ТОП:
Сергей Гайдай: Самая эффективная технология на выборах - умение сказать правду
Победа в предвыборной борьбе – заслуга самих политиков. Провал или недостаточно высокий процент отданных на выборах голосов – вина политтехнологов. Эти утверждения – лишь один из стереотипов восприятия профессии политических рекламистов. Специалистов, работа которых в силу относительной новизны окружена неким ореолом таинственности. Наличие политтехнологов – признак демократии - Вокруг политтехнологов или, как я называю, специалистов по организации проведения выборных кампаний, сложилось огромное количество социальных мифов, - рассказывает известный украинский политтехнолог Сергей Гайдай. - Основной из них – эти люди всем «рулят», это люди-кукловоды и от этих людей на выборах все зависит. Это неправда. Политтехнологи – лишь некий элемент системы. Точно так же, как в аналогичной сфере – коммерческой деятельности для продажи товаров, - безусловно, от рекламы зависит очень многое. Но если нет самого качественного товара, если нет системы продаж, если нет производства этого товара – работа рекламиста бессмысленна. Для меня политтехнолог – это в большей степени политический рекламист. Человек, который решает задачу - убедить избирателей проголосовать за ту или иную партию, за того или иного политика. Но если у самой партии нет значимых идей, нет харизматичных личностей, сама партия ничего не делала и за ней тянется негативный шлейф – такой человек вряд ли что-то может исправить. И выборы 2007 года, и выборы предыдущие это много раз доказывали. Другое дело, что недооценка работы политтехнолога тоже часто приводит к печальным для политсил последствиям, - продолжает свою мысль Сергей Николаевич. – Бывают достойные политики с очень достойными и полезными для общества идеями. Но неумение профессионально организовать предвыборный диалог, неспособность донести до избирателей свои предложения в удобном, ясном, убедительно виде делало для многих политических сил и политиков избирательный процесс провальным. Поэтому, с одной стороны, не надо переоценивать политтехнологов. А с другой – впадать в крайность, утверждая, что состоявшимся политикам политтехнологи не нужны. Странно, когда политтехнологам приписывают все черное и гадкое, что есть сегодня в нашей политической жизни, и представляют профессию как некое недостойное дело. Это профессия, которая сегодня нужна обществу. Более того, ее наличие как раз и говорит о том, что общество демократично. Потому что, если в обществе есть борьба политических идей, если есть необходимость убеждать избирателей стать сторонниками той или иной политической силы – это и есть демократия. А если демократии нет, то и технологии убеждения не нужны. Российский опыт и американский миф - Меняется ли ситуация на украинском рынке политтехнологий? - Безусловно. Этот рынок сильно изменился с 1998 года, когда в Украине в избирательный кампаниях впервые начали массово принимать участие политтехнологи. Изменился в сторону необходимости проявления большего профессионализма, большей изобретательности и более высокого качества предъявления своей профессии. Во-первых, в Украине к этому моменту сформировался класс специалистов, которые занимаются организацией и управлением выборными процессами профессионально. Не знаю, называют ли они себя политтехнологами или политическими консультантами, но эти люди есть. Да, этот рынок маленький. Да, людей – днем с огнем. Да, по-прежнему спрос больше, чем предложение. Поэтому хороший политтехнолог никогда не остается без работы. Но то, что с 1998 года сами политики, сами заказчики стали опытнее – бесспорно. Они многому научились. Рядом с ними и окружение стало опытнее – да. В то же время в Украине до сих пор нет серьезного рынка независимых команд. В основном политтехнологические кадры распылены на рынке, как независимые консультанты, а не команды или организации. Они перетекают от одного политического заказчика к другому, на время задерживаясь у них в структуре. Либо, организацией и управлением выборными кампаниями занимаются специалисты, входящие в постоянное окружение политиков или в политические структуры. - Вместе с тем, все предыдущие годы во время выборов в Украине серьезную конкуренцию отечественным специалистам составляли российские политтехнологи… - Что касается российских политтехнологов. В 90-х годах в России была политическая конкуренция, и был рынок политтехнологов, которые эту конкуренцию обслуживали, поэтому они могли со своими наработками быть востребованными у нас. Удачно или неудачно – другой вопрос. Сейчас в России ситуация изменилась: политические процессы в основном монополизированы существующей властью, такой потребности в политтехнологах, как была прежде - нет. Скорее всего, выборы обеспечивают команды самих политиков. Потому фактор присутствия здесь россиян будет минимальным. Конечно, они будут. Конечно, до сих пор существуют те специалисты, которые спокойно работают как в Украине, так и в России. Но как это было раньше – так называемые «кампании под ключ», - такого уже не будет. Российские политтехнологи собственные подходы, ранее примененные в России и свое российское отношение в Украине, часто бездумно предлагали украинским политическим заказчикам. Обычно это малоэффективно. Когда приезжаешь работать в другую страну, необходимо серьезно и долго изучать местную обстановку и местные особенности. Многие россияне традиционно думают, что Украина мало чем отличается от России и потому этого не делают. Это главная их беда. И, тем не менее, я считаю, что нет деления на российских политтехнологов и на украинских. Есть политтехнологи профессиональные и успешные, а есть имитаторы. И это не зависит от их национальной принадлежности. У россиян, особенно периода 90-х годов, можно многому учиться до сих пор. Не калькировать, слепо перенося их наработки на нашу почву, а именно учиться. - Американские политтехнологи в штабах – это больше миф, или все-таки они присутствуют? - До этого года это больше был миф. Потому что я наблюдал американских специалистов в штабе Ющенко 2002 года. Серьезного влияния на действия этих сил они не имели. Скорее всего, они нужны были для проформы, как свадебные генералы: вот, у нас есть американские консультанты. У меня вообще сложилось впечатление, что только в этом году американские консультанты себя хоть как-то проявили. - С кем из политсил? - В Партии регионов. Потому что серьезного присутствия в других штабах мы особо не наблюдали. А в Партии регионов технологическое присутствие американцев было очень заметно. Кампания была проведена достаточно продуманно и дисциплинированно. И хотя, конечно, Партия регионов потеряла некоторое количество голосов на этих выборах, но в сложившихся обстоятельствах это было неизбежно. Партия, которая находится у власти, не могла не потерять. Работают не фишки, работают стратегии - Что считаете удачным в только что прошедшей кампании? Может быть, какие-то «фишки», которые сработали чуть ли не в последний момент? - Я вообще к фишкам плохо отношусь. Считаю, что работают не фишки, работают стратегии. На прошедших выборах, по моему мнению, только у двух сил была удачная стратегия. У Регионов она была явно оборонительная. Главное заключалось в том, чтобы сохранить свой электорат. И атакующая стратегия Блока Юлии Тимошенко, которая заключалась в том, чтобы привлечь максимум электората помимо того, который и так проголосовал за Юлию в 2006 году. Обе стратегии были достаточно удачными и показали свою эффективность. Обе партии лидирующие. У остальных политсил – и стратегии слабые, и работа штабов слабая. Пожалуй, единственным исключением можно назвать партию Литвина. Но, думаю, это не только заслуга работников его штаба. Литвин попал в правильную ситуацию – в нужном месте в нужное время. К нему перешло пусть и небольшое число тех избирателей, которые разочаровались во всех партиях, ранее прошедших в Верховную Раду. Но даже этих избирателей хватило, чтобы блок Литвина смог преодолеть трехпроцентный барьер. - Можно ли было при более профессиональном подходе увеличить рейтинг такого, скажем прямо, разнопланового объединения, как НУНС? - Конечно. «Наша Украина» на этих выборах продемонстрировала упущенные возможности. В отличие от 2006 года, «Наша Украина» могла показать значительно лучший результат. Более того, исследования показывают, что на старте она имела около 17 процентов. Причем, результат, который они показали, якобы был чуть выше 2006 года. Это ловушка относительности показателей в процентах при маленькой явке. По количеству людей, голосовавших за «НУНС», блок не набрал, а потерял. Многие считают удачей для «НУНС» то, что он потерял не так много, как давали некоторые эксперты, в том числе и я. Полагаю, что в «Нашей Украине» не был сформирован эффективный выборный штаб. Ошибкой было полностью отдавать избирательную кампанию в руки администрации Президента. Администрация Президента обладает хорошими навыками «кабинетных маневров» и межпартийных договоренностей. И с этой задачей команда Президента справилась. Была «утилизирована» независимость «Народной Самообороны», которая при самостоятельной избирательной кампании забрала бы ощутимый процент голосов бывших сторонников «Нашей Украины». Была сформирована первая десятка их избирательного списка, которая имиджево выглядела значительно выигрышнее, чем первая десятка блока на прошлых выборах. Но эти преимущества так и не сыграли своей роли. Администрации Президента не располагает специалистами, способными построить убедительный диалог с избирателями. Да и эффективной стратегии ведения кампании мы так и не увидели. Делать ставку на инициативу по отмене неприкосновенности депутатов было не лучшей идеей. Тема давно поднимается в Украине во время выборов, но никто так и не смог этого осуществить. И потому в нее нет особой веры. Кроме того, и у БЮТ, и у Партии Регионов эта идея присутствовала как часть их программ. А использовать недовольство избирателей, критиковать существующую власть – где «Наша Украина» сама является частью этой власти, - и вовсе было опасно. Это как рубить сук, на котором сидишь. А когда ставка была все-таки сделана на образы членов первой десятки, уже оставалось очень мало времени. Команду не смогли как следует показать. Ну, и еще одно, на мой взгляд, упущение – не проводились местные кампании, на которые можно было сделать ставку и добрать достаточно большое количество голосов в регионах. Все это привело к тому, что избирательная кампания для «Нашей Украины» прошла с потерей голосов. - Наконец, что меняется в украинской политттехнологии в самое последнее время? - Для меня, возможно, и ничего. Я всегда понимал, что главным ресурсом, который политтехнолог может привнести в политику, и главное, чем политик должен обладать – это умение привлечь избирателей на свою сторону. Попытка игнорировать это умение, заменив его кабинетными договоренностями, маневрами между партийными структурами, приводит к поражению. Выигрывает тот, кто умеет эффективно разговаривать с избирателями, а не со своими конкурентами или коллегами и выстраивать карьеру внутри партии. Украинские избиратели с каждым годом становятся умнее, политически образованнее и социально опытнее. Сегодня политтехнологам все труднее выстраивать убедительный диалог с ними. Говорить просто и доходчиво, а значит убедительно – очень не просто. В итоге самой эффективной избирательной технологией является умение сказать правду. Наше досье. Сергей Гайдай – основатель и директор по стратегическому планированию первого в Украине социально-инжинирингового агентства «Гайдай.ком». Состоялся как политтехнолог сначала в России (работа в команде Сергея Фаера в выборной кампании в Ленинградской области на нынешнего премьера России Виктора Зубкова, руководство избирательной кампанией Ирины Хакамады в 2003 г.). В его активе – работа на предвыборных кампаниях Президента Украины Виктора Ющенко (2002 и 2004 гг.), руководство избирательными кампаниями Анатолия Кинаха (2004 г.), Петра Порошенко (2002 г.), Николая Катеринчука (2002 г.) и других кандидатов в депутаты ВР. Разработчик стратегии и руководитель предвыборной кампании «Гражданского актива Киева» (2006 г.).

Тэги:

Комментарии

Выбор редакции
Затронет ли российский футбол бан от WADA?
Затронет ли российский футбол бан от WADA?
Затронет ли российский футбол бан от WADA?
Затронет ли российский футбол бан от WADA?
Бокс и футбол на «Фразе»: следите за нашими новостями и экспертной аналитикой
Бокс и футбол на «Фразе»: следите за нашими новостями и экспертной аналитикой
«Фраза» запустила Instagram-канал
«Фраза» запустила Instagram-канал
«Фраза» запустила telegram-канал «Авторская аналитика»
«Фраза» запустила telegram-канал «Авторская аналитика»
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
fraza.ua
Нормандская встреча в Париже: прямая трансляция
Нормандская встреча в Париже: прямая трансляция
Нормандская встреча в Париже: прямая трансляция
Нормандская встреча в Париже: прямая трансляция
Появились первые кадры встречи Зеленского и Путина в Париже
Появились первые кадры встречи Зеленского и Путина в Париже
Зеленский начал встречу с Путиным, Макроном и Меркель
Зеленский начал встречу с Путиным, Макроном и Меркель
Извержение вулкана в Новой Зеландии: число жертв стремительно растет
Извержение вулкана в Новой Зеландии: число жертв стремительно растет
В России после концерта обстреляли популярных рэперов HammAli & Navai
В России после концерта обстреляли популярных рэперов HammAli & Navai
Во Львовской области произошло кровавое ДТП с двумя автомобилями
Во Львовской области произошло кровавое ДТП с двумя автомобилями
Под Киевом мужчина напоил и изнасиловал племянницу
Под Киевом мужчина напоил и изнасиловал племянницу
Пожар в Одессе: спасатели нашли еще два трупа
Пожар в Одессе: спасатели нашли еще два трупа
В Киеве лихач на «евробляхе» устроил сокрушительное ДТП – есть жертвы
В Киеве лихач на «евробляхе» устроил сокрушительное ДТП – есть жертвы
Пожар в одесском колледже: число жертв возросло до 10 человек
Пожар в одесском колледже: число жертв возросло до 10 человек
fraza.ua

Опрос

Статьи какого автора fraza.ua, пишущего на общественно-политические темы, вам больше нравятся?