ТОП:
Валентина Семенюк-Самсоненко: Передо мной складывали стопки бумаг по предприятиям: мол, это у Пинчука забери, а Коломойскому отдай

Социалистка Валентина Семенюк-Самсоненко — народный депутат Украины четырех созывов, с апреля 2005 года по январь 2009 года возглавляла Фонд госимущества Украины. Об инвентаризации, интеллектуальной собственности, последствиях приватизации и госимуществе Украины в целом она рассказала в эксклюзивном интервью «Фразе».

Валентина Петровна, до 2005 года в Украине не было реестра госимущества...

...И после вступления в должность руководителя ФГИ мне пришлось создавать электронную систему учета, причем, делать ее как по территориальному принципу, так и по отраслевому. Также была сделана серверная система и электронные базы данных, замкнутые на каждом министерстве и ведомстве. Кроме всего, методику проведения инвентаризации коммунальной собственности я отправила на ОГА. Инвентаризацию мы проводили в течение 7 месяцев, было так, что с работы уходили в 4 утра, а приходили на 7 утра. Сотрудники были сплоченные, тем более, тогда еще стоял вопрос о ликвидации ФГИ — представители «помаранчевого» Кабмина планировали сделать Фонд филиалом Министерства финансов. Мне приходилось отбивать эту реформу...

Инвентаризировав госимущество и проанализировав последствия приватизации, я выяснила, что после приватизации 50 тысяч (49%) предприятий остановили свою работу! Это происходило в период с1994 года по 2005 год: до 2000 года через ваучерную приватизацию, а с 2000-го — через денежную. Кстати, ваучерная приватизация была произведена по принципу: есть два пути обогащения — путем шулерства и путем вхождения в доверие. Привезли из Канады ваучеры (при этом не было баланса имущества), всем их раздали, а потом у тех же людей всё скупили. И тот, кто скупил, стал владельцем заводов и пароходов, а кто продал — потерял свое рабочее место.

В 2005 году Соцпартия была в «оранжевой» коалиции.

Тем не менее, мы даже в этой либеральной коалиции оставались на своих идеологических позициях — требовали пересчитать оставшееся госимущество, принять программу управления, закон о реприватизации, закон о праве коммунальной собственности, об управлении объектами госсобственности. И то, что нам удалось провести инвентаризацию госимущества и добиться принятия закона об управлении — это победа. Потому, что после «оранжевой» революции только мы остались на заявленных позициях.

А лидеры Майдана ведь обещали, что всё вернут в собственность народу.

Вот именно, обещали, но потом передо мной складывали стопки бумаг по предприятиям: мол, это у Пинчука забери, а Коломойскому отдай... А что, один другого не стоит? Мне важно, чтобы предприятие работало, а если приватизация прошла незаконно или с нарушениями, то все нужно делать на основании закона! И мы предложили принять такие законы. Но тогда Кабмин Тимошенко вынес официальное решение не поддерживать, и, соответственно, в сессионном зале ни БЮТ, ни «Наша Украина» за это не проголосовали. При встрече с Ющенко и Тимошенко я спросила: вы же на Майдане говорили одно, а сейчас делаете другое, где же соблюдение слова? А мне в ответ: Семенюк, ты портишь имидж государства, потому что хочешь забрать имущество! Я говорю: подождите, 50 тысяч заводов остановились, государство потеряло налоги, а люди — работу. Что дала эта приватизация? Молчат.

То есть, аргументировать предъявленную вам «порчу имиджа» они не смогли?

Нет. Мне как-то в Англии приходилось встречаться с Маргарет Тетчер. Говорю ей, мол, у вас есть законы об управлении муниципальной собственностью, об общественном имуществе, реприватизации, национализации — всё это принято при вас! Вы портите имидж государства? Она отвечает: «Знаете, когда мы продали железную дорогу — поднялась стоимость билетов, сократилось количество работающих, железнодорожный транспорт начал плохо функционировать. Поступления в бюджет снизились. Вот мы приняли закон о национализации и возвратили железную дорогу назад. Имидж страны портится тогда, когда предприятия работают плохо».

Кстати, в Украине тоже стоит вопрос о приватизации «Укрзализныци»...

Неизбежно подорожают билеты! Будут «по куску» всё делить. Вот тогда люди и прочувствуют на себе. У нас ведь как — хотят жить, как при социализме, а голосуют за капиталистов! Люди взяли на себя ответственность на этих выборах — и пусть не думают, что только политики за все отвечают!

Получается, Ющенко и Тимошенко откровенно не были заинтересованы в восстановлении работы предприятий?

Конечно, не заинтересованы! Я предлагала им такую программу, где всё было расписано до мелочей! Но ее тоже не приняли. А знаете, что мне Ющенко тогда сказал? «Вы что, хотите сделать социализм?! Моя Катя уже доложила в Лондоне, что капитализм построен, и ему альтернативы нет!»

Тем не менее, перед очередными парламентскими выборами они снова без стеснения начали рассказывать о реприватизации. Мол, всё вернем! Знаете, в 2007 году я могла выйти из Соцпартии, мне это предлагали... Но я выдержала и рейдерские атаки на себя, и психологическое давление, и угрозы... Знаю точно: у нас не такой капитализм, как во многих странах. У нас — период средневековья, дикий капитализм! И альтернатива всему этому должна быть в левом движении. Поверьте, для меня, социалистки, руководить ФГИ при либеральном президенте и правительстве было нелегко...

Фактически, приватизация стала способом уничтожения экономики страны?

Я все время привожу такой пример (не называя фамилии). Помните, во время президентской кампании 2010 года один политик (Сергей Тигипко — авт.) рассказывал: мол, я получил Орден Почетного легиона из рук президента Франции? Связываюсь со знакомыми во Франции, спрашиваю, что написано на том ордене? А мне говорят: «За вклад в экономику Франции»! Представьте себе: когда этот политик в 2001 году впервые пришел в правительство, французская компания «Лафарж» приватизировала Балаклейский цементный завод (Харьковская область). Там производился известный на весь мир цемент марки «900», используемый на ВПК, в космической и химической отраслях. Завод остановил работу, людей выбросили на улицу... Зато «Лафарж» подняла цену на продукцию в 12 раз и в 8 раз нарастила мощность своего производства! А украинский политик получил за это орден Почетного легиона. Помню, тогда при Верховной Раде была создана специальная следственная комиссия, но она так ничего и не выяснила. Вот вам типичный пример, как уничтожались предприятия, которые были конкурентоспособными на внешнем рынке.

Уничтожение подобных предприятий повлекло депрессивность ряда регионов Украины...

Еще пример. В Одесской области есть предприятие, выпускающее вино. Владелец — олигарх. Но у этого олигарха есть конкурент — аналогичное предприятие в Закарпатье. Он покупает его, останавливает, поскольку ему более выгодно заниматься бизнесом в Одессе. Вот так в результате приватизации многие области стали депрессивными регионами — ни работы, ни зарплат, ни, соответственно, поступлений в бюджет. Люди уезжают в поисках заработка. К сожалению, это уже проблема большинства областей Украины.

В Украине существует и проблема с интеллектуальной собственностью, а именно: известные бренды работают на экономику чужих стран. Как с этим бороться?

В Украине вся приватизация была проведена без учета стоимости брендов и интеллектуальной собственности. Бренды зарегистрированы на отдельных физических лиц довольно странным образом, а деньги идут не в бюджет Украины, а в другие страны. В бытность главой ФГИ в феврале 2008 года я подписывала соглашение с республиками бывшего СССР. Тогда была четкая договоренность, что вся интеллектуальная собственность остается за конкретной страной. Владимир Путин в России сделал очень правильно — решением Конституционного суда он закрепил эту собственность за государством. Среди стран СНГ мы — единственные, кто не получает денег в бюджет за использование брендов! Когда после подписания соглашения я делала доклад на заседании Совета национальной безопасности, должен был выйти соответствующий указ президента Украины. Но он не вышел. Почему? Наверное, потому, что идет борьба за предприятия... И как только я заявила, что приватизация проведена без учета интеллектуальной собственности, а это — недопустимо, сразу стал вопрос о моем отстранении.

Сколько всего брендов подпадает под категорию интеллектуальной собственности?

По моим расчетам на 1 января 2008 года в эту категорию подпадали около 10 тысяч брендов — это продукты питания, виноделия, ликеро-водочные изделия и многое другое. За интеллектуальную собственность из Украины «уплывают» миллиарды долларов.

А интеллектуальная собственность приватизированных объектов?

Есть и такое. Например, приватизировали Черноморский судостроительный завод, продали недостроенный корабль, при этом службой безопасности даже не была изъята техническая документация! Тогда СНБО руководил Петр Порошенко — он и помогал мне изымать документацию. Делая инвентаризацию, я увидела, что вся документация по разработке военных предприятий «рассекречена»! Пришлось изымать с подключением силовых структур — это ведь не только интеллектуальная собственность, но и система безопасности страны. Когда производятся такие военные корабли, техдокументация должна быть объектом охраны!

Сегодня имеет место «водная» борьба — на предприятиях по производству минеральных вод ТМ «Моршинская» и ТМ «Миргородская» сложилась конфликтная ситуация...

Бренды этих предприятий зарегистрированы на чужих людей: и «Миргородская», и «Моршинская» были приватизированы без учета интеллектуальной собственности. Эти бренды должны были быть зафиксированы как объекты госсобственности.

Руководство этих предприятий обвиняют в неуплате налогов.

Это — борьба акционеров! За бренд ведь надо платить с первого дня после приватизации завода! И в этой ситуации налоговая администрация правильно поднимает вопрос. В России за одну этикетку «Советского шампанского» 0,7 копеек перечисляется в бюджет...

Чем все закончится для ТМ «Миргородская» и «Моршинская»?

Знаете, многое зависит от того, насколько налоговики смогут четко сработать по доказательному вопросу. А именно, доказать, что государство теряет налоги. Главное, чтобы акционеры не «засевали» судей для вынесения решения не в интересах Украины. Владельцы этих двух предприятий проживают в Тбилиси и Лондоне (Бадри Патаркацишвили и Борис Березовский — авт.). Поэтому налоговикам нужно не только разобраться с неуплатой налогов, но и предпринять все меры, чтобы из-за спора акционеров эти предприятия не остановились. Когда идет борьба акционеров по определенному объекту, то в первую очередь теряет трудовой коллектив и государство.

Остановились два ферросплавных завода — Запорожский и Стахановский. Их контролирует группа «Приват» Коломойского. Действительно ли причиной остановки этих предприятий является дорогая электроэнергия?

Это крупнейшие отечественные производители ферросплавов. Цена на электроэнергию с 2011 года выросла на 76%, в то время как цены ферросплавов на мировом рынке снизились на 20%. Думаю, это борьба акционеров — тех, кто продает энергетику и тех, кто производит металл. В любом случае, спор из-за тарифов на электроэнергию не должен стать предметом остановки предприятия. Государству нужно ставить вопрос о сохранении таких заводов и быть мерилом в подобных ситуациях.

А их могут просто готовить к продаже?

Знаете, на первичном рынке государство имеет контроль, а на вторичном рынке это уже решает собственник. Наиболее, чего не хотелось бы — продажи этих металлургических заводов с целью уничтожения конкурентов на внешнем рынке.

За последние 4 года, когда вы уже не являетесь главой ФГИ, много было приватизировано?

Конечно! Продали почти все облэнерго и облгазы. Моя же принципиальная позиция была в том, чтобы такие предприятия не продавались, потому что, фактически, это приватизация кассовых аппаратов и рубильников. Почему? Потому, что атомные электростанции как были государственными, так и остались — в соответствии с законодательствами и нормами МАГАТЭ они запрещены к приватизации. У нас же получается теперь так: облэнерго — посредник между государством и людьми.

А посредник всегда себе «накручивает»...

Например, возьмем «Житомироблэнерго» — это предприятие входило в перечень первых объектов, которые приватизировались. До приватизации люди платили 4 копейки за киловатт электроэнергии, после приватизации — 16 копеек. А после выборов 2002 года (кое-кто потратился на избирательную гонку!) люди начали платить 21 копейку. И так по нарастающей — сейчас платят около 40 копеек. А для промышленных предприятий — 1 грн 20 коп-1 грн 30 коп. Не будешь платить — отключим! То есть, после приватизации энергетики все легло на плечи потребителей!

Наиболее меня поразила информация, которую я услышала недавно по одному из центральных телеканалов: за неуплату использованной электроэнергии собственник «Киевоблэнерго» ставит вопрос об отключении Чернобыльской атомной электростанции от потребления! Но вопрос ведь экологический! Если завтра ЧАЭС отключат, что получится? Чернобыль-2! Кто будет отвечать? Тот, кто управляет облэнерго и при этом находится за границей? Государство отдало какому-то дяде облэнерго: что это за «круги» и кому они выгодны?

Получается, у государства, фактически, нет никакого механизма влияния?

До 1991 года у нас была 100%-ная государственная монополия. Сейчас у нас 83% — монополия собственников. То есть, лишь 17% общественной собственности. Для сравнения: в США общественной собственности 41%, во Франции — 38%. Как и на кого наше государство может влиять в этой ситуации? Нет механизма! Сегодня у нас 7 млн. человек работают в интересах экономик других стран! А владельцы «заводов-домов-пароходов» в основном живут за пределами Украины, прилетая сюда лишь «порулить», «срубить бабло» и вывезти через оффшор. Во многих странах мира предприятия-монополисты принадлежат государству, что стратегически важно для обеспечения экономической безопасности. У нас же далеко не так!

И какой выход?

Главное сегодня нам, общественным организациям, взять под контроль выполнение программ теми политиками, которые пришли во власть под социалистическими лозунгами, а, фактически, ради собственного обогащения. Я являюсь первым заместителем Национального Совета женщин Украины и председателем Союза женщин «За будущее детей». Мы эти вопросы поднимаем — ведь наше будущее в наших руках!

Нынешний глава ФГИ Александр Рябченко недавно заявил, что возможность приватизации «Нафтогаза» исключается. А может ли быть иначе?

В нашей стране все может быть. Слава Богу, на сегодня «Нафтогаз» еще не исключен из перечня предприятий, запрещенных к приватизации. Хотя на стоимости ГТС кто-то немало зарабатывает. По проведенной мною инвентаризации её стоимость составила 24,9 млрд. грн. А после моего отстранения цифру сократили в 2,5 раза, оценив в 9 млрд. грн. Стоит заметить, что от стоимости трубы зависит и количество поступлений в бюджет за транспортировку...

За 8 месяцев текущего года ФГИ «наколядовало» от приватизации 6,7 млрд. грн. На чем колядовали?

На всем. Мне только интересно: чем будем наполнять бюджет, если на 100% продадим объекты? У нас уже период, как говорится, «Хватит, батьку, торговать, уже нечем сдачу давать!» А сейчас еще стоит и вопрос продажи земли... То, что наши деды-прадеды в Великую Отечественную не дали захватить, пытаются оформить через механизм приватизации! Мне часто говорят, мол, была на такой должности, могла стать миллиардером и жить, припеваючи... Знаете, у меня есть моя моральная ответственность и это — в первую очередь. Я до последнего буду бороться, чтобы не допустить грабительской распродажи земли! Потому, что на сегодня самое ценное, что у нас есть — это земля. Она дана нам Богом, а нарушать божьи заветы нельзя...

Тэги: Фонд государственного имущества Украины, приватизация, Валентина Семенюк-Самсоненко

Комментарии

Выбор редакции
А не пора ли отменять в Украине карантин?
А не пора ли отменять в Украине карантин?
А не пора ли отменять в Украине карантин?
А не пора ли отменять в Украине карантин?
Коронавирус и Новые гонения на христиан
Коронавирус и Новые гонения на христиан
Версия: в Украине не пик, а финальная стадия эпидемии коронавируса?
Версия: в Украине не пик, а финальная стадия эпидемии коронавируса?
Украинский врач заявил, что коронавирус создали люди и вспомнил пророческие слова Билла Гейтса
Украинский врач заявил, что коронавирус создали люди и вспомнил пророческие слова Билла Гейтса
Плавание уничтожает коронавирус. И это не дутая сенсация
Плавание уничтожает коронавирус. И это не дутая сенсация
Коронавирус и новое Средневековье
Коронавирус и новое Средневековье
Появился новый телеграм-канал о тайных обществах и заговорах «Адекватный конспиролог»
Появился новый телеграм-канал о тайных обществах и заговорах «Адекватный конспиролог»
«Фраза» запустила Instagram-канал
«Фраза» запустила Instagram-канал
Заработал новый telegram-канал «Авторская аналитика»
Заработал новый telegram-канал «Авторская аналитика»
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
fraza.ua
На Буковине священник УПЦ совершил крестный ход вокруг села, в котором были случаи заражения коронавирусом
На Буковине священник УПЦ совершил крестный ход вокруг села, в котором были случаи заражения коронавирусом
На Буковине священник УПЦ совершил крестный ход вокруг села, в котором были случаи заражения коронавирусом
На Буковине священник УПЦ совершил крестный ход вокруг села, в котором были случаи заражения коронавирусом
В Одессе ежедневно в течение карантина православная молодежь раздает продукты бездомным
В Одессе ежедневно в течение карантина православная молодежь раздает продукты бездомным
Под покровом ночи Рада сделала украинскую землю товаром
Под покровом ночи Рада сделала украинскую землю товаром
Зеленский таки «продавил» антиколомойский закон. Не обошлось без помощи Вакарчука и Порошенко
Зеленский таки «продавил» антиколомойский закон. Не обошлось без помощи Вакарчука и Порошенко
В Одессе монахи УПЦ изготовляют антисептики
В Одессе монахи УПЦ изготовляют антисептики
В Украине состоялись крестные ходы УПЦ со святынями и молитвами о прекращении коронавируса
В Украине состоялись крестные ходы УПЦ со святынями и молитвами о прекращении коронавируса
Митрополит Антоний рассказал, зачем нужно сохранять мирный дух в любой сложной ситуации
Митрополит Антоний рассказал, зачем нужно сохранять мирный дух в любой сложной ситуации
Прихожане в масках и богослужения на улице: Как изменилась жизнь верующих УПЦ Житомирщины на карантине
Прихожане в масках и богослужения на улице: Как изменилась жизнь верующих УПЦ Житомирщины на карантине
Украинцы, вернувшиеся из Катара, начали сбегать из обсервационного отеля в центре Киева
Украинцы, вернувшиеся из Катара, начали сбегать из обсервационного отеля в центре Киева
В Одессе на «Привозе» сестры милосердия раздали маски, антисептики и перчатки
В Одессе на «Привозе» сестры милосердия раздали маски, антисептики и перчатки
fraza.ua

Опрос

Каков источник коронавируса COVID-19?