ТОП:
Крест на Зе-реформах

Несмотря на бравурные заявления и залихватские анонсы разнообразных реформистских планов действующего украинского правительства, признаюсь, верится в это все слабо. Если прибегнуть к промежуточному диагнозуналицо множественный, причем многоуровневый, когнитивный диссонанс. Можно начать с простого — соответствия озвученных планов и программ воле избирателя.

При всей разнородности сторонников нынешней правящей партии и даже с учетом тезиса о том, что все еще новый Кабинет министров Алексея Гончарука является «технократическим» (то есть деполитизированным, профессиональным), а также принимая во внимание то, что воля избирателя на самом деле далека от «продолжения реформ». Тем более что «Слуга народа» представляет собой движение, объединенное негативным лозунгом «Сделаем их вместе».

Даже если мы не будем затрагивать сложную и противоречивую тему справедливости, ядром системы настроений, приведших к власти Владимира Зеленского и его партию, была как раз усталость общества от вызовов модернизации, которую можно в быту сформулировать как «оставьте нас в покое» и «дайте нам пожить». Но вместо этого предлагается кассовый аппарат и распродажа земли замаскированным юридическими лицами иностранцам, а также повышение налогов и возвращение к вертикали власти вместо местного самоуправления (законопроекты гиперактивного депутата Качуры). Что переводит общенациональное состояние усталости в фазу раздражения и уже негативно отразилось на рейтингах правящей партии, премьера и президента.

Субъективно говоря, не понять эти чувства невозможно, поскольку с конца 2013 года наша страна прошла крайне тяжелый период своей истории, который даже и сегодня непросто охарактеризовать. Хотя бы потому, что в нем элементарно было «слишком много всего». Это была (впрочем, она еще продолжается, в чистом виде другой период начнет свой отсчет с нового года) объективно спрессованная эпоха, даже по меркам ускорившегося благодаря развитию коммуникаций и логистической связности хода истории. Поэтому стоит — как обществу в целом (но об этом немного ниже), так и в этом тексте — немного притормозить и оглянуться назад, причем не в 2014 год.

Прежде всего мы часто забываем, что реальные реформы по переходу к рыночной экономике начались в Украине только в середине 1990-х. Первые четыре года своей независимой истории Украина весело погружалась в хаос, в котором действовали старые и новые структуры, появившиеся в период  советской перестройки (гляньте, к примеру, как и чем начинался бизнес Игоря Коломойского или Валерия Хорошковского), при этом бюджетная политика (о чем в своих тогдашних статьях с удивлением писал экономист Андрей Илларионов) проводилась непугаными идиотами, постоянно разогревавшими гиперинфляцию.

Так и вышло, что базовые рыночные реформы Украина провела только в 1996-2000 годах, потеряв к тому времени едва ли не две трети условного ВВП УССР (впрочем, сегодня понятно, что какая-то значительная его часть просто выпала в тень). Отсюда и возобновление роста экономики (причем взрывообразного, потому что происходили компенсация с «низкой базой сравнения», загрузка простаивавших мощностей, всё еще не распиленных на лом) произошедшее только в 2001 году. Отметим, что рост стал результатом совпадения в одной точке трех тенденций:

а) жесточайшей стабилизации бюджетной, валютно-кредитной, монетарной политики;

б) либеральной добровольной детенизации малого бизнеса и самозанятых («челноков», «базаров»);

в) возвращения благоприятной конъюнктуры мировых цен на традиционную украинскую экспортную продукцию (в основном сырье и полуфабрикаты) благодаря быстрому росту Китая.

Рост уровня жизни к середине 2000-х генерировал запрос нового слоя на политическое участие, что выразилось в «оранжевых» событиях. Однако приведенная этими событиями к власти политическая элита никаких дальнейших реформ не произвела, утонув в мелочных склоках и нездоровых амбициях, в конце концов доведя страну до состояния полной беззащитности перед ударом глобального (и первого в таких масштабах) финансового кризиса.

Сменившие «оранжевых» у державного штурвала «синие» сначала (и первыми, в современном понимании) пошли путем технократических реформ, адаптирующих Украину к системе свободной мировой торговли, в которую наша страна вошла на излете нулевых, лишь тогда будучи признанной «рыночной экономикой». Причем подошли фундаментально: помните чуть ли не 50 с чем-то направлений преобразований? Многие недавние и нынешние реформы запущены еще 8-9 лет назад! Но «недолго музыка играла, недолго фраер танцевал». Мафиозная составляющая «синего» лагеря возобладала, он начал вывозить из Украины до четверти ВВП, буквально топя страну в болоте долгов (в значительной мере фиктивных). Впоследствии Россия испугалась набиравшей ход европейской интеграции Украины руками бюрократов и напала на нее в момент падения дискредитированного президентства Виктора Януковича.

После чего в аспекте реформ (и вообще модернизации) у нас начали развиваться совершенно разные, перпендикулярные и диагональные по отношению друг к другу, истории.

С одной стороны, агрессия и оккупация части территории страны Россией вкупе с произошедшим прожиганием и банальным вывозом правительством Януковича—Азарова—Арбузова резервов вызвали неконтролируемую девальвацию гривны и галопирующую инфляцию.

С другой стороны, необходимо было избежать дефолта (иначе галопирующая инфляция перешла бы в гиперинфляцию, сравнимую с первой половиной 90-х), поэтому, как и в 1995-98 годах, была проведена жесточайшая стабилизация государственных расходов, а часть долга в итоге списана, пусть и на несколько специфических условиях.

При этом, с «третьей» стороны, необходимо было быстро наращивать расходы на оборону и безопасность, затем национализировать проблемные банки и другие предприятия (а это неизбежно приводит к увеличению госаппарата и его влияния).

Наконец, с «четвертой» стороны, Украина выполняла требования европейской ассоциации (как будто ничего из вышесказанного не происходило!), сделав прозрачными госзакупки, диверсифицируя импорт газа, проводя модернизацию управления государственными компаниями, и прочее, и тому подобное. По прошлому опыту (позднейшей оценки реформ эпохи Кучмы) могу точно сказать, что через 3-5-7-10 лет об этом периоде будут говорить как о фантастически радикальной модернизации.

Но давно уже очевидно, что потребности ускоренной модернизации экономики, государства и общества принципиально не совпадают с тем, как функционируют конкурентная демократия и свобода слова, гражданское общество. Не говоря уже о навязанных условиях крупного локального вооруженного конфликта.

Так или иначе, нетрудно заметить, что логика курса реформ как в 2010-11, так и в 2014-18 годах своим ключевым приоритетом определила именно государство, его функционирование и его интересы (пополнение казны, обеспечение управляемости). Но это вовсе не та логика, которая в прошлом обеспечила Украине выход из депрессии 1991-98 гг., и период быстрого и устойчивого роста продолжительностью (по разным оценкам) 8-10 лет.

Увы, новая власть в значительной степени руководствуется той же логикой ее как бы «новых» преобразований («Государство в смартфоне»): вновь выпячивает государство, а не человека или предпринимателя, полагая (возможно, бессознательно даже) превратить государственный контроль в некое подобие мессенджера, от чего оно станет еще более навязчивым и скрытно тоталитарным, не правда ли?

Вероятно, свежий призыв реформаторов — уже столкнувшийся, правда, с суровой казначейской и внешнеполитической реальностью — искренне полагает, что делает или собирается делать какие-то прогрессивные преобразования, которым будут аплодировать, по крайней мере, единомышленники в Европе и США, возможно, даже осыпая их лепестками роз.

На самом же деле все это «планов громадьё» — не более чем заплыв по течению в тумане наивной (или нет?) убежденности в том, что лев возляжет рядом с ягненком. А раскаявшаяся организованная преступность и связанные с ней «олигархи», комически рапортующие сегодня о своем исчезновении, готовы жить «по-новому» и не станут чинить препятствий...

Тем более, как им не отпраздновать уверение президента в том, что «реприватизации», а значит, и национализации  не будет?

После этого заявления (и фразы премьера Гончарука о том, что «реприватизация — это опасно»), идентичного риторике молодого президента Анчурии из «Королей и капусты» О’Генри, в элитных киевских ресторанах зазвенели бокалы (гром победы раздавайся!) и здравицы в честь мудрости юных лидеров страны. Понятное дело, ведь как раз реприватизация «Криворожстали» и оказалась наиболее успешной и чистой украинской приватизацией.

А значит, цена очередных технократических реформ ляжет на тех, кто еще как-то «крутится» и все еще не уехал, причем, скорее всего, из патриотических побуждений. Трудно придумать другие побуждения — динамичные страны набрали такую скорость, что, как ни странно, даже задыхаются от дефицита рук, мозгов и инвестиций. Таким образом, основные распределительные узлы украинской экономики останутся в руках старых и новых олигархов, которые могут и впрямь какое-то время позволить «детям» поиграть в игры на их смартфонах. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Новое вино тем временем заливается в старые мехи.

Настоящие реформы совсем о другом. Об отношениях собственности и власти, о правах и привилегиях социальных страт, о природе государства, об основаниях его идеологии, или же, наоборот, об аргументах в пользу ее отрицания. Это сложные процессы, предполагающие тяжелую межсословную борьбу.

Поэтому в успех очередного цикла реформ в Украине я не верю, ведь нынешний их симулякр вполне под силу маркетологу, пиарщику, сисадмину и дизайнеру. Такой симулякр может даже выиграть несколько грантов и профессиональных наград. А Украина, находя некоторое удовольствие в своих унылых страданиях, продолжит «отдыхать» под отеческой дланью оффшорных хозяев и их напалечных петрушек-демагогов, которых меняют под формат, умело уводя внимание и эмоции народа от подлинного содержания нашей социальной системы.

Тэги: экономика, политика

Комментарии

Выбор редакции
Оклеветанный Киров
Оклеветанный Киров
Оклеветанный Киров
Оклеветанный Киров
Бокс и футбол на «Фразе»: следите за нашими новостями и экспертной аналитикой
Бокс и футбол на «Фразе»: следите за нашими новостями и экспертной аналитикой
«Фраза» запустила Instagram-канал
«Фраза» запустила Instagram-канал
«Фраза» запустила telegram-канал «Авторская аналитика»
«Фраза» запустила telegram-канал «Авторская аналитика»
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
fraza.ua
Пожар в одесском колледже: число жертв возросло до 10 человек
Пожар в одесском колледже: число жертв возросло до 10 человек
Пожар в одесском колледже: число жертв возросло до 10 человек
Пожар в одесском колледже: число жертв возросло до 10 человек
В Киеве автомобиль на скорости пробил ограждение и упал с моста
В Киеве автомобиль на скорости пробил ограждение и упал с моста
Бокс в пустыне: Джошуа берет реванш у толстяка Руиса
Бокс в пустыне: Джошуа берет реванш у толстяка Руиса
Украинец забил дебютный супергол в чемпионате Италии
Украинец забил дебютный супергол в чемпионате Италии
На Оболони окровавленная девушка с ножом в руках намеревалась совершить непоправимое
На Оболони окровавленная девушка с ножом в руках намеревалась совершить непоправимое
В Киеве возле станции метро прогремел взрыв
В Киеве возле станции метро прогремел взрыв
В Николаеве Lexus на огромной скорости врезался в такси – есть жертвы
В Николаеве Lexus на огромной скорости врезался в такси – есть жертвы
Пожар в одесском колледже: число жертв увеличилось
Пожар в одесском колледже: число жертв увеличилось
В Сети появилось видео начала пожара в одесском колледже, снятое одним из студентов
В Сети появилось видео начала пожара в одесском колледже, снятое одним из студентов
Под Киевом «пьяная» иномарка сбила пешехода, после чего врезалась в дом – есть жертвы
Под Киевом «пьяная» иномарка сбила пешехода, после чего врезалась в дом – есть жертвы
fraza.ua

Опрос

Статьи какого автора fraza.ua, пишущего на общественно-политические темы, вам больше нравятся?