TOP:
  • Все новости
  • Фото
  • Видео
Читайте также другие Новости Украины

Новости партнеров

Новости партнеров


Статьи

Елена Телига. Роман с национализмом

Автор: Андрей Подволоцкий


Литератор, журналист

«фрАза»


...С 1929 г. лидеры Организации Украинских Националистов как минимум дважды предлагали Дм. Донцову стать официальным идеологом — и дважды д-р Донцов отказывался от этой чести. Очевидно, он не хотел обременять себя партийной дисциплиной и желал остаться просто «властителем дум» украинской радикальной молодежи.


Говоря о Дм. Донцове 1930-х годов, нельзя пройти мимо одной пикантной истории из его жизни, о которой ныне принято умалчивать.
В 1933 г. пятидесятилетний главный редактор солидного львовского журнала знакомится с молодой двадцатисемилетней украинской поэтессой Еленой Телигой (в девичестве — Шовгеневой).

Елена была дочерью одного из деятелей УНР в эмиграции, а в то время — ректора Украинской хозяйственной академии в Подебрадах (Чехословакия) Ивана Шовгенева. Она была типичная «папина дочь», амбициозная и несколько взбалмошная. Воспитанная скорее как российская гимназистка, она познакомилась со своим будущим мужем, кубанским казаком Михаилом Телигой в возрасте 19 лет — тот обучал будущую украинскую поэтессу... украинскому языку!

Один из друзей семьи Шовгеневых Леонид Мосендз тайком отправил первые опыты юной поэтессы в донцовский «Вестник». Как ни странно, но стихи пришлись по душе главному редактору, который тут же их и опубликовал. Вскоре они познакомились лично, и маститый литературный критик взял начинающую поэтессу под свое крыло.

На ту пору отношения в семье Донцовых были довольно холодны (хотя его жена Мария Донцова-Бачинская и продолжала активно помогать мужу в издании «Вестника»). Не нужно также забывать, что пани Лена (как звали её друзья) была замужем... Тем не менее между духовным учителем и его ученицей (Донцов в письмах называл её «милое создание») вспыхнул роман, который продолжался несколько лет.


Дм. Донцов и Е. Телига. Варшава, 1930-е годы.

Общаясь с Донцовым, с «вестниковцами», многие из которых были не просто украинскими националистами, но и членами подпольной организации ОУН, Телига и сама прониклась украинской национальной идеей и вступила в ряды оуновцев (это произошло в 1939 г.). В октябре 1941 г. она едет в Киев и там сотрудничает с оуновской (мельниковской) газетой «Украинское слово» и еженедельником «Литавры».

Однако в 1942 г. отношения между своенравными оуновцами и нацистами испортились, газета была закрыта, ее сотрудники арестованы и впоследствии расстреляны в Бабьем Яру (по другой версии, её казнь произошла прямо в здании гестапо). Елена Телига разделила эту печальную участь со своим мужем (тот, узнав об аресте жены, сам сдался немцам), нацарапав напоследок на стенке камеры трезубец и слова: «Тут сидела и отсюда идет на смерть Елена Телига». Это случилось 22 февраля 1942 г.

Говорят, когда Донцов узнал о смерти бывшей любовницы, он обвинил в этом «мельниковцев»: «Затянули туда для работы, а потом там бросили!».
Но, по большому счету, Дм. Донцов должен был сам прекрасно понимать: это ведь именно он «затянул» Елену Телигу в националистическое движение, чем во многом определил её судьбу...

Однако раздумывая над трагической участью поэтессы, чья жизнь и творчество оборвались в расцвете сил, приходишь к выводу, что именно к такой жизни — короткой, но яркой — она и сама стремилась. В своё время Елена вскружила голову и пылкому музыканту Михаилу Телиге, и философу Дмитрию Донцову, и яркому поэту Олегу Ольжичу, но свой идеал она видела в другом. В довоенной «вестниковской» статье «Какими нас жаждете?» молодая поэтесса в свое время написала: «Она (украинка. — Авт.) уже не хочет быть ни рабыней, ни „вамп“, ни амазонкой. Она хочет быть Женщиной. Но лишь такой женщиной, которая является отличным, но равноправным и верным союзником мужчин в борьбе за жизнь, а главное — за нацию».

При этом самый яркий образ украинки нового типа в поэзии она находила в... лермонтовской княгине Щербатовой (?!):

На светские цепи,
На блеск утомительный бала
Цветущие степи
Украйны она променяла,
Но юга родного
На ней сохранилась примета
Среди ледяного,
Среди беспощадного света.
Как ночи Украйны,
В мерцании звезд незакатных,
Исполнены тайны
Слова ее уст ароматных,
Прозрачны и сини,
Как небо тех стран, ее глазки,
Как ветер пустыни,
И нежат и жгут ее ласки.
И зреющей сливы
Румянец на щечках пушистых
И солнца отливы
Играют в кудрях золотистых.
И, следуя строго
Печальной отчизны примеру,
В надежду на бога
Хранит она детскую веру;
Как племя родное,
У чуждых опоры не просит
И в гордом покое
Насмешку и зло переносит;
От дерзкого взора
В ней страсти не вспыхнут пожаром,
Полюбит не скоро,
Зато не разлюбит уж даром.




Теги: Елена Телига

Ссылки по теме:

Комментарии:

Новости партнеров

Load...



Опрос

Кто вы?