TOP:
  • Все новости
  • Фото
  • Видео
Читайте также другие Новости Украины

Новости партнеров

Новости партнеров


Статьи

Днепропетровск распродают оптом и в розницу

Автор: Ольга Юдина


Журналист (Днепропетровск)

Игорь Куликовский, «фрАза»


Если вы думаете, что купить недвижимость на центральном проспекте Днепропетровска по 100 долларов (800 гривен по курсу на конец 2012 года) за квадратный метр нереально, вы ошибаетесь. Либо слишком трепетно относитесь к закону. 54 объекта городской коммунальной собственности в рамках дела о банкротстве одного из коммунальных предприятий (КП) перешли в частные руки и за меньшие деньги.

Схожая схема была реализована летом 2013 года через банкротство городского КП «Специализированный ремонтно-строительный участок». Наши публикации о незаконном отчуждении 96 зданий и помещений легли в основу прокурорской проверки и возбуждения уголовных дел по факту незаконного завладения имущества городской общины. Сейчас вопрос о возврате имущества городу решается в судах. Мы надеемся, что и новую схему ждет та же участь.

Два слова о банкротстве

С точки зрения использования законных лазеек в корыстных целях завладения коммунальным имуществом банкротство — самая надежная и распространенная схема.

Иногда право собственности на объекты «узаконивают» через судебные решения, но этот вариант не так надёжен — решение можно оспорить. Иногда действуют по договоренности с исполнительной службой, наложившей арест на имущество и его реализующей. Но и здесь не всё так просто. ГИС — орган, подчиняющийся по ведомственной вертикали, органы местного самоуправления влияния на него не имеют. Да, договориться можно, но сложно и дорого.

Остается банкротство, как правило — фиктивное, с привлечением в качестве «кредиторов» приближенных к организаторам схемы частных фирм (что мы уже видели на примере «скандала о 96 объектах»). Дешево и надежно.

Есть, конечно, относительно мотивированное и прозрачное банкротство КП. Город давно пользуется этой схемой — банкротит захлебнувшиеся от коммунальных неплатежей предприятия, одновременно создавая аналогичные новые, предварительно переписав на них имущество банкрота. Так спасали в свое время горэлектротранспорт, предприятия теплоэнерго и прочие жизненно необходимые предприятия.

Но дальше схема зажила своей собственной жизнью, и уже не в интересах города. У нас зачем-то созданы сотни коммунальных предприятий с не известными никому функциями. За их финансово-хозяйственной деятельностью не представляется возможным уследить даже депутатам и прокурорам, не говоря уже об обычных горожанах. Хронические долги этих КП уже никого не удивляют, почему-то стало совершенно нормальным, что предприятия, которые должны приносить казне доход, вместо этого проедают бюджет.

Бесконтрольность, как известно, всегда беременна злоупотреблениями. Какими именно, мы расскажем на примере КЖЭП «Левобережье», и отметим, что такая же участь вполне может постигнуть и другие, пока еще «живые» коммунальные жилищные предприятия вроде районных КПЖЭРП, с которыми сегодня власть активно «экспериментирует».

Благими намерениями...

В 2000 году было создано областное КП «Пивденне» — детище экс-мэра и тогдашнего губернатора Николая Швеца. Через год оно распалось на четыре КП: «Пивденне», «Аэропорт», «Центральное» и «Левобережье». Именно этим предприятиям на баланс были переданы в общей сложности около двух тысяч жилых домов, ранее принадлежавших ведомствам и предприятиям, — от огромного Южмаша до небольшого стрелочного завода.

Дело в том, что приватизированные предприятия массово отказывались от социальной сферы и обращались к местным органам власти с просьбой принять на свой баланс жильё, садики, общежития — то, что не было перепрофилировано под коммерческую сферу. Почему жилье днепропетровцев принимал не город, а область — это отдельная песня. Вместе со скучными пяти-шестнадцатиэтажками (в довольно запущенном состоянии) областная власть получала и встроено-пристроенные помещения (библиотеки, музыкальные школы, магазины и тому подобное добро), которые можно было успешно приватизировать.

За два недолгих года эти областные КП (а соответственно, и жилой фонд) были доведены до ручки, до грани банкротства. Долг одного лишь «Левобережья» перед облэнерго составлял около 5 миллионов (при этом штат КЖЭПа был раздут до 700 человек). Миллионные долги были и перед «Нафтогазом Украины», и даже перед мусороперевозчиком (тогда — ООО «Экология Украина»). Мусорщики, помнится, устроили акцию протеста почему-то перед горсоветом, хотя идти им нужно было под ОГА. В домах останавливались лифты, не вывозился мусор, не было тепла.
А «Левобережье», якобы реагируя на требования кредиторов, понемножку распродавало имущество. Облсовет показательно грозил кулаком и пачками слал в «Левобережье» письма, указывая, что продавать объекты без решения сессии незаконно.

Когда Швеца в губернаторском кресле сменила глава финдепартамента Деева, в 2003 году она скинула изрядно пощипанные «Пивденне», «Левобережье» и «Центральное» на плечи города вместе со всеми накопившимися долгами.

Через год практически весь жилой фонд «Левобережья» был передан на балансы городских ЖЭКов. А само предприятие оставили умирать с растущими каждый день долгами. При этом городские чиновники начали проворачивать весьма занимательные схемы с нежилыми помещениями, коих на балансе «Левобережья» тогда ещё было немало.

Вначале здесь пользовались «областной схемой», продавая объекты (часто сменив их адреса), которые были в налоговом залоге, без решения сессии, но по решению суда. Источники в исполнительной службе намекнули, что это дело в 2005 году лично курировал один из тогдашних вице-мэров. Но долги КП, как вы можете догадываться, от этих точечных продаж никуда не девались, наоборот — росли.

И вот, наконец, 15 июня 2011 года на сессии горсовета принимается решение об окончательной ликвидации КП «Левобережье». Ликвидационная комиссия подсчитывает активы КП и принимает решение, что их стоимости (основные средства — 507,4 тысячи гривен, дебиторская задолженность — 1,1 млн) недостаточно для погашения требований кредиторов (а они на тот период хотели вернуть себе 7 383 787,31 гривны). Поэтому комиссия обращается в суд с заявлением об открытии процедуры банкротства в отношении КП. 14 августа 2012 года судья Хозсуда Бондарев принимает решение о начале ликвидации «Левобережья». Ликвидатором назначают арбитражного управляющего Барановского.

18 декабря 2012 года утверждается реестр требований кредиторов к банкроту уже на сумму в 9 731 215,74 гривны. Кредиторы — это Пенсионный фонд, фонд соцстраха, центры занятости, налоговые службы, «Укртрансгаз» и «Газ Украины» (предприятия «Нафтогаза»), облэнерго, горводоканал, «Интерпайп», запорожское «Днепрооблэнерго», КП «Пивденне» и «Городские тепловые сети».

8 мая 2013 года в суд поступает жалоба городского КП «Бюро учета имущественных прав и деятельности с недвижимостью» на «незаконные действия ликвидатора». Якобы он включил в ликвидационную массу в том числе и те объекты, которые, согласно решениям сессии, должны были быть переданы на баланс бюро. Ликвидатор Сарычева, сменившая в то время Барановского, подает отзыв на жалобу, отметив, что с момента начала ликвидации все функции горсовета как органа управления имуществом должника заканчиваются. Стало быть, всё имущество в ликвидмассу было включено законно и подлежит реализации. Через 6 дней с имущества снимается арест, и по результатам торгов 54 объекта коммунальной собственности переходят в частные руки.

 

 

Совсем чужое имущество

Устав ГКП «Левобережье» утвердили в 2004 году. В этом же году приказом комитета коммунальной собственности все имущество, находящееся на балансе «Левобережья», «Пивденного», «Центрального» и всех районных КП ЖРЭП, закрепили за ними на праве полного хозведения.

Соответственно, в случае ликвидации предприятий все это имущество автоматически попадало в ликвидационную массу. Уже в процессе банкротства правовой режим с целью сохранения имущества теоретически можно было сменить. Город этого не сделал. Почему?

С точки зрения отсутствия контроля, городским чиновникам уход в судебную процедуру был весьма выгоден. Ведь если речь идет о заведомо незаконных действиях, то никому не хочется нести за это ответственность. Тем более что практически по каждому действию с имуществом городской общины необходимо, помимо прочего, решение сессии.

Собственно, тот факт, что городская власть не собиралась заниматься процессом санации, подконтрольной общине ликвидации КП и его долгов, видно невооруженным глазом. Не утверждались ни порядок, ни сроки ликвидации, ни документ, регулирующий права и обязанности ликвидационной комиссии, не был решен вопрос с финансированием самой процедуры и затрат на увольнение работников и многое другое. Хотя об этих нарушениях работники «Левобережья» неоднократно информировали и чиновников, и правоохранительные органы.

Долгие годы городским советом игнорировались просьбы налоговой продать имущество в счет погашения долгов перед бюджетом. Это можно было бы понять, если бы горсовет хотел спасти имущество, но на самом деле он этого не хотел. У горсовета было полтора года со дня принятия решения о ликвидации до момента признания КП банкротом, чтобы передать нежилой фонд «Левобережья» на балансы другим КП. Говорят, что передаче мешали аресты имущества, которые были сняты лишь 16 мая 2013 года. Хотя по закону сразу же после принятия решения о ликвидации еще в 2011 году комиссия должна была направить письмо в исполнительную службу с просьбой эти аресты снять. И второе: аресты вовсе не мешали передаче. Ответственность могла наступить лишь при составлении актов описи и ареста конкретно определенных объектов и передачи их на хранение какому-либо лицу с внесением соответствующих записей в госреестр на отчуждение недвижимого имущества. Но никто таких актов описи и ареста в глаза не видел и на них не ссылался.

Более того, до 2013 года все недвижимое имущество, находившееся на балансе «Левобережья», не было зарегистрировано за ним в госреестре права собственности! Ничего не мешало горсовету, который является всего лишь представителем собственника — территориальной общины города, перекинуть эти объекты на баланс другого КП. И эта передача не являлась бы отчуждением имущества. Дело в том, что городская община не являлась ни должником, ни субъектом дела о банкротстве КП, и в отношении единственного законного собственника аресты и не устанавливались. Понимаете?

Ловкость рук

Работники «Левобережья» еще в 2011 году писали в областную прокуратуру и умоляли взять под личный контроль процедуру ликвидации КП. Они обращали внимание на очевидное — отсутствие техпаспортов на объекты недвижимости и отсутствие их перерегистрации с бывших владельцев на КП.

Формирование ликвидационной массы из объектов, впоследствии оценивающихся и реализуемых через торги, невозможно без регистрации права собственности или другого вещного права за предприятием-должником. Проводить оценку имущества и уж тем более продавать его на торгах является прямым нарушением закона. На момент открытия ликвидационной процедуры ни один из объектов юридически за КП зарегистрирован не был. Думаете, это помешало провести торги? Ничуть.

Рассмотрим для примера несколько договоров купли-продажи объектов, реализованных в процессе ликвидации «Левобережья». В частности, два помещения (этажа) здания по адресу пр. «Правды», 42 были проданы 11 июня 2013 года ЧП «ЦЕССИЯ», а помещение по ул. Богдана Хмельницкого, 2/1 отошло 29 июля 2013 года ООО «МАРКЕТГРУПП».

В тексте договоров, завизированных частным нотариусом Ириной Мудрецкой, значится, что заключены они были на основании решения Хозсуда от 16 мая 2013 года, которым с объектов были сняты аресты. А также — на основании протокола собрания комитета кредиторов от 25.12.2012, протоколов № 39 и № 40 открытых биржевых торгов «по купле-продаже имущества, которое (Внимание! — Авт.) принадлежит „Левобережью“, от 27.12.2012» и отчета о независимой оценке нежилых помещений, составленного ФОП Санжаревским, от 15.11.2012, актуализация которого была проведена 07.05.2013.

В двух договорах сказано, что продаваемое имуществом принадлежит «Левобережью», в одном говорится, что городскому совету. Кажется, даже нотариус запуталась. Что и немудрено.

Дело в том, что право собственности за территориальной общиной в лице горсовета на эти объекты было зарегистрировано в госреестре лишь 8 мая 2013 года. В тот же день (хорошо сработали регистраторы, оперативно!) в реестре появилась и вторая запись, свидетельствующая о том, что «Левобережье» владеет имуществом территориальной общины на праве полного хозведения. Через 8 дней с имущества были сняты аресты. Еще через пару дней имущество было продано.

Напомним: в договоре указано, что на торгах продавалось имущество «Левобережья». Мы же знаем, что это не совем так. Тогда это имущество отражалось всего лишь в балансе (т. е. в бухгалтерском учете) у КП, хоть и на закрепленном уставом праве полного хозведения. Кроме того, даже если бы реализуемые объекты и были юридически зарегистрированы за «Левобережьем», оценивать их и выставлять на торги было противозаконно, ведь они еще были в налоговом залоге!

Но в ноябре ликвидатор спокойно проводит оценку не принадлежащего ему по закону имущества, в декабре выставляет его на торги, 7 мая проводит актуализацию оценки, 8-го происходит регистрация права собственности за КП, 16-го с имущества снимаются аресты и оно уплывает в руки частных лиц! На каком законном основании, спрашивается, проводилась оценка? На каком основании проводились торги?

На самом деле нескольким городским чиновникам можно аплодировать стоя. Целых десять лет подряд в горсовете не могли найти время и деньги, чтобы оформить техпаспорта и перерегистрировать имущество. А тут вдруг решили подсобить ликвидаторам. И деньги враз нашлись, и время.

Между тем городской совет (как, собственно, и ранее облсовет), согласно закону, приняв в свое управление «Левобережье», тут же должен был подготовить техдокументацию на находящиеся на балансе КП объекты, выделить средства и работников на составление этой документации, найти деньги на оплату пошлины, зарегистрировать право собственности в БТИ и так далее. Ждали лучших времен? «Лучшие времена» наступили для города в 2005 году, когда через исполнительную службу был продан ряд объектов, и, собственно, в 2013 году, когда с молотка в руки частникам были отданы 54 объекта коммунальной собственности. Ну не выставлять же на продажу имущество, собственником которого государство, исходя из реестров, признает, к примеру, ВРЗ или стрелочный завод? То-то и оно...

А что с долгами?

Очень вероятно, что изначально к реализации планировалась другая схема: передать самые «жирные» объекты на баланс КП «Бюро...», а «пустое» КП «Левоборежье» с кучей долгов обанкротить, «кинув» тем самым кредиторов. Но потом в головы организаторов, очевидно, пришла «светлая» мысль о более выгодном варианте — продаже объектов, и они решили идти иным путем, переложив с себя на суд и ликвидатора ответственность за не предпринятые попытки спасти городское имущество.

А кредиторов, похоже, планировали «кинуть» в любом случае. Нам известно, что и сегодня, после принудительной продажи имущества, счета КП «Левобережье»... пусты. На нем задержались буквально копейки, которые платят жители единственных объектов жилого фонда, оставшихся на балансе КП, — т. н. домов-финок. К слову, эти дома у «Левобережья» на одной из последних сессий хотели забрать (по слухам, чтобы побыстрее завершить процедуру ликвидации, продленную до сентября 2014 года), однако решение не набрало необходимого количества голосов.

Информированные источники сообщают, что часть денег, поступивших от продажи объектов на счет КП, тут же пошла на выплату вознаграждения ликвидатору, оплату услуг по охране объектов, затраты на проведение торгов и прочие накладные расходы. А вот куда делась большая часть суммы, неясно.

На нынешний день задолженность не погасили ни перед одним кредитором.

Несмотря на то, что в договорах купли-продажи четко сказано: деньги покупатель передает продавцу (ликвидатору Сарычевой) в день осуществления сделки, на счет КП они в тот же день не поступили. Игнорируя установленные законом сроки, первую часть денег перевели КП лишь в начале осени 2013 года, вторую часть — в декабре 2013 года. Почему прибыль сразу же не пошла на погашение задолженности перед кредиторами, непонятно. Как непонятно и то, по какой причине покупатель ждал целых полгода, чтобы отдать деньги за свою покупку.

Стоит предположить, что такое поспешное проведение торгов имело место по причине вступления в силу с 19 января 2014 года новой редакции закона «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом». Изменения в закон были внесены еще в августе 2013 года, и у организаторов схемы была возможность с ними ознакомиться. Требования закона стали жестче, ликвидация теперь осуществляется не такими «махновскими» методами, как это было раньше, все процедуры прописаны четче и, стало быть, оставляют небольшой зазор для маневра.

Вот и торопились, видимо, ликвидаторы...

Занижение цены

Среди проданного имущества оказались объекты социальной значимости, которые, между прочим, согласно закону, после открытия процесса ликвидации в обязательном порядке должны были быть переданы городу. Это библиотеки, почта, музыкальная школа, больница, казначейство АНД района. Продали и знаменитое помещение по проспекту «Правды», 42, где расположены управление регуляторной политики горсовета, управление юстиции, исполнительная служба АНД района, центр разрешительных процедур «Единое окно», которым так гордилась городская власть.

В общей сложности имущество было продано за 8,6 с копейками миллиона. А цены — просто пальчики оближешь. К примеру, помещение на ул. Тверской, 9 было продано по 287,29 гривны за квадратный метр! За такую же цену продали 466-метровое помещение библиотеки на ул. Богдана Хмельницкого, 2. Помещение размером 365 квадратов на ул. Каштановой, 4, находящееся в промзоне завода «Интерпайп», было продано за 495,98 гривны за метр (часть помещений этого объекта реализовали давно, присвоив им новые адреса, чтобы уйти от запрета на отчуждение). 500 квадратов на ул. Семафорной, 6 реализовали вообще за копейки — по 287 гривен за метр.

Помещение на пр. Маркса, 42 продали «баснословно дорого» — по 800 гривен за метр (видимо, из-за соседства с областной прокуратурой). И это при том, что в 2012 году стоимость недвижимости в городе была как минимум в три-пять раза больше.

Резонный вопрос: а куда смотрел совет кредиторов, мечтающий получить от КП долги? Или представителям серьезных компаний и учреждений было неведомо, что суммы оценки, определенные ФОП Санжаревским, абсолютно не совпадают с реальной рыночной стоимостью недвижимости? Достаточно полистать старый Интернет, чтобы с полной уверенностью сказать, что оценщиком при проведении оценки были использованы заведомо неправдивые данные. Что, к слову, в случае проведения экспертизы по требованию правоохранителей может стать основанием не только для лишения лицензии, но и для открытия уголовного производства.

И горсовет как представитель собственника (то есть нас с вами), и налоговая, и Пенсионный фонд, и фонды соцзащиты имели полное право, а также моральную обязанность попытаться обжаловать заниженную оценку имущества. Этого сделано не было. Почему? Вопрос не столько к совести чиновников, сколько к правоохранителям.

Привлекает внимание и крайне интересная процедура «актуализации оценки имущества», проведенная 7 мая. Спросите, что это такое? Ответа на этот вопрос нет. «Актуализация» как самостоятельный правовой документ не предусмотрена ни одним нормативно-правовым актом. А в результате мы имеем ситуацию, когда оценщик ставит свою подпись на бумаге о том, что за полгода на рынке недвижимости цены не изменились ни на копейку. И совершенно неясно, был ли ознакомлен с «актуализацией» комитет кредиторов. Предоставили им возможность провести рецензию оценки или обжаловать её?

Можно было...

Кто из чиновников дал добро комиссии на подачу заявления в суд о начале процедуры банкротства? Ведь, согласно закону «О восстановлении платежеспособности должника», в случае, если имущества должника не хватает для удовлетворения требований кредиторов, городской совет должен осуществить все возможные установленные законом действия — к примеру, погасить задолженность.

Горсовет мог уйти в процедуру санации и попытаться оздоровить КП. Можно было заключить с кредиторами мировое соглашение и установить сроки, в которые частями была бы погашена задолженность. Можно было взять под контроль финансовую деятельность «Левобережья» и, к примеру, не забирать 50% от аренды помещений в бюджет. На крайний случай можно было бы продать имущество, но по реальным ценам.

А тут мы видим сознательное доведение до банкротства, когда «Левобережье» парализовали, забрав жилой фонд, и когда деньгами КП начала распоряжаться юстиция.

Второй вопрос: кто составлял и с кем согласовывал ликвидационный баланс КП в 2012 году? Заинтересовался ли этими цифрами хоть один из депутатов горсовета, прежде чем проголосовать за них на сессии?

Чтобы попасть в процедуру банкротства и ликвидации предприятия, организаторам схемы понадобилось наличие важного обстоятельства, предусмотренного законом «О восстановлении платежеспособности» и Хозяйственным кодексом, — «недостаточности имущества» для погашения задолженности. Речь идет не о количестве или качестве этого имущества, а именно о его стоимости! Но реальная стоимость в соответствии с законом «Об оценке имущества» должна определяться только путем проведения оценки, а вовсе не взята с баланса.

Что должен делать суд в случае, если ему не предоставляют оценку имущества? Отклонить заявление о банкротстве и ликвидации предприятия в связи с недостаточностью оснований и неподтвержденностью обстоятельств! Тогда объекты продавались бы решениями горсовета, по вменяемым рыночным ценам и, соответственно, в гораздо меньшем количестве. Суд этого не сделал.

Выгодополучатели

В приведенной таблице вы видите список фирм, которые скупили по бросовым ценам городское имущество. Все они прямо или косвенно связаны как со скандалом об отчуждении 96 объектов и банкротстве ОКП «Агропроекттехбуд», так и с нынешней «реформой» ЖКХ в городе и скандалом с приватизацией земли в Днепропетровском районе, о котором писала «фрАза».

К слову, во всех этих скандалах фигурировали арбитражные управляющие Барановский и Сарычева, а также судья Бондарев. Последнего, кстати, после скандала об отчуждении 96 объектов от дел по банкротству в суде отстранили (надолго ли?), а Сарычева, по предоставленной нам областной прокуратурой информации, проходит как подозреваемая по делу о 96 объектах.

Можно предположить, что тема банкротства «Левобережья» — одно из звеньев в длинной цепи схем по дерибану коммунального городского имущества. Задаваться наивным вопросом, когда же днепропетровские «дельцы» наконец-то наедятся, смысла нет. Есть вопрос к контролирующим органам: когда тема банкротства коммунальных предприятий города и финансовая деятельность КП будет взята под контроль и организаторы подобных схем перестанут чувствовать свою безнаказанность?

Руководствуясь нормами закона «О прокуратуре», согласно которому основанием для проведения прокурорской проверки может служить сообщение о вероятном правонарушении в СМИ, мы предлагаем прокуратуре, стоящей на страже защиты имущества общины, принять нашу публикацию к сведению.

 

Что должен был сделать и чего не сделал горсовет для спасения имущества города?

1. Ликвидация КП — не единственный возможный вариант. Можно было провести процедуру санации, оздоровления предприятия. Или же под гарантии горсовета заключить мировые соглашения с кредиторами, реструктуризировав долги, что, собственно, и предписывают нормы закона о местном самоуправлении и Хозяйственного кодекса.

2. Как мы знаем, только 50% денежных средств, получаемых от аренды помещений, оставалось в распоряжении КП. Если бы оставалось 100%, за этот счет могла погашаться задолженность предприятия. Кроме того, не нужно было забирать у КП обслуживание жилого фонда, поскольку оно обеспечивало поступление средств на счет предприятия.

3. Процедуру ликвидации можно было вести не через суд, а под контролем горсовета: провести оценку имущества, определить его рыночную стоимость и погасить долги за счет продажи гораздо меньшего количества объектов. А в нашем случае из процедуры самоликвидации под контролем совета решили уйти в процедуру банкротства, проводимую одним человеком — арбитражным управляющим.

4. Кредиторы, а также собственники имущества не рассмотрели и не оспорили процедуры оценки и продажи имущества, чем нанесли материальный ущерб и себе, и городской общине.




Теги: Днепропетровск

Комментарии:

Новости партнеров

Load...



Опрос

Кто вы?