ТОП:
Оборона Донецкого аэропорта: история одного боя

История обороны Донецкого аэропорта обросла многочисленными мифами, связанными прежде всего с явным недостатком информации от очевидцев. Многие боестолкновения еще не получили должного освещения. Но даже те, которые описаны, не всегда освещены корректно. Яркий пример — атака 13-го батальона 95-й аэромобильной бригады на «пожарку» (здание пожарной части аэропорта) 20 января 2015 года. Она интересна исследователям событий войны на Донбассе прежде всего потому, что тогда был потерян единственный за всю войну бронеавтомобиль КрАЗ «Спартан». В разных вариантах от разных авторов в этом бою фигурируют и вражеские танки, и собственное минное поле, и много чего еще. Реальность оказалась несколько проще и в то же время кровавее.

Схема боя 20.01.2015

После кропотливой работы хотелось бы предложить свою версию событий, основанную на интервью с участниками боя, прежде всего одним из офицеров 95-й аэромобильной бригады, который предпочел остаться что называется «за кадром».

«19-го числа мы прибыли на «Зенит», где непосредственно была поставлена задача командиру батальона, и уже в ночное время ротно-тактическая группа (РТГр) прибыла в Пески.

Тут командир батальона поставил мне задачу:
— провести разведку переднего края обороны противника;
— определить систему обороны;
— проверить предполагаемые пути выдвижения РТГр на рубеж выполнения задачи на предмет проходимости автомобильной техникой.

Так как разведданных от старшего начальника было практически «ноль» и они носили противоречивый характер, то рекогносцировка местности перед выполнением задачи производилась по схеме определения целей для артиллерийских подразделений — там, где должен был по идее находиться противник.

Единственный потерянный в бою «Спартан». На фото — командир отделения разведвзвода 95-й аэромобильной бригады Максим Козачек


Также были осуществлены мероприятия по организации взаимодействия с подразделением, непосредственно отвечающим за данный участок, а именно — добровольческий батальон «ОУН».

Во время этой самой «организации» рейда конкретно о наличии противника, о наличии наших минно-взрывных заграждений, а также о системе обороны противника ничего установлено не было, на просьбу предоставить «проводника» для преодоления минно-взрывного заграждения был получен отказ, а просьба предупредить наблюдателя и дежурное огневое средство о нашем выходе, как потом показала жизнь, — просто проигнорирована.

В ходе выполнения задачи было установлено:
1. Первая линия обороны противника, которая обозначалась на схеме по данным, предоставленным старшему начальнику, — отсутствие каких-либо оборудованных огневых позиций противника.
2. Вторая линия — рубеж вторая посадка по направлению Пески — «Собор» [Иверский монастырь] — наличие противника подтверждено.
3. Выдвижение по самой дороге не представлялось возможным из-за высоты снежного покрова, вдоль дорог — из-за раскисшей земли.

Погодные условия — густой туман и высокая влажность — сводили на нет использование ночной оптики и тепловизора, в то же время позволяли достаточно близко подобраться к противнику без высокого риска быть обнаруженным. Поэтому работали чисто на «внутреннем чутье». Подползти удалось где-то на расстояние метров 300 — стали слышны голоса боевиков. Совершив «откат», немедленно об этом доложили командиру батальона, он, скорее всего, доложил выше.

Сгоревший «Спартан» (кадр с беспилотника)

Через короткое время получил новую задачу: «подкорректировать» исходные установки наводки минометной батареи (как я понял, ПНП у артиллеристов не было, решили воспользоваться наличием разведки непосредственно в районе). Они сделали выстрел по цели в районе «Пожарки» и, так иногда случается на войне, не просто попали в эту цель, а попали в что-то конкретно. Впоследствии там что-то загорелось и стали слышны звуки детонации боекомплекта.

Командир батальона принял решение выдвинуться вперед, на скорости преодолеть это расстояние (метров 600), используя железобетонный забор как прикрытие правого фланга. И проскочить это — все-таки основная задача стояла взять под контроль «пожарку» и обеспечить выдвижение группы эвакуации к Донецкому аэропорту.

Во время выезда на дорогу обслуживающего персонала одна из машин наехала на противотанковую мину, в результате чего сдетонировала и вторая. Первая вывела из строя правое заднее колесо, переднее просто разорвалось под моторным отсеком, разорвало мотор.

Я находился на подножке, так как угол движения «Спартана» не позволял контролировать положение противника и как-то не очень было интересно нарваться на танк или еще что-нибудь. Так как стоял на подножке, взрывной волной меня отбросило от «Спартана». Личный состав был немного, мягко говоря, «опешен», у водителя сработала подушка безопасности, дало прямо по лицу.

Два человека находились вне «Спартана», они совершали роль «доразведки», и основной их задачей было выявление возможных мин по пути движения техники. В сам момент подрыва они находились с двух сторон пролома в заборе, предварительно установив безопасность его преодоления. Ударной волной одного солдата откинуло на спину, и он ударился копчиком о бетон (определили уже только в госпитале). Исходя из сложившейся ситуации, я отдал распоряжение немедленно эвакуировать данного бойца, о случившемся доложил командиру, а сам решил вернуться к «Спартану» и снять радиостанцию, чтобы она не попала к врагу.

В это время командир 1-й роты Марковский самостоятельно принял решение выехать на «Спартане», чтобы забрать эвакуированного. Бронеавтомобиль стал крайне неудачно — в просвет посадки. Мало того, во время движения сзади на габаритах слетела светомаскировка (и в итоге они стали светить в направлении противника). А водитель держал ногу на тормозе в готовности отпустить быстренько и уехать (так как коробка на «Спартане» автоматическая). Вот эти два фактора и сыграли свою негативную роль».

«Пожарка» на тот момент (кадр с беспилотника)

Естественно, что противник воспользовался таким стечением обстоятельств и немедленно начал обстреливать колонну броневиков. Тем более что на том направлении у них оказался СПГ-9, расчет которого и стал отрабатывать в сторону наших десантников. Тут стоит сказать отдельно, что буквально все говорят именно о «сапоге», откуда взялась информация об участии танков у некоторых авторов, на сегодня пока непонятно. Вероятно, из-за излишне некритического отношения к россказням боевиков.

Офицер продолжает: «ПГ-9 из СПГ (со стороны хорошо был виден трассер) прилетела в момент загрузки раненого в машину. В результате прямого попадания в верхнюю часть машины и взрыва Марковский и Атаманюк погибли на месте, Виталия (фамилию не помню) взрывом перебило. Второго бойца, который помогал внутри, отбросило внутрь. В результате он ударился и проломил голову. Благодаря тому, что на раненом была каска и бронежилет, он получил только осколочные ранения верхней части бедра, в живот попало и зацепило немного подбородок.

Выдвинулась группа эвакуации, которая под прикрытием огня тела погибших эвакуировала. Ввиду того, что «Спартан» не мог двигаться, но в нем находилось большое количество боеприпасов, было принято решение его «отфотографировать» и расстрелять из РПГ. Стреляли примерно метров со 150, и в итоге только с седьмой гранаты «Спартан» «загорелся».

Поврежденные в бою «Спартаны»

Стоит отметить, что в процессе эвакуации и общего хаоса из-за гибели командира роты (а, как правило, в таких сводных подразделениях лишь командир знал своих людей не только по количеству, но и в лицо) не смогли эвакуировать тело водителя «Спартана» — сорокалетнего контрактника Виталия Ремишевского. Он поныне считается «пропавшим без вести», информации о нем как о погибшем нет на «Книге памяти».

В «Ютубе» по горячим следам боевики выкладывали видео, где боевик по кличке «Ампер» показывал на камеру документы Виталия, которые могли быть найдены только на теле. Однако никогда не было никаких свидетельств того, что тело бойца могло быть у врагов.

Такая простая и бесхитростная фронтовая история, без танков и излишнего «героизма» со стороны боевиков, о чем пишут некоторые авторы. К ней стоит добавить, что основная задача не была выполнена, а непосредственно в ходе боя погибли командир 1-й роты капитан Владимир Марковский и старший солдат Александр Атаманчук, еще один военнослужащий пропал без вести.

Кроме расстрелянного «Спартана», были повреждены еще две машины: одну пришлось тянуть на тросе, а вторая ушла своим ходом. Позже они были восстановлены на Кременчугском автомобильном заводе и ныне служат в той же бригаде.

Тэги: общество, политика, Донбасс, донецкий аэропорт

Комментарии

В Германии самолет «прошил» группу людей, есть жертвы
В Германии самолет «прошил» группу людей, есть жертвы
В Германии самолет «прошил» группу людей, есть жертвы
В Германии самолет «прошил» группу людей, есть жертвы
«Марш УПА» показали с высоты птичьего полета, а в Лавре поймали провокаторов
«Марш УПА» показали с высоты птичьего полета, а в Лавре поймали провокаторов
День защитника Украины: конфуз во время «сноса» памятника Ватутину и массовая драка на Майдане
День защитника Украины: конфуз во время «сноса» памятника Ватутину и массовая драка на Майдане
Ночные посиделки на Борщаговке привели к взрыву, разбудившему всю округу
Ночные посиделки на Борщаговке привели к взрыву, разбудившему всю округу
Жуткое ДТП в Киеве: Mercedes превратился в груду металлолома. Есть погибшие
Жуткое ДТП в Киеве: Mercedes превратился в груду металлолома. Есть погибшие
В Греции погибли 11 мигрантов, попав в смертельную ловушку
В Греции погибли 11 мигрантов, попав в смертельную ловушку
Жуткая авария в Киеве оборвала жизнь молоденьких девушек
Жуткая авария в Киеве оборвала жизнь молоденьких девушек
Киевлян хотят навсегда оставить без горячей воды
Киевлян хотят навсегда оставить без горячей воды
В Германии на ходу загорелся пассажирский поезд. Пришлось эвакуировать более 500 человек
В Германии на ходу загорелся пассажирский поезд. Пришлось эвакуировать более 500 человек
В Африке продолжает бушевать Эбола: число жертв перевалило за сотню
В Африке продолжает бушевать Эбола: число жертв перевалило за сотню
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?