Дышите глубже, вы… отравлены, или Что скрывается за фасадом «экологически чистых» технологий

Днепропетровск — уникальный город. Раньше мы гордились званием столицы ракетного производства, сегодня, по сути, потеряв эту отрасль и теряя отстающие в конкурентной гонке металлургические предприятия, помогаем любому бизнесу с открытием хоть каких-то новых промышленных производств. Причем, в двух шагах от жилой застройки, ибо новый бизнес экономии ради тяготеет к промышленным площадкам старых обанкротившихся госпредприятий.

Предприятия-новички торжественно демонстрируют системы очистки выбросов, часто фантазируют на тему о замкнутом цикле и безотходном производстве, обещают холить и лелеять матушку-природу. Чиновники, в свою очередь, хвастаются созданием рабочих мест, хотя новые технологии обилия работников не предполагают. И получившие место работы 20-50 горожан никак не могут конкурировать с тысячами других жителей города, живущих рядом с промзонами и страдающими от промышленных выбросов в атмосферу и водоемы.

Часто заявления о безотходности на поверку оказываются блефом чистой воды, а системы очистки, если и есть, то включаются аккурат накануне проверок экологических прокуратур и инспекций. В остальное время бизнес экономит растущую с каждым днем в цене электроэнергию.

Кажется, скоро по болячкам местного населения можно будет четко классифицировать, какое именно предприятие располагается рядом с ними. Думаю, пройдет еще лет десять, и горожане будут кашлять свинцовыми пластинами, плеваться целлюлозой и плакать феноловыми слезами.

«Персональный Чернобыль»

Поселок Краснополье находится всего в 15 минут езды от центра Днепропетровска. Люди здесь, между тем, живут в своей, параллельной реальности. Они — «счастливые» обладатели «персонального Чернобыля».

Рядом с поселком раскинулась территория ракетного флагмана ЮМЗ (государственного ПО «Южный машиностроительный завод») — закрытого объекта, тщательно охраняющегося и на территорию свою никого не пропускающего. И в советские времена это производство с окружающей средой не очень ладило, поскольку промзона круглосуточно охранялась, а проверяющие на секретный объект не попадали.

По словам старожилов Краснополья, экологическая катастрофа замаячила на их горизонте с началом независимости. Тогда стоки в балку сливала т. н. «сотка» — подразделение Южмаша, испытывавшее ракетные двигатели с помощью химически активного топлива. Теперь «сотка» дышит на ладан и людей почти не беспокоит.

От секретного объекта остался котлован с озером-отстойником. Сюда сбрасывался «секретный металлолом» с ЮМЗ и второго секретного завода — ДМЗ (Днепровский машиностроительный). Сейчас здесь почище, но зелень и не думает расти на загаженной территории. Чуть левее — гигантская несанкционированная свалка мусора. Еще год назад, по словам жильцов, на этой свалке орудовали «смотрящие», за таксу пускающие КамАЗы с горами строительного и промышленного мусора. Последнее время сюда часто стали привозить старые шины. Шины жгут. А жители заворожено наблюдают за поднимающимися в небо клубами черного дыма. Сейчас территория, лишившаяся грифа «top secret», перекопана экскаваторами. Там ищут металлолом. Жители в ответ на вопросы о личности «кладоискателей» подносят палец к губам. Стало быть, ярлык «top secret» никуда не делся, а лишь «чуть-чуть» видоизменился.

А в двух шагах от жилого сектора с относительно недавних пор работают новые промышленные предприятия: ООО «ТПГ «Альбатрос» и заводы МНПК «ВЕСТА». Первое занимается изготовлением металлочерепицы, элементов фасадов и бумажной продукции (туалетной бумаги), второе — производством и утилизацией аккумуляторных батарей.

По словам местного населения, они противились строительству как первого, так и второго предприятия. Собирали подписи, носили жалобы в органы власти с просьбой не превращать их и без того загрязненную территорию в новую промзону. Их не услышали.

Люди говорят, что частенько не могут открыть окна: едкий запах от выбросов предприятий тут же пробирается в жилища. Невозможно сушить белье на улице: уже через полчаса оно покрывается желтыми пятнами. Да и о том, что такое постоянные головные боли и аллергия люди узнали лишь недавно, когда к ним в соседи постучались промышленники. Горожане тревожатся о жизни и здоровье своих детей.

Техногенный скандал

А 27 апреля текущего года в Краснополье на стыке улиц Юности и Строителей, в пяти метрах от жилого дома (и в 500 метрах от проходных упомянутых выше новых заводов) остановился КамАЗ (госномер АЕ 1593 СМ) с платформами, загруженными восемью большими емкостями, навскидку по 500 литров каждая. Сидевшие в кабине люди вышли на улицу и открутили вентили в баках. На дорогу стала течь непонятная жидкость, которая пенилась и превращалась в молочного цвета пар. Искусственный туман на дороге в тот день стоял до вечера. Жидкость прожигала бамперы проходящих легковушек. Грунт, набранный позднее экологами для анализа, прожег покрытие на стеллажах в лаборатории. А местных жителей весь день беспокоили дикие головные боли.

Одному из горожан удалось заснять на видео машину в момент слива. Увидев, что авто снимают, люди, перевозившие жидкость, попытались прогнать мужчину. Через пару минут на темном «додже» к месту подъехал шеф (так незнакомца называли люди, находившиеся в кабине КамАЗа) и попытался договориться с записавшим инцидент на камеру горожанином.

— Вначале мне предложили оплатить мойку моей машины, багажник которой был заляпан этой жидкостью. Когда я сообщил, что с деньгами у меня все в порядке, мне начали угрожать. Затем зачем-то записали номер машины, пообещав «разобраться», закрутили вентили на баках, и уехали, — рассказывает очевидец.

Жители грешат на заводы «ВЕСТА». После волны публикаций и телесюжетов в СМИ о данном экологическом ЧП, руководство корпорации любезно распахнуло двери перед журналистами, избранными общественниками и местными жителями, пригласив их на так называемую «эко-экскурсию» по заводу. Гостям показали производство двух предприятий: «ВЕСТА-Днепр», занимающегося производством аккумуляторов, и утилизирующего аккумуляторы завода «Рекуперация свинца» («РекС»). Последний был открыт в сентябре прошлого года лично Януковичем, заявившим о «РекС» как о самом мощном и экологически чистом предприятии в стране. «Рекуперацию свинца», предназначенного для переработки ранее неизвестно куда складировавшихся отработавших свой срок батарей, тогда нарекли «спасителем окружающей среды».

Во время экскурсии руководство демонстрировало новенькие помещения, мощные механизмы, изготовляемую продукцию, к качеству которой, думается, не придерешься. Хвасталось грамотой главного санитарного врача страны, признавшего «ВЕСТА» лучшим по качеству проводимых природоохранных мероприятий. Клялось и божилось, что отходов у предприятия, как твердых, так и жидких, нет в принципе.

После экскурсии журналисты завалили информационное пространства хвалебными одами в адрес аккумуляторного великана. Каждый посчитал своим долгом (хлебом?) отметить, что уж кто-кто, но «ВЕСТА» к сливу химической жидкости в Краснополье отношения не имеет.

Неприятно-то как...

Прямо не имеет. А косвенно — очень даже.

Во-первых, анализ проб грунта на месте, где была слита жидкость, взятый на анализ экспертами днепропетровской общественной организации «За право граждан на экологическую безопасность», показал превышение ПДК по содержанию свинца — в 4,8 раза, по нитратному азоту — в 1,1 раза, по фосфору — в 1,8 раза и по сульфатам — в 2,1. Независимые экологи, проводившие исследования, предполагают, что с КамАЗа был слит электролит, прошедший процесс нейтрализации щелочью. Ядерная смесь. Данные элементы способны подолгу оставаться в почве, отравляя как грунт, так и атмосферу. Свинец, к слову, — одно из самых вредных веществ в природе. Его переизбыток в населенных пунктах способен провоцировать массу болезней, в том числе, и опухоль головного мозга.

Весьма показательный факт — прибывшая к месту слива и составившая протокол о ЧП милиция из Красногвардейского РО не внесла данные в единый реестр досудебных расследований. Расследование пришлось проводить журналистам.

Мы выяснили, что КамАЗ-нарушитель зарегистрирована на агрофирму «Благодатная», расположенную в Павлограде. Как сообщил источник в ГАИ, машина находится в аресте в числе прочего имущества фирмы. По словам директора фирмы Александра Щербины, к сливу он отношения не имеет, о чем уже сообщил допрашивающим его сотрудникам милиции.

Машину он год назад сдал в аренду частному предпринимателю Григорию Юрченко. А тот в день происшествия в Краснополье сдал ее в аренду ООО «ИНКОД». И вот здесь уже начинается интересное.

«ИНКОД» — генеральный поставщик завода «Весты»... «Рекуперация свинца». Располагается фирма на территории складских помещений «ВЕСТА» по адресу ул.Строителей, 34. И, согласно Единому лицензионному реестру, имеет бессрочную лицензию Минэкологии на заготовку и переработку лома цветных металлов и действующую до 2016 года лицензию Минэкологии на операции с опасными отходами. Как значится на рекламных сайтах, «ИНКОД» занимается вывозом аккумуляторных батарей и электролита для их утилизации на «РекС», а также реализует олово, свинец, полипропилен, «химические товары в ассортименте». Весьма удивительно, что столь многопрофильное предприятие, являясь генпоставщиком почтенной корпорации, не имеет собственного транспорта и берет его в аренду всего на один день.

— У них по договору был маршрут «Днепропетровск, ВЕСТА — Энергодар, Запорожская ТЭС». Вроде бы они электролит везли на ТЭС с территории «ВЕСТА», а там его не приняли. Вот они на обратном пути его и слили, — рассказывает предприниматель Юрченко, — А теперь люди с «ИНКОД» на связь не выходят. И я без вины остался виноватым...

Нахожу телефон директора фирмы «ИНКОД» Станислава Бедняка. Звоню.

— Да, я слышал об этом сливе в новостях. Это бред. Это похоже на провокацию! Мы жидкость не перевозим. Лишь аккумуляторы целиком, — сообщил он мне. А через полчаса перезвонил с вопросом: — Вот вы говорите, что на нас все кивают, да? Это малоприятно...

— Может, знаете, кто слил жидкость на дорогу?

— Вот после вашего звонка я это буду пытаться узнать! Узнаю — сообщу!

Руководство «ВЕСТА» утверждает, что «ИНКОД» никакого отношения к сливу не имел, ибо в тот день в принципе не работал. Ложь. Работал, и весьма плодотворно.

8 апреля, как следует из запрошенного мной официального ответа ТЭС, «ДТЭК Запорожская ТЭС» заключила договор с «ИНКОД» о реализации отработанных источников тока. «ИНКОД» обязался осуществить перевозку бывших в использовании батарей с электролитом к месту утилизации, а также доставить емкости для слива электролита из отработанных батарей, и точно так же доставить их к месту утилизации.

27 апреля «ИНКОД» привез на арендованном КамАЗе восемь емкостей на ТЭС. Две из них, согласно официальному письму ТЭС, были заполнены неизвестной жидкостью, остальные шесть содержали остатки неизвестного происхождения. Специалисты ТЭС провели анализ и выяснили, что жидкость во всех восьми баках имела щелочную среду. Посему сливать в них свой электролит не стали. Во-первых, согласно законодательству, все баки в таких случаях должны быть чистыми. Во-вторых, любому, кто хоть немного учил химию в школе, известно, что может произойти, если смешать электролит со щелочью. Емкости не были допущены даже на территорию.

Милиция отмалчивалась долго. И только после появления немногочисленных публикаций и телесюжетов факт преступления (по ч.1 ст.239 УК «Загрязнение или порча земель») внесен в реестр досудебных расследований. Это произошло через месяц после события — 3 июня. И инициировали сие действие не милиционеры, а прокуратура. В постановлении прямо сказано, что основанием для начала расследования стали публикации в СМИ.

Молчит и областная экологическая инспекция. Молчит, несмотря на то, что имеет у себя на столе официальное обращение городского управления экологии с просьбой провести проверку по факту произошедшего в Краснополье. Вместо проверки она предъявила претензии... независимой лаборатории, исследовавшей грунт, и пригрозила проверками.

— Экологов обвинили в неправильности взятия проб и составлении прокола. Казалось бы, в чем проблема? Не устраивает — проведите свой анализ! Но никто ничего не делает, — говорит председатель организации «За право граждан на экологическую безопасность» Наталья Кожина.

Об этой техногенной катастрофе, кажется, забыли все контролирующие структуры. А забывать не стоит. Маленькая ложь порождает ложь большую.

Реклама и реальность

Как оказалось несколькими днями позже, слив электролита — это только звено цепочки, которая вывела нас на системное экологическое преступление.

Примерно в ста метрах от жилых домов расположен пруд-отстойник, протяженностью около километра. Молодое население Краснополья по наивности считает его озером. В жаркие дни здесь собираются семьи с детьми, молодежные кампании. Кто-то загорает, кто-то купается, кто-то ловит рыбу. Пруд строился во времена «Южмаша». И предназначался он отнюдь не для купания, а для сброса промышленных стоков, их отстоя, очистки природным способом и сброса в Суру. Раньше к пруду не подпускали никого. Здесь стояли предупреждающие знаки и молодцы с винтовками. Молодцы ушли. И пруд-отстойник превратился в райское озеро.

Здесь есть нюанс. Те стоки, что шли в пруд много лет назад, проходили качественную очистку на заводах. Да, с питьевой водой сравнить их было нельзя. Но и с тем, что течет в отстойник... простите, «озеро», сегодня, сравнивать былые стоки — грех.

В пяти минутах ходьбы от озера в овраг по склону выходит «ничейный» железобетонный коллектор-«сотка». Из трубы в балку, а из балки в озеро периодически бежит густая, бело-серого цвета жидкость. В воздухе в моменты сбросов ощущается явный и резкий запах химии, от которого начинается першение в горле и головные боли. Когда сброс идет сильным потоком, на берег из озера выбрасывается рыба. Причем, цвет у рыбешки такой, будто ее хорошенько потерли ластиком: вместо красноватого — грязно-розовый.

Когда три недели назад к трубе прибыли сотрудники городского управления экологии, они увидели вокруг трубы покрытый белым налетом грунт. Ни дать, ни взять, поверхность Луны. Тогда были отобраны пробы грунта, стоков из трубы и воды из озера. Пробы были переданы в лабораторию КП «Днепроводоканал» и государственный областной институт экологии (независимая лаборатория, делающая анализ слитого электролита, запуганная возможными проверками, помогать отказалась).

Результаты исследования свидетельствуют о превышениях ПДК по сухому остатку, меди и никелю. Но жидкость, по сути, содержит едва ли не всю таблицу Менделеева. Здесь и хлориды, и сульфаты, и нефтепродукты, и железо, и алюминий, и много чего другого. Превышение также было зафиксировано по фосфатам, марганцу, аммонию, нитритам.

— Уровень pH говорит о щелочной среде. А это доказывает, что в озеро идут химически загрязненные стоки. В институте экологии говорят, что процесс загрязнения непрерывный, уровень загрязнения прогрессирует, — говорит Наталья Кожина, — Сегодня мы запросили на предприятиях «ВЕСТА» и «Альбатрос» паспорта отходов. Получим — сравним с результатами исследований.

Экспедиция к «истокам»

Когда мы выехали к пресловутой трубе, то увидели, что грунтовую дорогу к ней какие-то заботливые «тимуровцы» тщательно перекопали. Отгородились от проблемы? Возможно.

Эти же «тимуровцы» заботливо перекопали и притрусили землей белый налет на земле под трубой, а развалившийся от старости колодец, обеспечивающий доступ к трубе, был отремонтирован и наглухо закрыт крышкой.

Во время экскурсии на заводы «ВЕСТА» журналистам рассказывали о том, что за территорию завода не выходят стоки, не вывозятся отходы. Мол, отходов в производстве нет в принципе. А стоки, прошедшие первый производственный круг, отстаиваются в специальных резервуарах и идут на второй круг.

— Куда же девается остаток, образующийся в процессе отстаивания? — задали мы резонный вопрос руководству.

— В печь! — ответили нам. — У нас все идет в печь! Там же свинец! Вот из электролита мы, к примеру, делаем кальцинированную соду.

К электролиту, как и к печи, вопросов пока нет. Есть вопросы к стокам. По словам специалистов, многие химические элементы, используемые в аккумуляторном производстве и переработке и попадающие в стоки, не подлежат сжиганию по причине их стойкости к высоким температурам.

Отношение к сливу в озеро на предприятии не подтверждают. Говорят, что труба — не их. На вопрос, чья же она, тоже не отвечают.

Пришлось надевать ботинки и респираторы, брать в руки фонарики и вдоль и поперек излазить склоны балок, начиная от стен предприятий. Нам помогли жители Краснополья, многие из которых работают на заводах «Альбатрос» и «ВЕСТА».

Один из «экспертов» по подземным коммуникациям балки утверждал, что труба коллектора принадлежит «Альбатросу». Похоже, потому что первый колодец расположен практически под стенами предприятия. И содержимое первых осмотренных нами колодцев эту версию подтвердило — четко видны остатки размокшей макулатуры (туалетную бумагу здесь из макулатуры и делают). И при производстве бумажной продукции используются химические ингредиенты. В том числе, возможно использование щелочи.

Вместе с тем, в метрах ста ниже по склону, в одном из колодцев мы обнаружили врез второй трубы, геометрия вреза показывает, что труба уходит в сторону ограды завода «Рекуперация свинца». Пробовали проследить её металлоискателем по арматуре трубы, но земля здесь настолько загрязнена металлоломом, что металлоискатель не помог. Но если наложить координаты трубы на карту, то явно видно, что обойти территорию аккумуляторного завода она не может. В этой трубе видны остатки какой-то жидкости. В нижних колодцах немного другой запах — более резкий, хотя в тот день сбросов из трубы не было.

Вместе с тем наличие в стоках из трубы железа, алюминия и хлоридов указывает на кислотную и соляную среду. Иными словами, эти вещества вполне могут использоваться в аккумуляторном производстве. Выводы делать рано. Предстоит получить паспорта отходов и сравнить обозначенные в них элементы с химическим составом сбросов.

«Безотходное» производство

Вторая находка — более «говорящая». Примерно в 500 метрах от территории аккумуляторного завода мы наткнулись на гигантскую свалку с резким запахом химии. Знаете, из чего она состоит? Из отходов «безотходного» производства — обгоревшего пластика и переработанных частей пластиковых корпусов аккумуляторов. На них аккумуляторные маркеры и цифры, а также фирменные наклейки «Westa» и «EGL Battery». Здесь же — пластиковая стружка, которую нам демонстрировали в цехе дробления старых аккумуляторов.

Ведущая к свалке тропа густо засыпана все теми же горелыми пластиковыми отходами. Либо это продукт той самой чудопечки «для отходов», которой так гордятся на заводе, либо пластик жгут прямо на открытом воздухе, убивая землю и атмосферу.

Опять же, «ВЕСТА» может заявить, что отходы аккумуляторов ей не принадлежат, что их, к примеру, тайно привезли и рассыпали конкуренты. Или вредители. Но если аккумуляторная свалка вокруг завода по переработке аккумуляторов существует, то первый вопрос о её происхождении следует задать именно этому предприятию.

Если в ходе дальнейшего расследования выяснится, что к «ВЕСТА» или «Альбатросу» претензий нет, я публично извинюсь за все свои вольные и невольные подозрения. А вот кто сегодня извинится за аккумуляторную свалку и химически активные стоки — я пока искренне не знаю.

Фото Вячеслава Поездника, ЗОВ