ТОП:
Новинки художественной литературы: приключения Бендера в Италии, каннибалы и американский бэби

К...Герой этого плутовского романа не особо переживает из-за того, что «вынужден делать что-то незаконное... вернее сказать, незаконное с точки зрения закона, но вполне нормальное с точки зрения моей морали». Ничего не напоминает? Да-да, герои «Баллады о мошенниках» Энрико Реммерта (СПб.: Лимбус Пресс), молодые итальянские жулики, явно находятся в родстве с героями знаменитой дилогии Ильфа и Петрова. Один из них, двадцатисемилетний романтик, чуть не дотягивающий до Рентона из «На игле» Уэлша, собственно, и рассказывает историю своей компании. Рефлексии, юродивое морализаторство, напоминающие стиль Альдо Нове, одного из итальянских «новых диких». То есть старо, как мир.

«Где-то в этом мире кто-то выкладывает пять тысяч долларов за стеклянную фигурку какого-нибудь животного, — заводит очередную волынку наш герой. — Где-то в этом мире кто-то заботливо помогает вымыться старику, который уже не может сделать это сам. Где-то в этом мире есть даже кто-то, кто читает то, что ты пишешь. Разве не поразительно, как искриста и чудесна жизнь, что тикает секунда за секундой?». На самом деле не очень. На жизнь наши милые жулики зарабатывают то страховкой за авто (которые сами же специально и разбивают), то продажей пацанам фальшивых наркотиков с экзотическими названиями (на самом деле — аспирин). Их предводителю, как и Остапу Бендеру, известны десятки способов законного и не вполне законного изъятия денежных средств у добропорядочных итальянских граждан. И вот, не мелочась, приятели наконец затеяли многоходовую аферу, сулящую огромный куш.

И кто же виноват в том, что наши юмористы живут такой жизнью? Неужели «эти придурки из отдела кадров, которые считают, что изучение Овидия несовместимо с профессиональными обязанностями телефониста»? Или на упомянутую жизнь они не зарабатывают, а все-таки милостиво получают малые крохи от судьбы-индейки? Сейчас поясним, только напомним по ходу, что «более миллиона итальянцев погибло во Второй мировой войне, в Мавритании рабство было упразднено в тысяча девятьсот восьмидесятом году, а на планете Уран ночь длится сорок два года».

В общем, как и было сказано, все это похоже на «Золотого теленка» с «Двенадцатью стульями» с одним лишь отличием — важным и формально, и в жизненном смысле. В Европе, честно говоря, всегда так, и если Остапу Бендеру, кроме кривого огурца, отобранного у Паниковского, нужна была идея, то герои этого романа живут как-то безыдейно, не за кусок хлеба или цветы для Зоси Синицкой. «Мы не родились в полной нищете, в десять лет нас не заставляли шить обувь или ткать ковры, мы не страдаем от тяжелых заболеваний, наш квартал не усыпан противопехотными минами, в наше время нет войны, нам не приходит в голову продать почку, чтобы выжить, мы никогда по-настоящему не знали ни голода, ни жажды». В чем же фишка, спросите? Чему радуется эта толстомордая юность, в очередной раз недоумевал бы Бендер. «На самом деле нам невероятно повезло и мы можем играть с жизнью на собственном поле». С таким везеньем — и на свободе, как, опять-таки, позавидовал бы великий комбинатор.

Впрочем, в полицию наших героев забирают, но поскольку в карманах у «наркодилеров», напомним, лишь аспирин, то можно снова возвращаться к мечтам о том, как далекая Кристина «разделась и, глядя на свое отражение в зеркале над умывальником, осмотрела грудь». И пускай вернуться к любимой, где, если помните Остапа, «тепло и темно, как между ладонями», бывает непросто, надежда на то, что очередные приключения итальянцев будут приняты на ура в наших суровых широтах, безусловно, остается.

По сюжету следующего романа нашего обзора, а именно «Улисса» Ивана Охлобыстина (М.: АСТ), пятидесятичетырехлетний герой, оставшись без вечной отцовской опеки, ведет себя, как школьник. Немудрено — тот дал ему все, от личного умения до семейного бизнеса, включая ненависть к музыке, которую врубал во время редких запоев. Встретив зарубежную красотку, наш мастер-часовщик фантазирует о встрече в отеле, а сам заказывает такси на два часа раньше, чтобы сбежать.

По сути, отличная городская проза о перемещениях во времени, обозначенная, как «задумчивый роман», в котором даже описания природы выказывают явный урбанизм авторской поэтики. Да, и поэт наш автор тоже. «Осень в эти дни окончательно расплескалась ржавым золотом по всей округе, даже резиновые сапоги, утопающие по щиколотку в жирную дорожную, уже с морозным хрустом грязь, — и те казались драгоценностью».

Кроме природы, не обошлось без сатиры. «Политических аналитиков сменяли светские хроникеры, их сменяли зоозащитники или сторонники новых систем изменения сознания и подсознания, а заодно и всей текущей реальности. И те, и другие декларировали в эфир знания малозначительные, новости трудноуловимые, информацию, к обычной жизни отношения не имеющую». Так и видишь бравого автора с наганом в руке, ласково картавящего эту тираду какому-нибудь провинившемуся управдому в фильме «Соловей-Разбойник».

Также присутствуют ностальгические моменты, порой просто незаменимые для возрастной и социальной идентификации героев. Ведь не все «отельные» девушки сразу говорят, что им под полтинник, некоторые уклончиво сообщают, что первый класс оканчивали здесь неподалеку, в сельской школе. «Калугин прислушался к звукам, слабо доносящимся из салона: — Шаде! Музыка юности... У меня тоже в бардачке лежит ее диск. — Это радио, — поспешила разочаровать его женщина».

Больше разочарований в романе, кажется, нет, или они незначительны. Роковая сделка совершена, старинные часы опять идут, музыка сфер услышана (кто ее слышит из чрева часов, переносится в альтернативную реальность), дальше уже по накатанной жанра, вплоть до биографических записок автора в конце. Там, где «много еще о чем думал голенастый третьеклассник, собирая с бабушками черную смородину на деревенском огороде много-много лет назад», резвились дембеля-каннибалы и откровенничал о сексе служитель культа.

Кажется, это и называется современной литературой, хотя более напоминает декаданс. В романе нам могут кокетливо сообщить, что на мониторе в каптерке сельского сторожа висела красочная заставка популярного шутера, и тут же откровенно по-чеховски уведомить, что «большую часть жизни Калугин-младший уже прожил». Ну или даже по-гончаровски, что ли. «Наверное, честным было бы сказать себе, что в последние три года ему больше всего нравилось спать», — узнаем мы о герое. А диалоги? Вкус, испорченный Пелевиным, подскажет какой-нибудь удобный рецепт, а на самом деле все та же классика, когда кричат «Господи!», а Овод им в ответ: «Громче кричите! Может, Он спит!» То же самое здесь. «Жаль, что папа оказался не Богом. — Как это ты понял? — наивно спросила Лиза. — Он умер, — ответил Павел. — Бог может все, — заговорщицки улыбнулась она».

Умников в следующей книге нашего обзора не особо любят. «Подумаешь, он Ролана Барта читал! Что мне твой Барт, мне надо, чтоб стоял и пульсировал во время прилива эмоций», — сообщают в сборнике «За тебя, малыш» Павла Лемберского (К.: Каяла), куда входят три повести и два кинематографических эссе. Одна повесть — о детстве в родном городе Одесса, где «я был тогда не дурак покаламбурить, она же не дура была погулять», откровенничает автор-герой. Короче, «не спала она, по словам Севки, разве что с фонарным столбом. Ну и со мной тоже». Хотя на самом деле девчонки в советском отрочестве были отличные. «В школу она приходила раз в неделю, на большую перемену. Старшеклассники любили ее по очереди. Она даже завучу как-то сняла напряжение в живом уголке помое урока географии. Завуч, плотный лысеющий мужик с рыбьими глазами, пыхтел где-то сзади, а она все смотрела на свернувшегося в три погибели дремлющего удава и думала об артисте Д. Банионисе». Да и кино тоже было неплохое, про шпионов. Хотя год, судя по упомянутой автором песне Пола Маккартни, оказался 1979-м, поэтому капитан Жеглов с д’Артаньяном вовсю правили бал в телевизоре, и какие же после этого шпионы? Да и учебным пособием по английскому в школах-институтах была не газета британских коммунистов «The Morning Star», а «Moscow News», адаптированная для советского обучения языку. А по стилю автора выходят чуть ли не «Волны Черного моря» Катаева. Тоже кино, не книжка. Да и переписка с другом Севкой все больше напоминает записки Хармса, а если точнее, то «Письма не о любви» Шкловского.

А еще здесь много музыки, в частности «Битлз», и даже «волоокий Пол Маккартни» упоминается. Правда, во второй повести ее еще больше, поскольку речь о жизни в Америке, и все совпадает, вплоть до имен. «Почему именно Нэнси? Потому что в песне Rocky Raccoon так девушку звали — Нэнси» (из Белого, добавим, альбома). Но это все ерунда, поскольку «во-вторых, ее любимой группой были Bee Gees, а не Beatles». Да и в реальность ее трудно поверить, как маме Лапы-растяпы у Селинджера — в мифического Джимми Джиммирино. «— Ты куда, к Нэнси? — спрашивала меня каждый вечер мама из кухни, где она практически срослась с плитой. — А к кому же? — грубовато отвечал я и хлопал дверью. И долго потом бродил по безлюдному после шести району и скучал по Севке, Оле и другим ребятам».

Так и большинство героев того времени, насмотревшись «Элен и ребят», проводили дни, месяцы и даже годы в поисках грустного бэби, попадавшего после и в литературу, и в кино, и становившегося настоящей современной классикой.

Тэги: литература, культура, книги, Иван Охлобыстин

Комментарии

Выбор редакции
Как коронавирус ударил по итальянскому футболу
Как коронавирус ударил по итальянскому футболу
Как коронавирус ударил по итальянскому футболу
Как коронавирус ударил по итальянскому футболу
«Небесная сотня» больше не сотня: на Майдане погибли 78 митингующих и 13 милиционеров
«Небесная сотня» больше не сотня: на Майдане погибли 78 митингующих и 13 милиционеров
Половина «Небесной сотни» это фальсификат, - Елена Лукаш
Половина «Небесной сотни» это фальсификат, - Елена Лукаш
Украинцам предлагают рассказать о своих религиозных предпочтениях, ответив на вопросы
Украинцам предлагают рассказать о своих религиозных предпочтениях, ответив на вопросы
Мобилка ночью становится опасной
Мобилка ночью становится опасной
Появился новый телеграм-канал о тайных обществах и заговорах «Адекватный конспиролог»
Появился новый телеграм-канал о тайных обществах и заговорах «Адекватный конспиролог»
Корчинский о Шеремете: Мы в конце-концов пойдем и бомбу туда подложим
Корчинский о Шеремете: Мы в конце-концов пойдем и бомбу туда подложим
«Фраза» запустила Instagram-канал
«Фраза» запустила Instagram-канал
Заработал новый telegram-канал «Авторская аналитика»
Заработал новый telegram-канал «Авторская аналитика»
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
Пьяная вечеринка Гонтаревой: кокс, шлюхи и баксы
fraza.ua
Митрополит Антоний рассказал, какой главный вопрос каждый должен задать себе во время Великого поста
Митрополит Антоний рассказал, какой главный вопрос каждый должен задать себе во время Великого поста
Митрополит Антоний рассказал, какой главный вопрос каждый должен задать себе во время Великого поста
Митрополит Антоний рассказал, какой главный вопрос каждый должен задать себе во время Великого поста
Появилось видео, как мужчина попытался сжечь себя под офисом Зеленского
Появилось видео, как мужчина попытался сжечь себя под офисом Зеленского
Минздрав нарисовал для украинцев два мультика про китайский коронавирус
Минздрав нарисовал для украинцев два мультика про китайский коронавирус
Зеленский подтвердил, что встречался с Тигипко
Зеленский подтвердил, что встречался с Тигипко
В одном из киевских спальников сильный ветер сорвал огромный кусок утеплителя с многоэтажки
В одном из киевских спальников сильный ветер сорвал огромный кусок утеплителя с многоэтажки
В Киеве мужчина зачем-то пытался сжечь своего соседа
В Киеве мужчина зачем-то пытался сжечь своего соседа
Под Киевом мужчина застрелил собственную мать
Под Киевом мужчина застрелил собственную мать
Динозавр в Киеве: в столице открывается необычная выставка
Динозавр в Киеве: в столице открывается необычная выставка
На окраине Киева насмерть забили пожилого мужчину
На окраине Киева насмерть забили пожилого мужчину
С сегодняшнего дня в Украине начинает ходить новая 200-гривневая купюра
С сегодняшнего дня в Украине начинает ходить новая 200-гривневая купюра
fraza.ua

Опрос

Статьи на какие темы вас больше интересуют?