположить, что знаменитая украинская песня «Ой, на горі та й женці жнуть» рассказывает именно о Московском походе Петра Сагайдачного. Ведь Дорошенко действительно действовал «попереду».

КОНФУЗ ПОД МИХАЙЛОВЫМ

Тем временем Сагайдачный отправился на Шацк и Данков, а впереди отправил полковника Милостивого во главе тысячного отряда запорожцев с задачей захватить город Михайлов (ныне — Рязанская область).

Здесь запорожцы впервые потерпели неудачу.

Городская крепость находилась на холме, с юга город заслоняла полноводная река, с востока — река и Чёрная гора, с запада — глубокий овраг и Голубая гора. Михайлов был окопан глубоким рвом, на верху которого был дубовый частокол в виде колод, врытых в землю. В стене крепости находились семь глухих (без ворот) башен: одна сторожевая, остальные — оборонного значения. По росписи 1617 г. городской гарнизон составлял всего 262 человека.

Милостивый замешкался из-за грозы, и ему не удалось взять город с ходу — он был отброшен михайловчанами (к которым подошла подмога из города Сапожкова) от стен города 22 августа.

26 августа к городу подошел сам Сагайдачный. Как свидетельствует местное «Сказание...», на которое ссылается историк Д. Яворницкий: «...Приступ продолжался в течении двух дней и двух ночей. Жители долго отбивались от козаков, но потом, изнемогая от усталости, помолились Господу Богу и Пречистой Богородице и, выйдя с мощью и храбростью из города, с криком устремились на врагов... заставили Сагайдачного отступить на время от города и тем привести его в страшную ярость. Отступая от города, Сагайдачный объявил жителям его, что на следующий день, утром, он возьмет его, как птицу, и предаст огню, а всем жителям от мала до велика прикажет отсечь руку и ногу, и бросить псам».

Действительно ли Сагайдачный желал осуществить свою страшную угрозу, или же это был прием психологического запугивания — трудно сказать. Не нужно также забывать, что «Сказание...» — эпическое произведение, где все события преувеличиваются, а образ врага демонизируется.
Но и третья попытка штурма города Михайлова, предпринятая 2 сентября, также потерпела неудачу. Как свидетельствует «Сказание...», «...И всепагубный Сагайдачный с остальными запороги своими отиде от града со страхом и скорбию августа в 27 день (7 сентября по нов.ст. — авт.), а жители богохранимого города Михайлова совершают по все лета торжественные празднества в те дни...».

«Сказание...» объясняет неудачу Сагайдачного заступничеством Богородицы, архистратига Михаила и чудотворца Николая. Но, думается, дело не только в покровительстве высших сил. И хотя городские стены Михайлова, как и в Ливнах, были деревянно-земляные, а гарнизон не в пример меньше не только елецкого, но и ливенского, у михайловчан был высокий боевой дух и, судя по всему, умелый руководитель — боярский сын, воевода Степан Михайлович Ушаков.

«В СХОД»

Сагайдачный, потеряв десять драгоценных дней на бесплодную осаду, продолжил поход, направившись к реке Оке, намереваясь переправиться через нее. По пути казаки пожгли посады Каширы и Зарайска — хотя сами крепости, довольно сильные, им взять не удалось.

Тем временем царское правительство выслало из Пафнутьева монастыря войско численностью около 7000 человек (большей частью московские казаки и татары) под командой самого князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Это всё, что царское правительство смогло наскрести по сусекам — главные московские силы, были сосредоточены против польско-литовских войск.

Такими силами остановить Сагайдачного представлялось делом нереальным. Не мудрено, что, как пишет историк Д. Яворницкий, князь Пожарский «сильно заболел». Он сдал командование над войском второму воеводе князю Григорию Волконскому. С этим отрядом Волконский должен был помешать Сагайдачному переправиться через р. Оку и остановить его продвижение на Москву. Но Сагайдачный в очередной раз проявил военное мастерство и перехитрил царского воеводу. Он демонстративно избрал местом переправы пункт впадения в Оку реки Осётр, в 25 км от Зарайска, оставшегося у него в тылу. Волконский сосредоточил все свои войска у места предполагаемой переправы, но Сагайдачный отправил часть своих сил выше и ниже по течению Оки, где они беспрепятственно и переправились. Это случилось 16-го сентября. Узнав об этом, Волконский отступил и заперся в г. Коломне, а после отступил к с. Гжели. Его войско таяло на глазах, дворяне «съехали» в Москву, а казаки и астраханские татары разбегались... грабить окрестности.

Но Сагайдачный и не думал осаждать Коломну — он двинулся дальше, на Москву, лишь оставив полковника Ф. Пирского разорять Коломенский посад.

6 октября Сагайдачный подошел к Донскому монастырю в пригороде Москвы. Московские воеводы последний раз попытались воспрепятствовать соединению польских и украинских войск, но тщетно. Д. Яворницкий пишет: «Высланные из Москвы воеводы для того, чтобы препятствовать соединению королевича с гетманом, возвратились назад ни с чем, потому что, по словам летописца, на них напал великий ужас».

Тут сообщение Д. Яворницкого несколько расходится с сообщением Разрядной книги за 7127 г. (1618-1619 гг.), где указано, что «...Того же году. Сентября в ... день, шли Черкасы, мимо Московское Государство, полковник Саадашной со многими людми и бой с ними был у Пречистой у Донской. А другой с ними бой был за Москвою рекою, под Дорогомиловым».

Т.е. у Донского монастыря бой между казаками и московитами таки состоялся, но московские воеводы не смогли удержать Сагайдачного, и тот 8 октября соединился у Тушино с королевичем Владиславом, организовав казачий стан сначала в с. Бронницы, а потом в с. Хорошеве. Также Сагайдачный передал королевичу захваченных московских воевод.

Тэги:

Комментарии

Возле одного из столичных кладбищ произошло кровавое ДТП
Возле одного из столичных кладбищ произошло кровавое ДТП
Возле одного из столичных кладбищ произошло кровавое ДТП
Возле одного из столичных кладбищ произошло кровавое ДТП
В Сети началось голосование за талисман Киева
В Сети началось голосование за талисман Киева
В Киеве внедорожник врезался в отбойник перед мостом – водитель погиб
В Киеве внедорожник врезался в отбойник перед мостом – водитель погиб
В Киеве горело здание института
В Киеве горело здание института
В «Разумной силе» кровавое нападение неонацистов на офис партии связывают с требованиями к властям о мире на Донбассе
В «Разумной силе» кровавое нападение неонацистов на офис партии связывают с требованиями к властям о мире на Донбассе
Водители, устроившие массовое ДТП в центре Киева, вызвали негодование в Сети
Водители, устроившие массовое ДТП в центре Киева, вызвали негодование в Сети
Таксисты жестоко поглумились над пассажиром в Ровно
Таксисты жестоко поглумились над пассажиром в Ровно
В Киеве взбесившийся лифт едва не раздавил младенца
В Киеве взбесившийся лифт едва не раздавил младенца
Константинопольский патриархат провел первую службу в Андреевской церкви: как это было
Константинопольский патриархат провел первую службу в Андреевской церкви: как это было
В Киеве во время снегопада на улице умер пожилой мужчина
В Киеве во время снегопада на улице умер пожилой мужчина
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?