ТОП:
Донецк без Захарченко. Будущее ДНР решается в Киеве

Покушение — один из древнейших инструментов реальной политики. Возможности, которые открывает успешное и даже провальное политическое убийство, были описаны еще брахманом Чанкья Каутилья в трактате об управлении государством четвертого века до нашей эры «Артхашастра», а первый документированный пример — покушение на вавилонского наместника Иудеи Гедалию, совершённое евреями еще в 586 году до нашей эры и описанное пророком Иеремией.

В новейшую историю политические убийства случаются в разных точках нашего шарика в штатном режиме, однако спорадически, в переломные моменты истории их частота резко растет. Не сомневайтесь: это — предвестники большого передела, непременно приходящего вслед за цунами истории, смывающими лидеров, а вместе с ними и выстроенные ими конструкции и надстройки.

Август-сентябрь 2018 года оказались весьма урожайными: от атаки дронов против президента Венесуэлы Николаса Мадуро — до ИГИЛ-стайл покушения на президента Молдовы Игоря Додона. Между тем успешным оказался вполне классический подрыв, навсегда отправивший в историю главу ДНР Александра Захарченко. Не будем, подобно дикарям, танцевать качучу над трупом покойного или, наоборот, посыпать голову пеплом, славя полководца Захарченко. Такой процесс закономерен для истории непризнанных и вообще революционных государств. Лидеры-харизматики всегда отправляются вслед за революционерами-романтиками. Собственно, историческая миссия вождей и есть купирование революционной энергии. И чем дольше жизнь застывает в эпохе вождизма, тем тяжелее становится быт населения.

Захарченко, его клан и его место в истории

Безусловно, в учебники истории Александр Захарченко войдет, независимо от положительной или отрицательной оценки его деятельности. Как мощный повстанческий лидер, появление которого совпало с поворотным моментом глобальной политики, стало точкой отсчета нового формата международных отношений на годы, а возможно, и десятилетия вперед. Как и в случае с другими героями гражданских конфликтов, его личность будет то ассоциироваться с абсолютным злом, то снова вызывать восхищение, далее по кругу, как в случае с его коллегами: Богданом Хмельницким, Емельяном Пугачевым, Львом Троцким, Нестором Махно, Антоном Деникиным, атаманом Зеленым, Симоном Петлюрой, Степаном Бандерой или Сидором Ковпаком.

Так уж сложилось, что ушедшего в бизнес милиционера-недоучку Александра Захарченко кризис застал на должности главы регионального офиса корпорации «Гавриловские курчата». То есть в час «Х» в его распоряжении оказались питание и наличные деньги. Когда регион накрыла волна хаоса, а уличное противостояние стало приобретать характер криминального передела, у него оказался ресурс, позволивший собрать сильную и управляемую военизированную структуру «Оплот». Именно к нему обратились за присмотром активов прежние хозяева Донбасса, а когда вопрос обуздания хаоса встал ребром, то и кураторы из Кремля.

И если руководство боевыми действиями стало заботой многочисленных советников и консультантов, то Александру Захарченко было поставлено задание разобраться с «махновщиной» и навести порядок на вверенной ему территории, чтобы не было стыдно перед мировым сообществом впрягаться за республики дикого поля. Отдадим покойному должное, с этой задачей он справился куда лучше, нежели его коллега из Луганска, и даже отчасти лучше, чем Петр Порошенко. Действовал, впрочем, методами, не совсем адекватными для государственного деятеля, от чего и врагов нажил немало. Как в Донецке, так и за его пределами.

Но главное: чем прочнее Александр Захарченко укреплялся в роли отца русской демократии, тем ожесточеннее становился его конфликт с прежними хозяевами региона, чью роль и влияние в самопровозглашенной республике планомерно множил на ноль не он лично, но сама жизнь. Всякая уступка «старым донецким», на которую шел Александр Захарченко, вызывала резкую критику со стороны повстанческого мильё, а заодно и приближала момент, когда подконтрольному главе республики предстояло возвратить прежним владельцам находящиеся в его управлении структуры.

Более того, раздвоенность в рядах бывших регионалов, оказавшихся по противоположные стороны российско-украинской границы, выглядела для главы самопровозглашенной ДНР подозрительно с точки зрения возвращения в ОРДЛО украинской власти и при непосредственном участии бывших регионалов, заключивших за спиной Донецка и Луганска какой-нибудь пакт между Киевом и Москвой.

Защищая свое положение, Александр Захарченко пошел по классическому пути — отрезать потенциальных оппонентов от кормушки. А главным инструментом стало возглавляемое его ближайшим соратником Александром Тимофеевым (Ташкентом) Министерство доходов и сборов, кошмарившее в непризнанной республике все, что проявляло минимальное стремление шевелиться. Зимой прошлого года, составляя рейтинг политиков самопровозглашенной ДНР, я поставил Ташкента на первое место, отведя Александру Захарченко лишь третье. Вторым я назвал Владимира Пашкова — главу зарегистрированной в Южной Осетии госкорпорации «Внешторгсервис», специально созданной Кремлем, чтобы уберечь руководство бывших ахметовских структур от своевольных поборов главы Миндоха. Между тем даже московскому назначенцу не удалось вырвать из под главы клана Захарченко отжатые угольные активы ДТЭК.

Напомню: предприятия Рината Ахметова на территории ОРДЛО были национализированы вследствие блокады линии разграничения ветеранами украинских вооруженных формирований. Действия ветеранов сделали невозможным дальнейшее их функционирование, до марта 2017 года продолжавшееся в довоенном режиме: поставки угля на территории, подконтрольные Киеву, уплата налогов в фискальные органы Украины.

«Александра Тимофеева принято считать карманом Александра Захарченко. Однако на деле он куда больше, чем карман — он и глаза, и уши, и даже усы, лапы и хвост. А еще кулаки, направленные не наружу, но внутрь республики. Ибо всякий, кто хочет что-либо решать, обязательно должен иметь и твердую финансовую почву под ногами. А это означает автоматическое попадание под колпак всемогущего главы Министерства доходов и сборов», — писал я тогда, отмечая, что в Москве хорошо знают о проделках Тимофеева, как и о покровительстве, оказываемом ему Александром Захарченко.

Между тем не предпринимают никаких шагов: «техническая замена Ташкента условным Ивановым-Петренко-Сидорчуком едва ли изменит сложившуюся под руководством Захарченко систему».

Как это часто случается с авторитарными лидерами, глава самопровозглашенной ДНР давно находился в состоянии изоляции от внешнего мира и руководства самопровозглашенной республикой. Управление государством взял на себя советник из России Александр Казаков, военные консультанты отвечали за обороноспособность, за пиар — выписанный из Москвы писатель Захар Прилепин. В воздушных замках, куда льстивые помощники переселяют всякого вождя-пассионария, в их альковах и нишах любовно чадят благовониями обильно заправленные опиумом лампы, а на накрытых столах переливается желейными боками сдобренный гашишем лукум. Размягченный подхалимами и культом себя мыслительный аппарат лидера порождает фантазии, граничащие с галлюцинациями. И вот Александр Захарченко приветствует создание движения «Захаровцев».

Он обещает взять Лондон, анонсирует проект «Малороссия», с присоединением к самопровозглашенной ДНР большей части территории Украины.
Сибаритствуя в богемном обществе заезжих московских деятелей культуры и прописавшегося на ПМЖ писателя-лимоновца Захара Прилепина, он мнил себя великим полководцем, завоевателем из дикой степи. Упуская, что в его положении актуален не Чингисхан, а Чиханчин.

И в то же время пороги московских фискальных органов обивали пострадавшие от своеволия служащих выстроенной им вертикали. Среди ходоков особо выделялись бизнесмен Сергей Курченко, представляющий интересы окружения и семьи Виктора Януковича; переговорщики от вице-премьера Дмитрия Трапезникова — экс-регионала, обустраивающего работу фирм и фирмочек, аффилированных с прежними хозяевами Донбасса; впавшие в немилость и изгнанные из непризнанной республики российские журналисты, общественные деятели и политтехнологи; впавшие в немилость соратники, вроде бывшего главы ЦИК Романа Лягина, обвинившего Захарченко в том, что глава лично топил его в бассейне.

Молчаливый консенсус

Как шутил советник Владимира Путина Владислав Сурков, в неприсутствие россиян на Донбассе не поверил никто, кроме руководства сепаратистских республик. Это, разумеется, не отражалось на отношениях Москвы и Донецка, построенных по принципу патрона и клиента, однако донбасским лидерам действительно удалось освоить мастерство петлять между капельками карьерных и коррупционных интересов московских чиновников. А еще они уверовали в свою незаменимость.

Более того, рожденное кровавой пеной лета 2014 года руководство республик ОРДЛО стало таким же тормозом минского процесса, как и их киевские коллеги. Ибо для тех, кто воевал или призывал к войне, примирение без победы будет означать риск уже завтра оказаться в лучшем случае списанными в архив, в худшем же случае их может ждать международный трибунал — процедура, крайне неприятная для участников конфликта с обеих сторон. Захарченко и его команда становились все менее удобны в качестве партнеров даже не президенту Порошенко, хотя с Киевом они-то играли в одну игру саботажа мирного процесса. Однако прежде всего они стали неудобны Москве.

Нет, все это вовсе не означает, что за покушением на Александра Захарченко стоит Кремль, а Владимир Путин лично инструктировал ассасинов в погонах. Скорее интересы всех сторон совпали. Петр Порошенко получил хороший пиар накануне избирательной кампании. Теперь, заверяя о непричастности к покушению, он может подавать сигналы избирателю — дескать, все не так просто. Выиграл и возвратившийся в большую политику Виктор Медведчук. Теперь в общении с президентом он может тоже напускать двусмысленность, изображая собственную причастность к событию и подтверждая свою менеджерскую эффективность. Бывшие донецкие из Киева и Москвы избавились от давления клана Захарченко на своих донецких контрагентов. Москва получила разрубленный гордиев узел донбасской политики. ОБСЕ получила возможность перезапуска мирных переговоров. Дончане — надежду на демократизацию политической жизни, увы, маловероятную в условиях объявленного в республике военного положения и режима внешнего управления.

Не так уж и важно, кто непосредственно минировал кафе «Сепар» — в условиях гражданского конфликта все агенты даже не двойные, а как минимум тройные. Важно то, что пока одни готовили теракт, другие делали вид, что ничего не видят, и вокруг устранения Александра Захарченко возник молчаливый консенсус. В выигрыше, кстати, оказался даже сам покойный. Точнее его имя в истории. Ибо глава самопровозглашенной ДНР вплотную подошел к той черте, когда беспредел, чинимый в республике от его имени, стал перевешивать его личные харизму и отвагу. Продержись он у власти еще год, история бы не простила.

Тут следует понимать, что особенность гражданского конфликта, отличающая его от войны классической, состоит во взаимпроникновении противостоящих друг другу систем и структур, ведь люди, работающие в тех же СБУ и МГБ непризнанных республик, еще вчера были коллегами, даже нередко разделяли взгляды на политику. Что уж говорить о политиках и их консультантах, управленцах, госслужащих, журналистах и прочих осведомленных людях, без участия которых не происходит ни одно покушение.

Помните представленное СБУ видео, где Надежда Савченко и Владимир Рубан общаются с Захарченко и Тимофеевым? А еще, помните, в деле Савченко присутствовал некто «Кедр» — кадровый ликвидатор СБУ, именно он обратился к Рубану с просьбой вывезти оружие, которое позднее было у переговорщика изъято? Мутная история, очевидно, но еще более мутными представляются коммуникативные шлюзы, столь глубокая интеграция противников.

Или другой пример. Сидит в Народном совете самопровозглашенной ДНР некто Светлана Дадашова, народный депутат, член фракции «Свободный Донбасс», ближайшая соратница лидера Союза Ветеранов Донбасса «Беркут» Юрия Сивоконенко. До начала событий 2014 года Светлана Дадашова была активисткой ВО «Батькивщина», входила в число организаторов Евромайдана. Каким образом человеку с такой репутацией удалось пройти все фильтры, оказавшись в команде экс-кандидата на пост главы непризнанной республики, одному Богу известно. Кстати, в СВД «Беркут» состоят не просто ветераны, а ветераны органов МВД. МВД Украины, разумеется, ибо на момент выхода этих людей в отставку ни о какой независимости региона речи не шло.

Нет, я ни в коем случае не приписываю ни одной из указанных дам и организаций участие в подготовке терактов. Я лишь отмечаю огромное количество клубков и закутков личных отношений и связей, где условные руки Киева, Москвы и Донецка могут легко встретиться для рукопожатия и даже заключить пакт против другой руки.

Обострения не будет. Будет разбор полетов

Убийство целого главы самопровозглашенной республики вызвало шок. Ведь нешуточное дело — ликвидация подписанта минских соглашений, одним из подпунктов которых были гарантии личной безопасности участников переговоров. Некоторые горячие головы усмотрели тут целый «казус белли», а в муромских лесах срочно отыскали якобы причастного к ИГИЛ выходца из Дагестана, признавшегося в подготовке покушения на одного из проживающих на Смоленщине полевых командиров по заданию СБУ. В Донецк из Москвы отправилась целая следственная комиссия.

Между тем ничего экстраординарного не произошло. Никто не стал пороть горячку, тыча пальцем в направлении Банковой. Наоборот, следствием визита комиссии стал разгром клана Александра Захарченко и возбуждение уголовных дел против Александра Тимофеева. Еще вчера грозному главе Миндоха теперь вменяют преследование предпринимателей — вплоть до прямых «отжимов» собственности, тогда как сообщения донецких агентств все больше напоминают стиль и манеру публикаций в украинской прессе в рубрике «их нравы».

«Ты здесь никто, и звать тебя никак, мы тут хозяева и считаем, что предприятие должно быть нашим», — передает агентство ДАН слова, сказанные Тимофеевым в беседе с предпринимателем Вадимом Савенко, директором АПК «Колос Д» — одного из ведущих с-х предприятий непризнанной республики, собственность которого была отчуждена в пользу конкурентов якобы по личной инициативе Александра Тимофеева.

Расформированы личные подразделения Захарченко и Тимофеева: спецотряды МЧС «Легион» и Минтранса «Витязь». Личный состав подразделений уже перешел под командование армейского корпуса. Судьба «Пятнашки», «Патриота» и «батальона Захара Прилепина» пока решается, но, как утверждают компетентные источники в руководстве ДНР, вероятнее всего, они будут переведены в управление МВД, Республиканская Гвардия станет подразделением МГБ. Нам этом, собственно, и заканчивается эпоха самостоятельных вооруженных формирований, а от революционного пафоса, некогда витавшего в головах жителей Донбасса, не останется и следа. Революция оказалась полностью вытеснена экзистенциальной реальностью, с ее безработицей, бедностью и жутковатым дыханием войны.

Александр Тимофеев, не ставший дожидаться ареста в самопровозглашенной ДНР, спешно ретировался в Москву. Там он отметился на подмосковной даче писателя Захара Прилепина, в обществе экс-советника покойного главы республики Александра Казакова, военкоров Семена Пегова и Дмитрия Стешина, сербского снайпера Даяна Берича и самого хозяина. Выглядели, следует признать, весьма потрепаннными и перепуганными.

Устранение группировки Александра Захарченко, между тем, не принесло возглавляемой Сергеем Курченко группе московских донецких ожидаемых дивидендов. Ставленнику клана Януковича вице-премьеру Дмитрию Трапезникову не просто не удалось занять пост ВрИО главы, ему пришлось бежать в Москву вслед за Ташкентом, поскольку, по мнению московской комиссии, присланной для поиска убийц Александра Захарченко, Тимофеев и Трапезников в равной степени ответственны за процветающие в самопровозглашенной республике тотальный финансовый экономический и политический беспредел, распил и коррупцию. Выведенные из состава Кабмина министры представляют обе противоборствовавшие группы. Это и приближенные Захарченко (глава минюста Елена Радомская и глава минтранса Ростислав Маркелов), и ставленники старых донецких (министр агропромышленности и продовольствия Владимир Антонов и министр промышленности и торговли Алексей Грановский).

Пушилин. Минск. Стоит ли ждать конкурентных выборов

Денис Пушилин, отметившийся в роли протестного лидера в первые недели, однако с началом боевых действий не вписавшийся в камуфляжную реальность, ворвался в политическую жизнь самопровозглашенной республики три года назад. 15 февраля стороны подписали «Минск-2». И спустя полгода Москва, мечтавшая об отмене экономических санкций, всерьез озадачилась отсутствием каких-либо шагов по его выполнению. Первый этап (отвод тяжелых вооружений) пускай и со скрипом, но все же был реализован. Но как только дело дошло до принятия оговоренных инициатив, Киев, Донецк и Луганск синхронно принялись саботировать процесс.

Сегодня парламенты самопровозглашенных республик готовы на ура принять любую спущенную из Кремля инициативу, а вот в 2015 году Москве пришлось жестко доказать Донецку свою способность продавливать любые решения. Пост спикера парламента самопровозглашенной ДНР тогда занимал Андрей Пургин — с домайданных времен сторонник федерализации Украины. Он даже подвергался тогда преследованиям со стороны СБУ, как сепаратист, а после 2014 года занял в отношении Киева самые непримиримые позиции.

4 сентября 2015 года возвращавшихся из Ростова Андрея Пургина и сопровождавшего его руководителя секретариата парламента самопровозглашенной ДНР Алексея Александрова заблокировали на пропускном пункте Успенка силовики самопровозглашенной ДНР. Затем им всё же позволили пересечь границу, однако на подъезде к Донецку они были арестованы сотрудниками МГБ. Одновременно вооруженные люди окружили парламент самопровозглашенной республики, и депутаты, созванные на экстренное заседание, проголосовали за отставку спикера и назначение на его должность Дениса Пушилина.

Тут важно отметить, что антирейтинг Дениса Пушилина не уступает даже антирейтингу Александра Тимофеева, на которого дончане списывали все недовольство правлением Александра Захарченко. Отсутствие военных заслуг, помноженное на командно-административную технологию захвата власти — уже букет сложный с точки зрения обретения народной любви. Масла в огонь подливает еще и биография: будущий ВрИО главы ДНР в свое время возглавлял донецкий филиал финансовой пирамиды МММ.

Впрочем, именно этот опыт, вероятно, и приглянулся московским кураторам, ибо финансовая пирамида — это модель всякой политической организации, способная и поддерживать интерес концессионеров, и привлекать новых. Да и сам МММ — структура надежная, точно не имеющая никакого отношения к СБУ и другим спецслужбам Украины. А еще бывший мошенник — человек податливый. Он знает свое место и никогда не станет прыгать выше головы ради каких-либо идеалов.

Захват Денисом Пушилиным поста главы самопровозглашенной республики тоже грянул как гром среди ясного неба. До самого появления гостей из Москвы такой поворот даже не рассматривался, а за наследие Захарченко боролись группы Ташкента и Трапезникова. Между тем о грядущих переменах в Донецке свидетельствовали события в Киеве, а именно актуализация такой политической фигуры, как Виктор Медведчук.

Впрочем, обо всем по порядку. Денис Пушилин занимал в моем прошлогоднем рейтинге лишь шестое место. «Чем больше приходится выдумывать новых схем запуска экономики в обход Минска, тем ниже падает влияние Пушилина», — писал я тогда, отмечая, что Денис Пушилин остается самой близкой к Владиславу Суркову фигурой в ДНР. «Их отношения можно сравнить с отношениями Петра Порошенко и бывшего вице-президента США Джо Байдена, вот только капитализировать эти отношения становится все труднее. В настоящее время он лишь курирует Минск, рассчитывая, что рано или поздно он заработает. И уже тогда Денис Пушилин снова окажется на коне, а многие фигуранты данного рейтинга будут окончательно списаны — в лучшем случае в учебники истории, а в худшем — в утиль». Минск не заработал, однако обнадеживающее появление в большой игре Виктора Медведчука могло послужить знаком.

Впрочем, Москва оставляет за собой возможность отыграть ситуацию назад. Денис Пушилин возглавляет самопровозглашенную республику временно, и выборы назначены на 11 ноября. Очевидно, Кремль теперь ждет со стороны Киева встречных действий — например, отставки ультраправого спикера Верховной Рады Андрея Парубия. В конце концов, украинская сторона не сможет выполнить ни одного из прописанных Минском шагов до тех пор, пока в парламенте председательствует основатель социал-националистической партии. Если такого рода действия будут иметь место, в поддержку Дениса Пушилина выступит весь донецкий админресурс и его избрание произойдет, невзирая на низкую поддержку.

Благо поддержку Пушилину уже высказали многие ближайшие соратники Александра Захарченко — такие, как Александр Костенко (Скромный) и Эдуард Салихов (Морпех), входившие в группу, именуемую в донецких политических кругах «деревянными солдатами Урфина Джуса, и по совместительству владельцы кафе «Сепар», где был убит Александр Захарченко.

В противном же случае Москва всегда сможет все отменить. А именно провести выборы, на которых непопулярному главе непопулярного парламента предстоит встретиться с почти забытыми, но соответственно лишенными негатива со стороны дончан уличными лидерами первой и второй волны. Теми, кого Александр Захарченко выдавил из властных структур: с упомянутым ранее Андреем Пургиным, с экс-главой СНБО и командиром батальона «Восток» Александром Ходаковским, с самопровозглашенным губернатором Донецкой области Павлом Губаревым. То есть с теми, за кем все еще стоит реальная поддержка как минимум больших общественных организаций и интернет-сообществ. Пушилину, в свою очередь, не обладающему ни харизмой, ни какими-либо реальными организациями, за исключением разве что давно забытого МММ, будет чрезвычайно трудно противостоять этим людям.

Разумеется, прямо этот ультиматум не озвучивается ни в Москве, ни в Донецке, ни в Минске. Однако он четко подразумевается. Во-первых, вопреки протестам Киева и его западных партнеров выборы уже назначены на 11 ноября. И хотя московские политтехнологи в один голос твердят о невозможности поражения Дениса Пушилина, подобные сигналы, очевидно, тоже являются частью торга. По крайней мере, о желании участвовать в выборах уже заявили Александр Ходаковский и Павел Губарев. Разумеется, Москва всегда может их отговорить или соответствующим образом организовать подсчет голосов и избирательный процесс. Но только если захочет. А для этого мелькания Виктора Медведчука на канале 112 будет явно недостаточно.

Тэги: общество, Донецк, политика, Донбасс

Комментарии

Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
Украинский боксер Василий Ломаченко победил Хосе Педраса, отправив его в два нокдауна
«Кремлевский рашизм - вон за Дон!»: проукраинские поляки сорвали концерт ансамбля имени Александрова
«Кремлевский рашизм - вон за Дон!»: проукраинские поляки сорвали концерт ансамбля имени Александрова
В Африке обнаружили упавшую «тарелку» инопланетян
В Африке обнаружили упавшую «тарелку» инопланетян
В центре Днепра внезапно начались массовые беспорядки
В центре Днепра внезапно начались массовые беспорядки
В Харькове люди обезвредили неадеквата, который приставал к детям
В Харькове люди обезвредили неадеквата, который приставал к детям
В Москве довольно опасно чистят крыши от снега
В Москве довольно опасно чистят крыши от снега
В УПЦ сравнили действия Порошенко с методами Ленина и Сталина
В УПЦ сравнили действия Порошенко с методами Ленина и Сталина
Белорусские художники покажут в Киеве магических существ и много еды
Белорусские художники покажут в Киеве магических существ и много еды
«Разумная сила»: Полицейские в заложниках – какие еще плоды принесла реформа полиции
«Разумная сила»: Полицейские в заложниках – какие еще плоды принесла реформа полиции
Генеральную прокуратуру обязали заняться оскорблениями Парубия в адрес священников УПЦ
Генеральную прокуратуру обязали заняться оскорблениями Парубия в адрес священников УПЦ
fraza.ua

Опрос

К чему приведет автокефализация украинского православия?