ТОП:
Смотрясь в «Черное зеркало»

Присылая сообщения, Vodafone обращается ко мне вежливо, используя звательный падеж украинского языка, «Валентине». Мне очень приятно...
Американский психолог Ролло Мэй в одной из книг привел слова своей клиентки, сказанные о человеке, который покончил жизнь самоубийством: «он умер, потому что никто не знал о его существовании».

Каждый раз, получая sms от Vodafone, я улыбаюсь: Vodafone знает о моем существовании. Да, Vodafone — это только название оператора сотовой связи, и sms отправляет компьютер. Но все ровно приятно: меня знают, следовательно — я существую.

Вот только у меня вопрос: откуда компьютеру известно мое имя? Sim-карту я купил в супермаркете, никаких анкет не заполнял, договоров не заключал, с оператором никогда не общался. Следовательно, каким образом компьютер вычислил мое имя? Добро пожаловать в цифровое будущее! — вот и все, что можно сказать по этому поводу.

В некий момент жанр антиутопии превратился в моветон. После Рэя Брэдбери, написавшего в 1953 году «451° по Фаренгейту», к теме антиутопии не обращался ни один уважающий себя писатель. Да, был роман Владимира Войновича «Москва 2042». Но это обличение позднего советского режима и лубочного «русского патриотизма» — удачная, провидческая сатира, но не антиутопия, в строгом понимании жанра.

Впрочем, и роман Брэдбери, который критики единогласно причисляют к антиутопиям, по моему мнению, не является таковым в полной мере. В «451° по Фаренгейту» смазан главный компонент антиутопического текста — концепция власти, которая приходит, как панацея от социальных потрясений, и никуда не уходит, превращая жизнь в кромешный мрак. Брэдбери пишет о политике вскользь. Он угадывает многие технические открытия, на которые, опять же, обращают внимание критики. Но самое важное, он отмечает то, к какой культурной катастрофе ведет американская политика, которую мы нынче именуем «политкорректностью». Он угадывает тему — важнейшую тему современности. Но не более того. Она не отчеканивается в формуле и не разворачивается в целостную картину, к сожалению.

Ведь почему из будущего, по Брэдбери, исчезают книги и люди живут исключительно в мире интерактивного телевидения? Персонаж по имени Битти объясняет все просто и доходчиво. Общество разобщено. Общество разделено на агрессивные группы. И в каждом произведении, каждая из групп найдет что-либо, бросающее тень на ее светлый образ. Следовательно, все книги надо сжечь. Проку от них мало, а головной боли — много. Иное дело — интерактивное телевидение: человек, к которому телеведущий обращается по имени, чувствует себя центром мироздания. Ведь приятно, когда с экрана обращаются лично к тебе, используя, к примеру, звательный падеж.

Антиутопия ушла из литературы, да и в кинематографе, несмотря на обилие постапокалиптических сцен, она не нашла достойного отражения. Повествования о роботах, мутантах, репликантах и прочих химерах, о немытом быте после глобальной катастрофы — все это не имеет к антиутопии никакого отношения. Потому что, повторюсь, антиутопия — это повествование о мире, который трансформируется не технологиями, а властью. Политика — вот центральная тема антиутопии.

Весьма примечательно, что главные тексты в жанре антиутопии написаны англичанами — Олдосом Хаксли («Прекрасный новый мир») и Джорджем Оруэллом («1984»). И даже «Мы» Евгения Замятина — роман неизменно входящий в триаду канонических антиутопий — создан под влиянием английской культуры. «Мы» был написан в Петрограде в постреволюционном 1920 году. Однако политическая концепция романа восходит к повести «Островитяне» 1917 года, написанной Замятиным в Англии. И в этом смысле антиутопия — это сугубо английское явление культуры.

И нет ничего удивительного, что новое высказывание на антиутопическую тему — английское по происхождению. Я говорю о сериале «Черное зеркало», первый сезон которого в 2011 году появился на британском телевидении. В 2016 году права на «Черное зеркало» приобретены американской медиакомпанией Netflix. Демонстрация сериала в США поспособствовала его всемирной известности. На украинских телеэкранах первые три сезона «Черного зеркала» были показаны в 2013 году. Но как-то не сыскали внимания аудитории. В марте 2018 года в Netflix сообщили о работе над пятым сезоном. Хорошая новость. Ждем.

Говоря о сериале, я обращусь исключительно к политической теме. Именно ее развитие, а не только рассказ о технических инновациях дает основания причислять «Черное зеркало» к антиутопическому дискурсу.

***

Видеоверсия статьи:

***

 

К сугубо политическим высказываниям относятся первые две серии первого сезона — «Национальный гимн» и «Пятнадцать миллионов бонусов», а также третья серия второго сезона — «Время Уолдо». «Национальный гимн» — самое шокирующее повествование. Да, грубое; да, почти отвратительное. Но, несмотря на весь свой гротеск, — самое правдоподобное и откровенное.

Зададимся простым вопросом: каково мнение общества о политиках? Иначе, как «свиньями», их никто не называет. К тому же слово «свинья» — это еще цензурное наименование. Если все эти люди, валяющиеся в грязи, а затем излучающие с экранов респектабельность, — свиньи, то пусть и ведут себя надлежащим образом. В «Национальном гимне» террорист принуждает премьер-министра Британии совокупляться со свиньей. И надо отдать должное последнему, тот справился с поставленной задачей. Действительность пришла в соответствие с понятием, суждение с фактом, метафора с жизнью. Не принимая во внимание мнение свиньи, которой была оказана честь премьер-министром, более всех удовлетворен случившимся художник-концептуалист, задумавший и организовавший весь этот террористический перформанс.

Первое, что приводит в ужас, это понимание того, что политика как род деятельности уже не вызывает ни малейшего уважения. Искусство определяет рамки дозволенного. Используя метафоры, искусство выводит нас за пределы обыденного. Но выводит в тот мир, который уже существует. Метафора создает мир, определяя уже существующее. И весь ужас в том, что политик, имеющий свинью перед телекамерами, — это действительность. Наша действительность. Еще несколько десятилетий тому назад такая метафора не могла прийти в голову, наделенную даже самой буйной фантазией.

Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, даже Михаил Горбачев и Леонид Кучма могли вызывать возмущение и критику. Но они находились в ореоле власти. Да, они были людьми со своими человеческими достоинствами и слабостями. Да, тот же Леонид Кучма наворотил слишком много ошибок. Но сама власть сохраняла в нашем восприятии высокий статус. В Рональда Рейгана стреляли, а Леонид Кучма ушел с поста под аккомпанемент революции.

Но что-то важное изменилось. Что-то надломилось. И мир политики стал другим. Мы стали другими. Обратим внимание на важную деталь. Существуют хрестоматийные двойственности: власть и народ, власть и страна, власть и человек. В этой паре власть — всегда активное, созидающее начало. А народ, страна, человек — по определению, начало пассивное, почти женское. Народ всегда недоволен, народ всегда обижается, народ — в редких исключениях — уважает власть, если эта власть олицетворяется такими людьми, как упомянутая Маргарет Тэтчер или ее кумир Уинстон Черчилль. Но что-то изменилось. Потому что в дихотомии «власть — народ» народа уже нет: власти сопоставлена свинья.

Художник-концептуалист показал власти ее грязную сущность. Но показал и сущность народа, страны, человека. Вы, глазеющие на политическое порно, — вы и есть свиньи!

В «Пятнадцати миллионах бонусов» нарратив о политике и народе продолжен в том же ключе. Более того, он усложнен. Власти и народу — плебсу, жаждущему зрелищ, — противопоставлен герой. Он романтичен, он бескорыстен, он влюблен. Его любовь поругана. Он решился на бунт — в единой возможной форме — бунт в прямом эфире. И он проиграл. Плебс, превративший девушку, которую он любил, в проститутку, его превратил в проститутку политическую. Наш герой теперь хорошо кушает, мягко спит и сочиняет революционные монологи, транслирующиеся в развлекательных ток-шоу.

Где-то мы уже такое видели — на экранах украинских телевизоров.

«Время Уолдо» — повествование, опять же, о желании прошибить башкой бетонную стену и о том, как меняет человека сильное чувство. Есть девушка, мечтающая стать новой Маргарет Тэтчер. Сэр, не желаете ли поговорить о распределении налогов в вашем округе? Господа, я хочу рассказать вам о состоянии наших общеобразовательных школ... И всё такое прочее. Это политическая коммуникация в том виде, в каком она и должна быть.

И есть грустный и застенчивый молодой человек — аниматор, озвучивающий и приводящий в движение мультяшный образ по имени «Уолдо». Анимационный образ — полнейшая противоположность его создателя: он воплощение фарса, предвестник политического феномена, имя которому Дональд Трамп. Напомню, первый сезон «Черного зеркала» вышел на экраны в 2011 году, а Дональд Трамп стал президентом США 20 января 2017 года.

Ради смеха Уолдо принимает участие в избирательной кампании. Анимационный трампизм на ура воспринимается публикой. Но вмешивается сильное чувство, неучтенное политтехнологами. Девушка-лейбористка, избравшая себе, однако, ролевой моделью образ железной Маргарет, вызывает интерес у молодого аниматора. Она не только привлекательна, но и наделена убеждениями, что вызывает неподдельный интерес у создателя Уолдо. И он решается на свой подвиг в прямом эфире. И он проигрывает. Политическая машина его перемалывает; публика любит Уолдо, а не его создателя, у которого неожиданно, словно молочные зубы, прорезались чувства, принципы и табу.

Уолдо — это не трампизм в чистом виде. Уолдо — явление более широкое. Уолдо — это пошлость, распространяющаяся, подобно вирусу. Это не только милая плебеям ругань. Это — принципиальное нежелание и пафосная неспособность что-либо воспринимать всерьез, даже собственную жизнь, даже собственную страну. Уолдо — это в первую очередь образ избирателя и гражданина, а уже затем образ политика.

Уолдо — это те аватарки, которые в «Пятнадцати миллионах бонусов» вопили от восторга, наслаждаясь моральным падением девушки. Это те зрители прямого эфира, которые в «Национальном гимне» оказались неспособны оторваться от экрана, с которого их пичкали политическим порно. Это люди, получающие наслаждение от никчемности окружающей их жизни. Ищущие в самом низком оправдание собственной низости.

Создатель Уолдо оказался способным на бунт, потому что оказался способным на чувство. Возможно, именно неспособность чувствовать, чувствовать что-то важное, заставляющее думать об идеалах и принципах, — это именно та, совсем не политическая, причина, которая превращает современное общество в нечто совсем отвратительное. Возможно. Не знаю.

Рэй Брэдбери сказал важные слова о современной демократии и культуре. Но его слова не были услышаны. «Черное зеркало», опять же, говорит о демократии. Антиутопическая реальность создается не умами подлых заговорщиков, думающих о том, как поработить мир, ввергнув его в цифровой концлагерь, а пустыми сердцами и такими же пустыми головами. Антиутопия — это не девайсы. Антиутопия — это человеческая пошлость и глупость.

Тэги: общество, кино, сериал, политика, новости Украины

Комментарии

Выбор редакции
Усик может стать новым президентом Украины?
Усик может стать новым президентом Украины?
Усик может стать новым президентом Украины?
Усик может стать новым президентом Украины?
Список версий гибели группы Дятлова. Видео на канале «Фразы»
Список версий гибели группы Дятлова. Видео на канале «Фразы»
Каталог загадочных объектов, найденных на Марсе. Видео на канале «Фразы»
Каталог загадочных объектов, найденных на Марсе. Видео на канале «Фразы»
Порошенко и его свинья: смотрясь в сериал «Черное зеркало». Новое видео на канале «Фразы»
Порошенко и его свинья: смотрясь в сериал «Черное зеркало». Новое видео на канале «Фразы»
Что говорят о Зеленском известные люди? Видео на канале «Фразы»
Что говорят о Зеленском известные люди? Видео на канале «Фразы»
История украинского масонства на канале «Фразы»: Грушевский, Петлюра, Шевченко и другие
История украинского масонства на канале «Фразы»: Грушевский, Петлюра, Шевченко и другие
Тайные общества Украины. Премьера на канале «Фразы»
Тайные общества Украины. Премьера на канале «Фразы»
Украинцев загнали в культурное гетто. Видеообзор «Фразы»
Украинцев загнали в культурное гетто. Видеообзор «Фразы»
fraza.ua
Усик может стать новым президентом Украины?
Усик может стать новым президентом Украины?
Усик может стать новым президентом Украины?
Усик может стать новым президентом Украины?
В окрестностях злосчастного Крайстчерча выловили гигантский труп
В окрестностях злосчастного Крайстчерча выловили гигантский труп
Астану переименовали в честь Назарбаева
Астану переименовали в честь Назарбаева
Игуменья Серафима – о крестном ходе в Одессе: Наша вера – главная святыня
Игуменья Серафима – о крестном ходе в Одессе: Наша вера – главная святыня
Водитель сумской маршрутки покурил коноплю прямо в салоне. И отправился в рейс
Водитель сумской маршрутки покурил коноплю прямо в салоне. И отправился в рейс
В Сумах роженица умерла от кори прямо в роддоме
В Сумах роженица умерла от кори прямо в роддоме
Школу на Прикарпатье «захватил» загадочный грибок
Школу на Прикарпатье «захватил» загадочный грибок
На Закарпатье произошло кровавое ДТП, среди пострадавших есть дети
На Закарпатье произошло кровавое ДТП, среди пострадавших есть дети
Стали известны подробности убийства молодого бойца АТО в Киеве (18+)
Стали известны подробности убийства молодого бойца АТО в Киеве (18+)
Появился украинский трейлер скандального фильма о священнике-педофиле
Появился украинский трейлер скандального фильма о священнике-педофиле
fraza.ua

Опрос

Что ждет Украину в 2019 году?